About

     Главная

     Письма читателей

    Веселая
     автобиография

    Книга - Круг судьбы

    Варианты обложки

    Книга - Лунный фавн

    Книга - На опушке
      последнего лесa

    Книга - Приключения
      Осмотрительного

    Книга Точка отсчета – 2017

    • Книга Точка отсчета – XXI
      Исходники. 1. Ресурсы

    Книга -
      Тайный зритель

    Мастер Класс

    Фотоальбом

    Стихи и рассказы

     Картины и фото

    Экранизация

    Дружественные
     сайты

    Гостевая

Интернет магазины, где можно приобрести книгу "Круг судьбы"
ozon.ru
bolero.ru
bookpost.ru


Яндекс.Метрика Rambler's Top100

Текст «Исходников» помещается на сайт в черновом варианте, «прямо с колес». Потому что, на взгляд автора, эта информация достаточно важна, чтобы узнать ее как можно раньше.

©    Марк Лотарёв, 2012

ТОЧКА ОТСЧЕТА – XXI. ИСХОДНИКИ

1. РЕСУРСЫ

Выражаю большую благодарность моей жене Ирине, общение с которой способствовало появлению многих мыслей во время работы над этой книгой

Также выражаю благодарность Михаилу Глизерину, автору книги «Интеграция. Стратегия выживания человечества», чьи конструктивные замечания помогли мне в работе над текстом


ОТ АВТОРА

Автор хочет заранее предупредить читателя. Если Вы стараетесь держаться подальше от негативной информации о нашем будущем, Вы можете смело проигнорировать эту книгу. Потому что она рассчитана только на тех читателей, которые хотят знать реальную информацию о положение наших дел на планете. А реальная информация порой оказывается не столь оптимистичной, как нам хотелось бы ожидать…

Но если у Вас хватает смелости взглянуть на реальность…

Так же, как и в предыдущей книге, всё, что здесь будет написано, основано только на личной точке зрения автора, на его личном взгляде на события, на его личном восприятии печатных материалов. На его личной интуиции и его личном здравом смысле. Это просто информация, взятая из книг и других источников, и поданная под личным углом зрения автора, а также его личные наблюдения, которые он хочет сделать доступными для других людей.

Поэтому, если у Вас будет желание проверить информацию, вы всегда можете обратиться к первоисточникам, в том числе к тем, которые будут указаны в тексте.

Автор также заранее соглашается с тем, что у Вас есть своя точка зрения и свой взгляд на мир, в котором мы живем. А также с тем, что у людей могут быть свои способы психологической подготовки к большим кризисам.

Автор всего лишь передает Вам, как умеет, ту информацию о нашем близком будущем, которую знает сам, и надеется, что Вы отнесетесь к этой книге с пониманием…

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие
Вступление
Энергоносители
Глава 1. Энергия, за счет которой живет современное человечество
Глава 2. Нефть
Глава 3. На последнем дыхании
Глава 4. Иллюзорные «альтернативы»
Подводя итоги

Вода, еда, хлам и отходы
Глава 5. Вода
Глава 6. На что же люди расходуют столь гигантские объемы воды?
Глава 7. Еда: энергия и вещество
Глава 8. Производство пищи в реальном мире
Глава 9. Генная революция: ожидания и реальность
Глава 10. Хлам
Глава 11. Отходы

Тришкин кафтан


ПРЕДИСЛОВИЕ

Цикл «Исходники» – продолжение первой книги о приближающейся к нам с каждым днем эпохе больших перемен – «Точка отсчета – 2017». В «Исходниках» будет рассмотрено то состояние, в котором находятся человечество и экосфера планеты Земля накануне глобального экологического кризиса. Основные вопросы, на которые автор попробует найти ответы, следующие:

1. В каком состоянии находится современная потребительская цивилизация Западного типа накануне эпохи больших перемен?

2. Каковы ключевые представления и способы поведения, с которыми человек цивилизованный встречает глобальный экологический кризис?

3. В каком состоянии находится сейчас экосфера планеты Земля?

«Точка отсчета – XXI. Исходники. 1. Ресурсы» – первая часть анализа той ситуации, в которой оказались сейчас экосфера планеты и ее часть – вид Homo sapiens sapiens.

Сразу хочу оговорить. Используемое в тексте традиционное разделение среды обитания на «естественную» (природную) и «искусственную» (созданные человеком города, фермы, дороги, предприятия, корабли, самолеты…) – достаточно условно. Потому что созданная человеком искусственная среда обитания тоже находится ВНУТРИ экосферы планеты Земля, является одной из ее частей и соответственно – столь же естественна, как и любая другая часть земной экосферы, появившаяся в ходе ее эволюции. Тем более что и сами люди, создающие «искусственную» среду своей жизни, являются своеобразными «временными системами обитания» множества микроорганизмов – подобно любым другим многоклеточным живым существам.

Однако такое условное разделение среды обитания на «естественную» (природную) и «искусственную» («созданную» человеком), делает анализ сложившейся на Земле ситуации более понятным, простым и наглядным, и потому – используется в тексте.

Также хочу предупредить читателя. Если у вас возникнет впечатление, что эта книга написана однобоко и «тенденциозно», Вы будете совершенно правы.

Потому что «Точка отсчета – XXI. Исходники. 1. Ресурсы» намеренно освещает ситуацию, в которой оказалось человечество, лишь с одной стороны. Со стороны мировосприятия, в рамках которого люди рассматриваются, как такие же живые существа, что и все другие. (Со своими уникальными отличиями, конечно.) Как ни удивительно, это УЖЕ установлено современной наукой – в качестве научного факта.

Впрочем, еще более удивительно, что об этом факте люди знают уже давным-давно, но умудрились о нем «как бы забыть».

Итак, «Точка отсчета – XXI. Исходники. 1. Ресурсы» написана намеренно однобоко. Потому что на «чаше весов» двух мировосприятий ее однобокость подобна песчинке, которой «противостоит» огромная гора другой однобокости. А именно – однобокости мировосприятия, свойственного современной цивилизации потребления Западного типа.

Увы, но наш привычный взгляд на место человека в системе жизни – тоже предвзят, тенденциозен и однобок. Причем, ЭТУ однобокость – поддерживает весь арсенал идеологии и средств коммуникации современного человечества.

Так каким же образом иному мировосприятию противостоять этой махине?

И, наконец, анализ многих сложных проблем в этой книге автор намеренно сводит к максимально упрощенным, «примитивным» моделям и схемам. Потому что, на взгляд автора, это сейчас единственная возможность противостоять гигантскому, нарастающему валу информации, которую обрушивает на нас современная «мелькающая» культура. Чтобы научиться ориентироваться в этой массе научных, идеологических и иных сообщений – просто необходимо найти несколько стабильных и понятных ориентиров.

Как же разглядеть их в потоке «мелькающей культуры»?

Пожалуй, остается лишь - включить здравый смысл.


ВСТУПЛЕНИЕ


Чтобы прояснить ситуацию, в которой мы сейчас оказались, на взгляд автора, нужно:

1. Выявить ключевые для жизнеобеспечения человечества источники энергии, а также способы, которыми эта энергия используется;

2. Выявить основные способы утилизации отходов, образующихся в результате жизнедеятельности современной цивилизации;

3. Проанализировать, в каком состоянии находятся эти базовые для жизни людей процессы в начале 2010-х гг., и в каком направлении они изменяются?

4. Проанализировать, какое мировосприятие и какие способы поведения свойственны современным цивилизованным людям? А также, каким образом функционирует человеческое сообщество в целом – в качестве единой системы?

5. Проанализировать, каким образом оценивают современное состояние человечества сами люди, насколько они готовы к глобальным изменениям жизненной среды на планете Земля?

Начнем с самого важного – с потока энергии и вещества, благодаря которому и существует любая сложно устроенная система.


ЭНЕРГОНОСИТЕЛИ


Что совершенно необходимо для поддержания системы современной цивилизации?

Прежде всего – чтобы в единицу времени через нее проходило нужное количество определенной энергии и определенного вещества.

Как подсказывает автору интуиция, запасы различных веществ на планете пока еще вполне достаточны для обеспечения потребностей человечества. Потому что в ходе эволюции люди научились заменять одни нужные вещества на другие посредством разработки соответствующих технологий. И таким образом решать проблемы, связанные с истощением запасов используемых веществ.

Однако осуществлять такие замены можно лишь при одном условии.

Чтобы вместо вещества «А» начать применять в хозяйстве вещество «Б», всегда необходимо проделать определенную работу. А чтобы проделать определенную работу – всегда нужно затратить определенное количество энергии. И в этом факте кроется суть проблемы.

Потому что для любого технологического перехода с использования одних веществ на другие – нужна энергия! Энергия, которая реально доступна. Здесь и сейчас. Без нее все возможности любых технологий превращаются… лишь в возможности, которые невозможно осуществить. Вот почему здравый смысл подсказывает автору: ключевыми ресурсами для жизнедеятельности современного человечества – являются ресурсы энергетические.


ГЛАВА 1. ЭНЕРГИЯ, ЗА СЧЕТ КОТОРОЙ ЖИВЕТ СОВРЕМЕННОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО


Если вы читали первую книгу из этого цикла – «Точка отсчета – 2017», то вероятно помните, что нынешнее процветание людей на планете Земля достигнуто за счет способа жизни, схожего с образом жизни животных сапрофагов.

Сапрофаги бурно размножаются, когда находят изобильный, но временный источник пищи (то есть – энергии). По мере быстрого размножения сапрофагов некогда изобильный источник пищи столь же быстро сходит на нет. В результате – в популяции сапрофагов наступает голод. То есть – нехватка жизненно необходимой энергии. И большая часть популяции вымирает.

Если временный источник энергии в экосфере планеты регулярно возобновляется, то жизнь сапрофагов приобретает циклический характер: процветание – вымирание – процветание – и так далее…

Нынешнее небывалое материальное процветание человечества также целиком основано на изобильном вначале, но временном источнике энергии. А именно – на залежах ископаемых углеводородов, которые образовались в земной коре на протяжении сотен миллионов лет в виде угля, нефти и природного газа.

Согласно современным научным представлениям, ископаемые углеводороды – это, в основном, преобразованные органические остатки растений, которые жили на Земле в прежние времена. Вероятно, этим и объясняется их столь высокая энергетическая ценность. Растения, пожалуй, самые эффективные на Земле системы по использованию первичной, солнечной энергии для поддержания своей жизни. (Причем Солнце – энергетический источник надежный и долговременный.)

Однако вернемся к людям и проследим связь между использованием ископаемых углеводородов и ростом материального благополучия цивилизованной части человечества.

Первым из ископаемых углеводородов, который люди начали добывать в массовом масштабе, стал каменный уголь. Он заменил применявшиеся ранее в качестве топлива дрова и выжигаемый из них древесный уголь, и постепенно стал основным энергоносителем в хозяйстве наиболее развитых стран.

В отличие от дров, в каменном угле солнечная энергия накоплена в более концентрированном виде.

При сжигании 1 кг абсолютно сухой древесины любой породы выделяется примерно одинаковое количество теплоты – 19 600 – 21 400 кДж/кг. Однако, как правило, древесина абсолютно сухой не бывает. В ней почти всегда содержится влага, и соответственно реальная теплоотдача древесного топлива обычно значительно ниже.

А вот удельная теплота сгорания наиболее качественного каменного угля – антрацита – составляет 25 000 – 28 000 кДж/кг.

Поэтому, по сравнению с дровами, уголь – энергоноситель намного более эффективный.

С массового использования каменного угля и началась Промышленная революция, вылившаяся в бурный рост цивилизации потребления Западного типа.

(Источники:
1. Лесная энциклопедия: В 2-х т., т.2/Гл. ред. Воробьев Г.И.; Ред. кол.: Анучин Н.А., Атрохин В.Г., Виноградов В.Н. и др. - М.: Сов. энциклопедия, 1986. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://forest.geoman.ru/forest/item/f00/s02/e0002783/index.shtml;
2. Гулбрандсен, Т. Х. Энергоэффективность и энергетический менеджмент: учебно-методическое пособие / Т. Х. Гулбрандсен, Л. П. Падалко, В. Л. Червинский. – Минск: БГАТУ, 2010)

Широкий переход промышленности на угольное топливо начался примерно 200 лет тому назад.

Первой начала активно использовать каменный уголь Великобритания. Вероятно, это первенство и обеспечило ей в XIX веке статус ведущей мировой державы. Думаю, на главной площади Лондона в то время смело можно было ставить памятник «Королю Углю».

На протяжении следующих 150 лет энергия, накопленная ранее в каменном угле, стала основой роста промышленной цивилизации.

В 1900 году доля угля в энергоснабжении человечества составляла почти 60%. К 1913 году она выросла до 80%!

В 1950 году на уголь все еще приходилось 58% от всех потребляемых людьми энергоресурсов.

(Источник: Максаковский В. П. Пути развития мировой энергетики. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://geo.1september.ru/2002/31/3.htm)

Однако к этому времени в мировом хозяйстве уже полным ходом шел процесс замены угля новым, гораздо более эффективным энергоносителем – нефтью.

И опять же страна, которая первой начала использовать имевшиеся на ее территории богатые запасы нефти, стала в итоге единственной мировой сверхдержавой. Великими США.

Так же как и уголь, нефть накапливалась в Земной коре в течение многих миллионов лет. По сравнению с углем она оказалась веществом поистине уникальным. И по своей энергетической эффективности – удельная теплота сгорания сырой нефти составляет 43 000 кДж/кг! И по возможности применять нефтепродукты во множестве технологических процессов.

С самого начала Индустриальной революции XX века доля нефти в общем энергопотреблении стремительно возрастала.

Если в 1900 году на нефть приходилось только 3% потребляемой человечеством энергии, то к 1939 году доля нефти выросла до 17,5%. Почти шестикратный рост всего лишь за 40 лет!

В 1950 году доля нефти возросла до 24%. А уже к середине 1960-х люди добывали из нефти столько же энергии, сколько из каменного угля.

К началу семидесятых нефть стала основным энергоносителем мирового хозяйства. В 1972 году доля нефти в «энергетической корзине» человечества выросла до рекордной величины – 48%. Почти половина всей потребляемой людьми энергии приходилась на нефть. За 70 лет ее вклад в энергоснабжение мирового хозяйства вырос в 16 раз!

Стоит ли удивляться, что современную индустриальную цивилизацию называют также – цивилизацией Нефтяной.

В 2007 году, накануне мирового экономического кризиса, на нефть всё еще приходилось 35,6% потребляемой людьми энергии. Причем нефть по-прежнему значительно опережала другие углеводородные энергоносители: уголь (28,6%) и природный газ (23,8%). А в энергетике ведущей мировой державы США – на протяжении последних 15 лет более 50% потребляемой энергии по-прежнему приходилось на нефтепродукты.

(Источники:
1. Гулбрандсен, Т. Х. Энергоэффективность и энергетический менеджмент: учебно-методическое пособие. – Минск: БГАТУ, 2010;
2. Википедия. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Нефть;
3. Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008;
4. GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

Сейчас, в начале 2010-х годов мы всё еще продолжаем жить в Нефтяной цивилизации. Вот почему есть смысл обратить особое внимание на один уже свершившийся факт. Доля нефти в «энергетической корзине» человечества – неуклонно снижается на протяжении последних тридцати с лишним лет.

Этот процесс начался еще в 1980-х. (Напомню, в 1972 году на нефть приходилось 48% от всех потребляемых людьми энергоресурсов.)

В 1980 году доля нефти сократилась до 44,6%. К 1990 году на нефть приходилось уже лишь 39,4% мирового энергопотребления. В 1997 году доля нефти снизилась до 38,5%, в 2002-м – до 37.9%, в 2007-м – до 35,6%.

Причем, если за первые 15 лет (с середины 70-х до 1990 года) доля нефти в «энергетической корзине» человечества сократилась на 18% (с 48% до 39,4%), то в последующие годы темпы «ухода» мирового хозяйства от нефти резко замедлились. В течение следующих 18-ти лет доля нефти уменьшилась только на 10% (с 39,4% до 35,6%).

Как подсказывает автору интуиция, связано это по всей вероятности с тем, что замена нефти другими энергоносителями, а нефтепродуктов – другими веществами, в основном произошла еще в восьмидесятых годах. После чего отказываться от использования нефти в различных технологических процессах стало намного сложнее.

Похоже, что доля нефти в энергоснабжении мирового хозяйства сейчас, в 2010-х уже приблизилась к своему необходимому минимуму. И ее дальнейшее снижение будет становиться всё более проблематичным.

(Источники:
1. Максаковский В. П. Пути развития мировой энергетики. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://geo.1september.ru/2002/31/3.htm;
2. Металлургический бюллетень. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.metalbulletin.ru/publications/3292/)

Насколько быстро сократился вклад нефти в общий рост потребления энергии человечеством за последние тридцать лет хорошо видно на диаграмме, приведенной в презентации «BP: прогноз развития мировой энергетики до 2030 г.» (Рис. 1).

Рис. 1. Вклад различных энергоносителей в мировое потребление энергии и в общий рост потребления энергии с 1850 по 2030 г. (прогноз) (Источник: BP: прогноз развития мировой энергетики до 2030 г. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.bp.com/liveassets/bp_internet/russia/bp_russia_russian/STAGING/local_assets/downloads_pdfs/s/bp_energy_outlook_2030_rus.pdf)

Обратите внимание, как постоянно сужается зеленая часть столбиков, обозначающая долю нефти, на диаграмме в правой части рисунка.

На этой же диаграмме наглядно показано как первоначальный рост доли атомной энергетики в 1970–1990 гг. в последующее двадцатилетие сошел на нет. А единственным энергоносителем, чей вклад в общий рост энергопотребления в 1990–2010 гг. существенно увеличился, стал уголь.

Возможно, многие до сих пор считают постепенное снижение доли нефти «разумной диверсификацией» наших энергетических источников. (Чем не аналог прежнего перехода от угля к нефти во времена Индустриальной революции XX века?) Но интуиция подсказывает автору: неуклонное замещение нефти природным газом и «ренессанс» угольной отрасли являются симптомами гораздо более глубоких изменений в отношениях людей с окружающей природной средой.

Потому что на рубеже XX и XXI столетий человечество впервые в своей истории начало заменять в своем хозяйстве более эффективный энергоноситель Нефть на значительно уступающий ей в качестве энергоносителя природный газ. Более того, начался даже обратный переход с нефти на каменный уголь – источник энергии, «морально устаревший» еще сотню лет тому назад, во времена Индустриальной революции начала XX века.

Почему природный газ и каменный уголь – намного менее эффективные энергоносители по сравнению с нефтью?

Для ответа на этот вопрос приведу два наиболее весомых, на мой взгляд, аргумента.

Во-первых, удельная теплоотдача газа и тем более угля существенно ниже, чем у нефти: 35 000–37 000 кДж/кг (газ) и 25 000 – 28 000 кДж/кг (уголь) – против 43 000 кДж/кг (нефть).

А во-вторых, и главное – оба эти энергоносителя намного уступают нефти в качестве удобного топлива для транспорта. Того самого транспорта, который без преувеличения стал «кровеносной системой» современного «глобального» мирового хозяйства, основанного на международном разделении труда.

95% автомобильного транспорта в мире работает на топливе, почти исключительно нефтяном!

Весь тяжелый грузовой транспорт, тяжелая сельхозтехника, морские и речные суда, вся авиация работают на горючем, которое производится именно из нефтепродуктов!

Даже используемые в качестве горючего этанол и биодизель более чем наполовину «субсидируются» нефтью. Потому что в биомассе, которую выращивают на топливо, на каждую калорию заключенной в ней энергии приходится как минимум две-три калории внешних энергоносителей, использованных в сельскохозяйственном процессе. (Как будет показано ниже, нынешнее интенсивное сельское хозяйство, увы, слишком энергоемко, чтобы быть самостоятельным «энергопроизводителем». И основным энергетическим «донором» для него – по-прежнему остается нефть.)

(Источники:
1. Гулбрандсен, Т. Х. Энергоэффективность и энергетический менеджмент: учебно-методическое пособие. – Минск: БГАТУ, 2010;
2. Митрова Татьяна Алексеевна, Начальник Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН, к.э.н. Тенденции и риски развития мировой энергетики. – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0003.php)

До 1980 года вся эволюция цивилизованного человечества (в сторону роста численности популяции и материального потребления) базировалась на замене менее эффективных источников энергии более эффективными.

Вот эта цепочка «энергетических революций»:

Древесина (19 600 – 21400 кДж/кг) → Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) → Нефть (43 000 кДж/кг).

(В скобках приведена удельная теплоотдача каждого энергоносителя.)

Логичным продолжением этой цепочки был бы вероятно переход на ядерную энергию. (При полном делении 1 кг урана-235 выделяется энергия, равная 8х10¹° кДж!) Именно этого дружно ожидали авторы научной фантастики во времена расцвета Нефтяной цивилизации в шестидесятых годах XX века.

Однако в реальности всё пошло совсем по-другому. Переход к ядерной энергетике так и не состоялся. С 2002 года доля «мирного атома» в энергоснабжении человечества расти перестала и даже несколько сократилась, составив к 2008 году всего лишь 5,6%. А вместо ядерной энергии на роль ведущих энергоносителей мирового хозяйства стали претендовать всего лишь два других ископаемых углеводорода: природный газ и старый добрый каменный уголь, добыча которого в начале XXI века вновь пошла в гору.

Причем, оба эти «новых» претендента на «энергетический трон» значительно уступают по своим качествам УЖЕ технологически освоенной нефти!

Таким образом – впервые в истории! – «вектор» смены энергетических источников человеческой цивилизации развернулся в обратную сторону. От более эффективного источника – к менее эффективному. В цепочке «энергетических революций» произошел срыв:

Древесина (19 600 – 21400 кДж/кг) → Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) → Нефть (43 000 кДж/кг) → разрыв цепочки роста качества основного энергоносителя...

…Откат к менее качественным энергоносителям:
Природный газ (35 000–37 000 кДж/кг) ←
Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) ←

Процесс этот начался еще в середине 1980-х. И набирает всё большую силу…

(Источники:
1. Гулбрандсен, Т. Х. Энергоэффективность и энергетический менеджмент: учебно-методическое пособие. – Минск: БГАТУ, 2010;
2. Леонид Григорьев, президент Института Энергетики и Финансов. О прогнозах развития мировой энергетики до 2030 года. Презентация. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://esco-ecosys.narod.ru/2011_3/art098.ppt)

Вероятно, большинство людей даже не заметили столь крутой разворот «энергетического курса». Оно и понятно. Ведь современные СМИ дружно умалчивают об этом событии, ключевом для жизнеобеспечения любой живой системы. Но что еще более удивительно – упоминания о нем мне не удалось найти даже в посвященных глобальным проблемам серьезных книгах, докладах или статьях. Выявлять разрыв, образовавшийся в цепочке «энергетических революций» человечества, увы, пришлось самому. Не странно ли для события такой значимости?

Информации о другом историческом рубеже, который люди перешли одновременно с «энергетическим разворотом», повезло больше. Она была напечатана в научных статьях и книгах, размещена в сети Интернет. Хотя, опять же, количество этой информации было ничтожным по сравнению с масштабом явления, о котором идет речь. Потому что в середине восьмидесятых нагрузка со стороны человечества на окружающую среду ни много ни мало превысила уровень самоподдержания (потенциальной емкости) Экосферы.

(По всей вероятности речь идет о способности экосферы поддерживать на планете то привычное нам состояние окружающей среды, которое благоприятно для жизни вида Homo sapiens sapiens. Сам Вакернагель – автор методики расчетов «экологического следа», на которого ссылается Деннис Медоуз, рассчитывал площадь планеты Земля, которая необходима для воспроизводства используемых человечеством ресурсов. Согласно словам Медоуза)

К 2001 году для обеспечения растущих потребностей современной цивилизации требовалось уже 1,2 земной поверхности – то есть Земля плюс 20% какой-то другой, аналогичной Земле планеты!

А к 2012 году согласно данным, приведенным Медоузом на одной из его лекций в Москве, этот показатель вырос до 1,5 поверхности Земли.

(Источники:
1. Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008;
2. Деннис Медоуз, Лекция, Москва, 2012-10-29. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://alex-farrier.livejournal.com/40315.html)

Можно ли считать случайностью, что эти два знаковых события настолько совпали по времени?

Или разворот «энергетического вектора» был своего рода сигналом обратной связи о том, что Экосфера Земли начала реагировать на дестабилизацию своего состояния, задействовав процессы, которые сохраняют ее устойчивость? Точно так же, как это вероятно уже не раз происходило на протяжении миллионов лет...

Для современного человечества «звонок» должен был прозвучать однозначно тревожно. Потому что разрушение экосистем планеты прямо связано с нашей нынешней жизнедеятельностью. И восстановительные процессы в Экосфере по всей вероятности сделают привычный для нас способ жизни далее невозможным.

Стоит ли удивляться, что люди, которые почувствовали масштаб начавшихся изменений, начали бить в набат?

Однако большинство населения предпочло пропустить их «панические сообщения» мимо ушей. Когда вокруг стоит привычный информационный шум о массе других, «столь же важных» вещей, сделать это становится очень просто.

С тех пор прошло уже четверть века. Цивилизованное человечество за окном моей комнаты продолжает жить, как ни в чем не бывало. Но исторический поворот в его энергетической эволюции, похоже, уже произошел. Увы, но современная Нефтяная цивилизация всё больше перестает быть «нефтяной». И «откат» от нефти идет совсем не в ту сторону, куда нам бы хотелось.

Возможно, теперь вы лучше понимаете, почему дальнейшее замещение нефти худшими энергоносителями будет одним из главных симптомов приближения эпохи больших перемен. А время, в течение которого мы еще сможем экономически процветать, прямо зависит от запасов этого ключевого ресурса.


ГЛАВА 2. НЕФТЬ


Так сколько же нефти люди еще могут добыть?

Найти точный ответ на этот вопрос оказалось на удивление трудно.

Почему?

Попробую пояснить.

Начну с данных, которые приводит в своей статье с красноречивым названием «Движение в сторону от эры нефти» Кристофер Флейвин:

«По всем составленным к середине 80-х гг. прогнозам (за исключением самых экстремальных), общие геологические запасы нефти оцениваются в пределах 1,6 – 2,4 трлн. баррелей. Из этой суммы 554 млрд. баррелей уже добыто, а 700 млрд. баррелей составляют достоверные запасы. Остается еще 350 – 1150 млрд. баррелей нефти, которая существует, но еще не найдена».

(Мир 80-х годов: Пер. с англ./Предисл. Г. А. Арбатова; ред. и послесл. Г. В. Сдасюк. – М.: Прогресс, 1989)

Статья эта была написана для ежегодника Института Всемирного Наблюдения («A World Watch Institute) в 1986 году. Как видите, в то время оценки различных специалистов относительно общих геологических запасов нефти расходилась в полтора раза. И это без учета «экстремальных» прогнозов. А оценки объема нефти, которая должна существовать, но еще не открыта – вообще разнились втрое!

Столь сильное расхождение в расчетах кажется тем более странным, что делали их те самые нефтяники, которые реально нашли большую часть обычной, "традиционной" нефти. Потому что более 80% черного золота в мире люди по-прежнему качают из залежей, найденных до 1973 года. А пик открытия крупнейших нефтяных месторождений пришелся еще на середину далеких шестидесятых.

(Источник: Расклад сил на мировом рынке нефти. Мир нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mirnefti.ru/index.php?id=3)

Более свежие сведения столь же туманны.

Вот, например, цитата из статьи ведущего специалиста Отдела методологии налогового учета ОАО «Лукойл», к.э.н. Натальи Валерьевны Ворониной:

«…в последнем прогнозе World Energy Outlook Международного энергетического агентства говорится о том, что уже только существующих запасов нефти при сегодняшнем уровне потребления миру уверенно хватит как минимум до 2025 г. Еще большего оптимизма придерживается один из руководителей крупнейшей в мире нефтедобывающей компании Exxon/Mobil Рене Даан, который считает, что сколько-нибудь ощутимого дефицита на мировом рынке нефти не будет еще по крайней мере 70 лет».

(Воронина Н. В. Мировой рынок нефти: тенденции развития и особенности ценообразования. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.cfin.ru/press/practical/2003-10/05.shtml?printversion)

Эти два прогноза сделаны крупными специалистами отрасли в 2001 году. Насколько они расходятся, видно невооруженным глазом. Между «как минимум до 2025 г.» и «по крайней мере на 70 лет» – разница составляет 45 лет, считая с 2000 года. Или – почти втрое!

Спустя еще десять лет ясности не прибавилось:

«Сегодня доказанные мировые запасы нефти составляют 1208,2 млрд. баррелей. За последние 25 лет этот показатель стремительно вырос, увеличившись почти на 500 млрд. баррелей. Потенциальные запасы нефти по последним данным оцениваются в 2614 млрд. баррелей».

(Расклад сил на мировом рынке нефти. Мир нефти.[Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mirnefti.ru/index.php?id=3)

Это уже оценка по состоянию на 2011 год, взятая с сайта, украшенного эмблемой компании «Роснефть». Указанные в ней потенциальные запасы в 2614 млрд. баррелей вдвое превышают величину максимальных, еще не найденных запасов нефти согласно расчетам, сделанным в 1980-е годы (1150 млрд. баррелей).

Учтем, что за последние 25 лет примерно 650 млрд. баррелей из этих 1150 млрд. люди уже добыли.

Тогда остаток на 2011 год должен составить примерно 1150 млрд. – 650 млрд. = 500 млрд. баррелей потенциально существующих запасов нефти.

2614 млрд. баррелей и 500 млрд. баррелей – есть разница?!

Более того, «потенциальные запасы» в 2614 млрд. баррелей (то есть запасы, которые ЕЩЕ ИМЕЮТСЯ) превышают все существовавшие на Земле геологические запасы нефти вообще по тем оценкам, которые давались в середине восьмидесятых! (Напомню, давались теми специалистами, которые реально нашли большую часть известных на сегодня крупных месторождений.)

Не странно ли, что современная высокоразвитая наука настолько бессильна оценить запасы ключевого для нас энергоресурса?

А если люди и в этой области знаний способны делать точные расчеты, то почему их так сложно найти?

Вот что говорит по этому поводу нефтяник Джин Лахеррир:

«Сообщения по нефтяным запасам – политический акт. Информация недостаточная, искаженная и несогласованная».

Для справки: Джин Лахеррир (Jean Laherrère) «работал для TOTAL в течение тридцати семи лет на разных ответственных должностях, затрагивающих поиски полезных ископаемых в Пустыне Сахара, Австралии, Канаде и Париже. После увольнения из TOTAL, г-н Лахеррир консультировал по всему миру относительно нефтяного и газового потенциала и производства. Он консультировал "Society of Petroleum Engineers/World Petroleum Congress" по определению нефтяных ресурсов, а также принимал участие в разработке стратегии “Perspectives Energie 2010–2020” для Commissariat Gènèral du Plan».

(Источник: Центр экономического анализа и экспертизы. Всемирное производство жидких углеводородов (Jean Laherrère). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.assessor.ru/oil/oil3.html)

Интуиция подсказывает автору, что с ним можно рискнуть согласиться. Реальные данные о запасах нефти, которую еще можно добыть, намеренно скрывают от нас.

Кто?

Вероятно, те самые люди, которые контролируют распределение этого базового ресурса.

Зачем?

Наверное, тому есть причины.

Увы, но отделять зерна от плевел нам, похоже, придется самим.

Попробуем включить здравый смысл?

1. Какая бывает нефть?

Нефть бывает разная! Вот первый и очевидный вывод, к которому приходишь, изучая аналитические материалы об этом ресурсе. И если умалчивать, о какой именно нефти идет речь, открывается широкое поле для спекуляций.

По сути, нефть можно условно разделить на две принципиально разные категории:

1. Нефть, которую можно добывать, прилагая сравнительно мало усилий. Так называемая «легкая нефть».

2. Нефть, добыча которой требует больших вложений энергии и вещества. Образно ее именуют «тяжелой». (Порой количество энергии, которую необходимо затратить для добычи «тяжелой» нефти, превосходит энергетическую ценность самого добытого энергоносителя, лишая процесс энергетического смысла.)

Так какую же нефть добывали люди во времена бурного расцвета Индустриальной, «Нефтяной» цивилизации?

Какую нефть добывают сейчас, в начале 2010-х годов?

Какую нефть придется добывать человечеству в ближайшие несколько десятилетий?

Попробуем разобраться…

2. Времена легкой нефти.

«Экономическое процветание 20-ого столетия создавалось дешевой, легко добываемой нефтью» – считает профессиональный нефтяник Колин Кампбэлл.

Для справки: «После окончания Оксфорда в 1957, доктор Кампбэлл (Dr. Colin Campbell) начал работу в нефтедобывающей промышленности как геолог поисково-разведочных работ. Он работал в Тринидаде, Колумбии, Австралии, Папуа Новая Гвинея, США, Эквадоре, Великобритания, Ирландии, и Норвегии. В настоящее время он партнер PetroPlan, является консультантом для правительств и крупных корпораций».

(Источник: Центр экономического анализа и экспертизы. Сценарий добычи нефти (Campbell). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.assessor.ru/oil/oil3.html)

И это понятно. Люди всегда в первую очередь используют наиболее доступную и наиболее качественную часть ресурса.

Нефть, ставшая главным топливом индустриализации, залегала близко к поверхности, и потому ее было легко извлекать из земли. Она находилась в крупных месторождениях, и потому себестоимость ее освоения была гораздо ниже, чем при освоении множества средних и мелких месторождений, содержащих вместе тот же объем ресурса. Наконец, прежде всего осваивались те месторождения, от которых нефть (или нефтепродукты) было удобно и дешево транспортировать к потребителям.

Насколько «энергетически легкой» была вначале нефтедобыча, иллюстрирует выдержка из статьи в Википедии:

«В середине девятнадцатого столетия, когда началась добыча нефти, на самых крупных нефтяных месторождениях добывалось пятьдесят баррелей нефти на каждый баррель, израсходованный при добыче, транспортировке и перегонке. Это отношение часто называют «энергетической отдачей инвестиций» («Energy Return on Investment»)».

(Википедия. Пик нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пик_нефти)

Вот эта – легкая – нефть и добавилась к традиционному антрациту в качестве нового, более эффективного энергоносителя. Она и обеспечила небывало быстрый рост численности человечества (в 4 раза за последние 100 лет!) и еще более стремительный рост потребления людьми вала «материальных благ».

По данным BP Statistical Review of World Energy 2012 с 1938 по 1970 год ежегодная добыча нефти удваивалась примерно каждые 10 лет!

В 1938 году нефти добыли 280 млн. т. В 1950-м – уже 549 млн. т. В 1960-м – 1 105 млн. т. А в 1970-м – 2 358 млн. тонн (рис. 2).

Рис. 2. Динамика добычи нефти в мире, млн. т. (По данным BP Statistical Review of World Energy 2012.) (Источник: Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/)

А вот как росла в это время численность человечества:
1950 г. – 2 млрд. 516 млн. человек,
1960 г. – 3 млрд. 019 млн.,
1970 г. – 3 млрд. 693 млн. человек.

Причем, годовые темпы роста численности населения стабильно возрастали: с 1,6% в 1950-м году – до 2,0% в 1965-м.

(Источники:
1. Мир 80-х годов. – М.: Прогресс, 1989;
2. Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008)

Однако даже при столь внушительном росте численности человечества в середине XX века, люди всё равно поглощали энергию намного более высокими темпами, чем успевали размножаться. В результате – с конца 1940-х до 1980 года потребление энергии на душу населения в мире удвоилось (рис. 3). За каких-нибудь тридцать лет!

Рис. 3. Среднедушевое потребление энергии в мире в 1820–2010 гг., рассчитанное путем деления мирового потребления энергии на численность населения согласно демографическим данным Ангуса Мэдисона. (Источник: Гэйл Тверберг Всемирное потребление энергии с 1820 года в диаграммах. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.energybulletin.net/stories/2012-03-16/world-energy-consumption-1820-charts)

Итогом столь стремительного «энергетического рывка» стало небывалое материальное процветание части современной цивилизации. Общество Материального Изобилия, сложившееся в наиболее развитых странах, обеспечило величайший уровень комфорта и социальной защиты десяткам (если не сотням) миллионов человек.

Под стать расцвету нефтедобычи в шестидесятых годах был и полет окрыленной людской фантазии. Научная фантастика и СМИ тех лет дружно сулили людям невероятные успехи как в близком будущем, так и в далекой космической перспективе. Сейчас это может показаться нелепым, но в середине шестидесятых люди всерьез строили планы освоения к концу XX века соседних с Землей планет. Случайно ли эта космическая эйфория охватила человечество в те самые годы, когда был достигнут пик нефтеразведки? Как знать…

Однако, начиная с 1980-х, и открытие новых запасов «легкой» нефти, и космические иллюзии разом пошли на спад.

Сейчас за окном уже 2012-й. Большую часть нефти люди по-прежнему качают из залежей, найденных до 1973 года, а до других планет всё еще не добрались. Запомним эти два факта. Возможно, они помогут нам более трезво оценить ситуацию, в которой мы сейчас оказались.

3. Начиная с середины 70-х… Парадокс Джевонса.

По состоянию на 1970 год включительно общее количество добытой человечеством нефти составило 33 млрд. т или примерно 242 млрд. баррелей.

За следующие 30 лет люди выкачали из недр Земли еще 700 млрд. баррелей нефти. Почти втрое больше, чем за всё предыдущее столетие!

(Источники:
1. Нефтегазовая промышленность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.neftegazeta.info/neftegazovaya-promyshlennost-mira-segodnya;
2. Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008)

Такой мощный рост потребления нефти тем более показателен, что происходил он одновременно с масштабными действиями по энергосбережению и снижению энергоемкости производимых товаров.

В 1975–1985 гг. относительная энергоемкость мирового ВВП уменьшалась в среднем на 0,6% в год, а между 1985-м и 2000 годами – уже на 1,7%. Следствием этого стало снижение ежегодного прироста первичного потребления энергии. С 2,2% в 1975–1985 гг. до 1,7% в период с 1985-го по 2000-й годы.

И всё же, энергии человечеству требовалось всё больше и больше. В том числе – энергии нефти! Потому что общий рост материального производства с завидным упорством опережал рост его энергетической эффективности.

В 1975–1985 гг. мировой ВВП ежегодно увеличивался в среднем на 2,8%, в то время как его энергоемкость снижалась только на 0,6%. В 1985–2000 гг. энергоемкость ежегодно уменьшалась уже на 1,7%, но выросли и темпы годового роста ВВП – до 3,5%.

(Источник: Григорьев Леонид Маркович, Президент фонда «Институт энергетики и финансов», д.э.н.; Салихов Марсель Робертович, эксперт департамента экономики фонда «Институт энергетики и финансов». Мировой экономический рост и спрос на энергию: новая модель.– Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0004.php)

Почему же экономию энергии в мировом хозяйстве неизменно сопровождает абсолютный рост энергопотребления?

Объяснение этому, странному на первый взгляд, факту дает в своем эссе «Пик нефти: жизнь после нефтяного краха» Мэтт Савинар:

«Поразительно, но все мероприятия такого рода в действительности лишь ухудшают положение. Виной тому феномен известный как «парадокс Джевонса», ввиду которого эффект от увеличения энергетической эффективности сходит на нет из-за сопутствующего роста потребления энергии.

Американская экономика — наглядный пример парадокса Джевонса в действии. С 1970-го года количество нефти, необходимой для создания каждого доллара ВВП, удалось уменьшить вдвое. Тем временем, однако, совокупный уровень потребления нефти вырос примерно на 50%, а уровень потребления угля и природного газа – на еще большую величину. Поэтому, невзирая на огромные успехи в энергосбережении, достигнутые за последние 35 лет, мы зависим от нефти сильнее, чем когда-либо. И эта тенденция вряд ли прекратится в условиях рыночной экономики, основная цель которой – сделать как можно больше денег (израсходовать как можно больше энергии).

Последнее утверждение, вероятно, покажется вам полнейшей бессмыслицей, если вы не понимаете, каким образом функционирует современная банковская и денежная система. Для иллюстрации давайте мысленно вернемся к рассмотренному выше парадоксу Джевонса на следующем примере:

Вообразим, что вы владеете компьютерным магазином, и что ваш ежемесячный счет за электроэнергию – 1000 долларов. Узнав о надвигающемся энергетическом голоде, вы решаете внести свой вклад, сэкономив столько, сколько возможно: устанавливаете энергосберегающее освещение и просите своих работников носить свитеры, чтобы минимизировать использование системы отопления. Реализовав эту политику бережливости, вы на 50% снижаете расходы на электроэнергию – до 500 долларов в месяц.

Все это, разумеется, заслуживает всяческих похвал, а ваш бизнес безусловно станет более прибыльным вследствие усилий по энергосбережению. Но вы никоим образом не помогли снизить наш всеобщий энергетический аппетит. На самом деле, вы даже поспособствовали его росту.

Здесь вы, вероятно, зададитесь вопросом: «Каким образом я могу увеличить совокупное потребление энергии, наполовину уменьшив свое собственное? Это противоречит здравому смыслу…»

Что ж, поразмыслите над тем, что вы собираетесь делать с теми лишними пятьюстами долларами в месяц, которые вы сэкономили. Если вы похожи на большинство других людей, то у вас есть два варианта:

Вариант 1: Вы реинвестируете деньги в свой бизнес. Например, потратите их на рекламу, чтобы привлечь новых покупателей и в итоге продать больше компьютеров. Как уже упоминалось, в процессе производства среднестатистического настольного компьютера ископаемое топливо расходуется в количестве, равном десятикратному весу конечного продукта. Поэтому результатом ваших личных усилий по сбережению энергии станет рост ее потребления.

Вариант 2: Вы просто вносите деньги на свой банковский счет, где на них будут начисляться проценты. Раз уж они теперь не используются для покупки или продажи чего-либо, то никак не могут и содействовать росту потребления энергии, верно?

Неверно. С каждого доллара, хранящегося на депозитах, банк выдает определенную сумму в виде займов. А клиенты банка затем расходуют полученные в кредит средства на всяческие нужды: от организации нового бизнеса или выплаты первоначальных взносов при покупке транспортных средств, до приобретения компьютеров.

Таким образом, ваши деньги, размещенные на банковском депозите, позволят банку увеличить сумму займов, большая часть из которых будет израсходована на покупку, создание и транспортировку вещей с использованием энергии ископаемого топлива.

Как правило, парадокс Джевонса — это один из тех аспектов создавшегося положения, в которых людям тяжело разобраться. Возможно, еще один пример поможет его разъяснить. Представьте нашу экономику в виде гигантской машины, работающей за счет нефти и превращающей сырье в потребительские товары, которые затем становятся мусором:

Нефть на входе →; Экономическая система → Мусор на выходе

Если устранить внутренние недостатки этой машины, снижающие эффективность, излишек энергии просто будет «реинвестирован» на входе. Машина продолжит поглощать нефть и выплевывать обратно мусор, только с еще большей скоростью, более «эффективно»».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Получается, что реально остановить рост потребления нефти можно только двумя очевидными способами:

1. Прекратить рост основанного на ней мирового хозяйства.

2. Перевести мировое хозяйство на другие энергоносители, способные нефть заменить.

Увы, но первый вариант для современной цивилизации вряд ли возможен. Во всяком случае, на добровольной основе. Потому что рост современной цивилизации как системы, по-видимому, является одним из необходимых условий ее устойчивости. Все структурные элементы этой системы, все ключевые процессы в ней – со времен Промышленной революции неуклонно «затачивались» под рост.

Этот рост был одновременно количественным и качественным, усложняющим внутреннюю организацию человечества. Основой его служил постоянно наращиваемый поток энергии и вещества, поглощаемый мировым хозяйством. Проще говоря, люди перерабатывали в единицу времени всё большее количество всё более разнообразных материальных ресурсов, затрачивая на это всё больше и больше энергии.

Чем может обернуться остановка такого процесса для системы, «заточенной» под рост, догадаться нетрудно. По всей вероятности система разрушится. Со всеми вытекающими последствиями.

Поэтому люди, конечно же, планировали второй вариант развития событий: переход в будущем на новые источники энергии, намного превосходящие нефть.

Однако реальная эволюция оказалась иной, и вместо Мирного атома на смену нефти пришли лишь уступающие ей по качеству энергоносители. В основном – уголь и газ.

Каким образом поддерживает свой энергетический рост современное человечество, хорошо иллюстрируют графики потребления энергии из различных источников на душу населения (рис. 4).

Рис. 4. Ежегодное мировое потребление энергии из основных источников на душу населения с 1820 по 2010 гг. (Источник: Гэйл Тверберг Всемирное потребление энергии с 1820 года в диаграммах. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.energybulletin.net/stories/2012-03-16/world-energy-consumption-1820-charts)

Показательно, что постоянное увеличение добычи газа (Natural Gas) не смогло компенсировать начавшееся в 1980-х гг. падение нефтедобычи (Oil) на душу населения. В мире произошло абсолютное снижение «душевого» потребления энергии. Впервые с 1940-х годов! (рис. 5). И только новый резкий рост угольной отрасли (Coal) (теперь уже не в XIX, а в XXI веке!) смог закрыть образовавшуюся брешь (рис. 4).

Рис. 5. Ежегодное потребление энергии на душу населения (на основе статистических данных BP). (Источник: Гэйл Тверберг Всемирное потребление энергии с 1820 года в диаграммах. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.energybulletin.net/stories/2012-03-16/world-energy-consumption-1820-charts)

Но может ли дальнейший рост мирового хозяйства продолжаться уже не за счет нефти, а за счет этого – менее эффективного – топлива? Каковы будут последствия такого «количественного» (а не качественного) роста для естественной природной среды? Для той единственной системы жизнеобеспечения, которая реально воспроизводит условия, благоприятные для жизни сложных многоклеточных существ на планете? (В том числе для жизни постоянно нуждающихся в земном воздухе, земной воде, земной пище и земном температурном режиме людей.) Ведь сжигание каменного угля вносит наибольший вклад в дестабилизацию привычного для нас климата, ускоряя и без того быструю деградацию природных экосистем...

Получается, что без дальнейшего роста потребления нефти современной цивилизации не обойтись. А значит, есть смысл продолжить поиск ответа на главный вопрос: так сколько же еще черного золота осталось в недрах планеты? Причем, такого, которое можно реально добыть.

Ну что ж, приступим к расчетам…

4. Открытие новых месторождений.

Сколько нефти люди выкачали из земли с 1970 по 2000 год, мы уже знаем. Примерно 700 млрд. баррелей. Плюс к тем 242 млрд. баррелей, которые были добыты за всё предыдущее время индустриализации. Итого – 942 млрд. баррелей нефти, использованных к 2001 году.

Это – пассив.

А как же обстояло в эти годы дело с «активом»? С открытием новых запасов обычной, "традиционной" нефти?

В далеких 1965–1966 гг., на которые пришелся пик открытия новых месторождений, люди находили примерно по 45 млрд. баррелей нефти в год.

Однако уже к середине семидесятых объемы ежегодно открываемой нефти упали до 30 млрд. баррелей или в полтора раза.

За следующие десять лет этот показатель уменьшился еще вдвое – до 15 млрд. баррелей.

К концу XX века – до 12 миллиардов.

Всего лишь за 35 лет (с 1966 по 2000-й годы) объем нефти, которым людям удавалось пополнять ее запасы, съежился почти вчетверо! С 45 до 12 млрд. баррелей в год.

Не менее впечатляющим было и снижение количества крупных месторождений с объемом запасов свыше 137 млн. т (свыше 1 млрд. баррелей), которые удавалось находить в течение десяти лет:

1960-е – 129
1970-е – 116
1980-е – 90
1990-е – 20.

Из двадцати крупнейших мега месторождений 18 были открыты до 1970 года, еще 2 – в 1970-х, и, начиная с восьмидесятых годов, – ни одного, ноль.

(Источники:
1. Плакиткин Ю. Прощание с нефтяной эрой? – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0002.php;
2. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. Издательство «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, Москва, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
3. Медоуз Денис. Лекция в Сколково, 2012. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.youtube.com/watch?v=Ph8uq8-PZjE)

Наглядное представление о том, как менялось соотношение между добычей нефти и открытием новых месторождений с 1930 по 2000 год, дает рисунок, приведенный в статье Т. А. Митровой «Тенденции и риски мировой энергетики» (рис. 6).

Рис. 6. «Прирост сырьевой базы и динамика мировой добычи нефти (млрд. барр.) Источник: OIES, 2005».

(Митрова Т. А. Тенденции и риски развития мировой энергетики. – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0003.php)

Как видите, с начала 1970-х зеленые и красные столбики на диаграмме уверенно «двинулись» в разных направлениях. Красные столбики, несмотря на небольшой спад в восьмидесятых, к 2000 году выросли вдвое (а в следующее десятилетие – почти до 28 млрд. баррелей!). Зеленые же напротив – круто устремились вниз.

Результатом таких изменений стал отрицательный баланс между потреблением нефти и открытием новых запасов. Начиная с 1980-х, люди использовали нефти больше, чем находили. Причем объем открываемой нефти сокращался очень высокими темпами.

Проще говоря, люди ускоренно истощали запасы своего базового ресурса, совершенно не успевая их пополнять.

Вернее, не «пополнять», конечно же, а всего лишь находить новую нефть взамен той, которая потеряна безвозвратно. Потому что для реального пополнения запасов нефти в земной коре требуются миллионы лет эволюции органического вещества в подходящих для этого условиях. Понятно, что совсем не люди занимаются этим природным процессом. А наши современные, высокоразвитые технологии… способны ли они хоть чуть-чуть пополнить нефтью опустевшие недра?

Увы, но регулярно встречающийся в информационном поле термин «пополнение» запасов нефти – не более чем еще одна иллюзия, искажающая реальность. Так не лучше ли взглянуть правде в глаза и понять, что человечество только выкачивает из земли уже готовую нефть, которая тут же исчезает со «складов» планеты. Исчезает раз и навсегда... для сотен будущих поколений.

Не напоминает ли такое поведение людей типичное поведение уже упоминавшихся автором сапрофагов? Тех самых животных, которые стремительно наращивают свою популяцию, поглощая накопленные в природе запасы ресурса. И продолжают делать это даже тогда, когда новые запасы перестают появляться, а оставшиеся – стремительно сходят на нет…

Насколько такое поведение согласуется с представлением о людях, как о «разумных» существах, сознательно «управляющих» своей жизнью на этой планете, – судите сами. А я пока возвращаюсь к нефти...

5. В наши дни.

На протяжении первого десятилетия XXI века потребность в черном золоте продолжала медленно, но упорно расти.

В 2000 году было добыто 3,618 млрд. т или 26,5 млрд. баррелей нефти.
В 2005-м – 28,7 млрд. баррелей.
В 2008-м – 29,1 миллиарда.
В 2011-м – 29,3 млрд. баррелей.

Возобновление роста нефтедобычи, по-видимому, было связано с тем, что к этому времени в основном закончился вероятный перевод технологий с нефти на ее возможные заменители (в 1980–1990-х гг.). Процесс этот по всей вероятности начался в середине 1970-х, когда цена нефти скакнула вверх во время известного «нефтяного кризиса». Однако от начала разработки новых технологий до их внедрения обычно проходит порядка 10–15 лет. Поэтому массовое внедрение нефтезаменяющих и нефтесберегающих технологий могло начаться только в середине восьмидесятых, что и привело к снижению потребления (и соответственно добычи) черного золота (рис. 2; 6), несмотря на резкое падение в те годы цен на нефть.

К началу XXI века нефть и нефтепродукты, вероятно, в основном уже заменили другими веществами везде, где это было возможно. В результате потребность в нефти и соответственно нефтедобыча снова пошли в гору, невзирая на возобновившийся рост стоимости черного золота.

Это всего лишь авторские предположения. Однако то, что в течение последних 8 лет потребность в нефти упорно держится на определенном уровне (рис. 2), несмотря на впечатляющий рост цен на это сырье (более чем в 2,5 раза!), есть факт. (От 28,83 $/баррель в 2003 г. до 54,28 $/баррель в 2005-м и 79,6 $/баррель в 2010 г.)

(Источники:
1. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
2. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
3. «РИА-аналитика». Аналитический бюллетень. Нефтегазодобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность: тенденции и прогнозы. Выпуск №1. Итоги 2010 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vid-1.rian.ru/ig/ratings/oil1.pdf)

Насколько зависит от нефти современное человечество, наглядно показал глобальный экономический кризис. В 2008 году (год начала кризиса!) люди выкачали из недр 29,1 млрд. баррелей нефти, а ежедневный спрос доходил до 86 млн. баррелей.

В разгар кризиса, в 2009-м, общая годовая добыча нефти снизилась до 28,4 млрд. баррелей, а пиковая потребность – до 85 млн. баррелей в сутки. Но уже в 2010 году нефтедобыча практически вышла на докризисный уровень (28,9 млрд. баррелей), а в 2011-м, несмотря на продолжающуюся стагнацию мировой экономики, его превзошла! Причем, ежедневный спрос доходил до 89 млн. баррелей (эквивалент потребления 32,5 млрд. баррелей нефти в год).

Как видите, даже в условиях жестокого экономического кризиса человечеству ежегодно требовалось свыше 28 млрд. баррелей нефти. Всего лишь на 1,4% меньше, чем в успешном 2007 году (28,8 млрд. баррелей). И на 7% больше, чем потребляла растущая мировая экономика каких-нибудь 9 лет назад, в последний год XX века.

Увы, но ни новейшие технологии, ни усилия по энергосбережению не смогли снизить зависимость современной цивилизации от нефти. Напротив, к 2010-м годам она еще более возросла!

(Источники:
1. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
2. «РИА-аналитика». Аналитический бюллетень. Нефтегазодобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность: тенденции и прогнозы. Выпуск №1. Итоги 2010 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vid-1.rian.ru/ig/ratings/oil1.pdf)

А что же с разведкой новых месторождений?

Вероятно, вы уже догадались: объем открываемых залежей нефти продолжал неуклонно снижаться. К 2005-му люди находили в среднем уже только по 10 млрд. баррелей в год – одну треть того объема ресурса, который поглощало за тот же срок мировое хозяйство.

(Источник: Юрий Плакиткин. Прощание с нефтяной эрой? – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0002.php)

Еще более пессимистичные данные приводит в своей книге «Нефть: ложь, тайны, махинации» французский журналист Эрик Лоран:

«В 2000 году были открыты тринадцать месторождений мощностью более 500 миллионов баррелей в день /по всей вероятности имеется в виду все-таки не день, а год – автор/ <…> против шести в 2001 году, двух в 2002-м и впервые – ни одного в 2003-м, несмотря на усиленные поиски и замечательные технологии, использовавшиеся при изысканиях и бурении».

(Лоран Эрик. Нефть: ложь, тайны, махинации / Эрик Лоран; пер. с фр. Татьяны Ждановой. М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007)

Причем, потреблять люди продолжали в основном легкую нефть – открытую еще много лет тому назад, до 1973 года! А находили взамен по большей части нефть тяжелую, залегающую, к примеру, на Арктическом шельфе или на дне Мексиканского залива.

О том, насколько доступны такие месторождения, рассказывает в своем эссе Мэтт Савинар:

«В недавно найденном корпорацией Chevron месторождении в Мексиканском заливе, названном «Джек-2», содержится, по оценкам, от 3 до 15 млрд. баррелей нефти. <…> Если быть честным, «Джек-2» – символ того, насколько отчаянными стали нефтяные гиганты в попытках возместить резкое сокращение имеющихся у них запасов. Нет причин искать нефть в 270 милях от берега и на глубине 6 миль под шельфом, если только более дешевые и легкодоступные источники не были исчерпаны». /Выделено автором/.

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Попробуйте представить себе, сколько энергии потребуется затратить на освоение такого месторождения?! (Я уж не говорю о показательном расхождении в оценке его объема – в 5 раз!!!)

Не потому ли свыше 80% нефти люди продолжают качать из залежей, найденных в середине прошлого века?

Однако запасов ресурса в этих огромных «старых» месторождениях становится всё меньше и меньше. И соответственно «легкая» нефть в них постепенно переходит в разряд «тяжелой». Потому что энергии на ее добычу в прежнем объеме теперь приходится расходовать куда больше, чем в беспечные времена нефтяного расцвета.

Приведу лишь несколько конкретных примеров:

«Важное месторождение Фортис, разрабатываемое в британской зоне Северного моря, двадцать лет назад давало 500 000 баррелей в день, а теперь 50 000. Спад производства норвежской нефти ежегодно составляет 5,5%.
<…>
Гигантское месторождение в Прадхо-Бей на Аляске, открытое в 1968 году, предположительно содержало 20 миллиардов баррелей и ежедневно давало 1,5 миллиона баррелей до конца 1989 года – того момента, когда добыча резко упала до 350 000 баррелей в день. Нефтяную зону в России, Самотлор, которая разрабатывалась в то же время, постигла та же участь, и ее производство упало с 3,5 миллиона баррелей в день до 320 000 баррелей в 1989 году, то есть оно стало в десять раз меньше.
<…>
Семь гигантских месторождений дают 90% всей саудовской нефти. Месторождение в Гаваре – «король месторождений» – самое крупное из когда-либо обнаруженных на нашей планете, оно тянется более чем на 250 километров вдоль берега Персидского залива и дает почти 60% нефти страны. Его начали разрабатывать в 1948 году, и оно уже много лет подает явные признаки иссякания. «АРАМКО», для того, чтобы поддерживать давление и облегчить выход нефти, впрыскивает морскую воду в поразительном темпе – по 7 миллионов баррелей в день. /Выделено автором/ <…> Летом 2004 года было вычислено, что она [вода] составляет 55% от «купажа»; иными словами, более половины жидкости, добытой из месторождения в Гаваре, – это вода. <…> Саудовские эксперты в «АРАМКО» <…> утверждают, что уровень впрыснутой воды составляет 33,5%, что уже является нормой.

В любом случае, производительность Гавара падает на 8% в год, и никакого другого крупного месторождения, начиная с 1987 года, открыто не было. Для того, чтобы компенсировать снижение производительности Гавара, руководители «АРАМКО» решили прибегнуть к новой технике добычи нефти – к горизонтальному бурению и к бурению en goupillon, которые на время повышают производительность, но ускоряют иссякание месторождения. «Мимолетный возврат к молодости, обманчивый лифтинг», – как говорит банкир Мэтью Симпсон».

(Лоран Эрик. Нефть: ложь, тайны, махинации М.: СТОЛИЦА-ПРИНТ, 2007)

Как вы думаете, сколько дополнительной энергии (получаемой, в том числе – из нефти!) уходит на ежедневную закачку под землю 7 миллионов баррелей морской воды? А на последующее отделение воды от нефти? А на горизонтальное бурение, требующее куда больших энергозатрат? А на то, чтобы выкачать из земли 3,5 миллиона баррелей нефти за одиннадцать дней вместо одного дня?

Некоторое представление о разнице усилий по разработке запасов обычной, «легкой» нефти и ее «тяжелых» эквивалентов дает сравнение цен, при которых нефть становится выгодно добывать (по оценке экспертов Международного энергетического агентства, приведенной в монографии О. Б. Брагинского, вышедшей в 2006 г.):

Разрабатываемые запасы – 20 $/баррель;

Нефть глубоководных месторождений – 36 $/баррель;

Нефть сверхглубоких месторождений – 40 $/баррель;

Нефть битуминозных песчаников – 40 $/баррель;

Нефть, добываемая при помощи
методов увеличения нефтеотдачи – 50 $/баррель;

Нефть арктического шельфа – 60 $/баррель;

Нефть из горючих сланцев – 70 $/баррель.

(Источник: Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Даже если предположить, что долларовая цена напрямую отражает энергозатраты на добычу черного золота, очевидно, что извлечение из недр «тяжелой» нефти требует вдвое–втрое большего количества энергии по сравнению с обычной, «традиционной» нефтедобычей.

(Вместе с тем интуиция подсказывает автору, что стоимость извлечения ресурсов потому и подсчитывают в чисто условных денежных единицах, что это дает возможность приукрасить действительные – «энергетические» затраты на такие процессы.)

Откуда же люди собираются взять всю эту дополнительную энергию, которая нужна для добычи «тяжелого» черного золота?

Из неуклонно «тяжелеющих» запасов ископаемых углеводородов, конечно! И в том числе из основного на данный момент энергетического источника человечества – уже разрабатываемой «традиционной», обычной нефти!!!

Для полноты картины приведу сведения о том, как обстоят дела в нефтяной отрасли России – страны, которая в 2009–2010 гг. удерживала мировое первенство по нефтедобыче.

На первый взгляд ситуация кажется даже оптимистичной. С 2006 по 2010 г. прирост запасов российской нефти превысил добычу примерно на 680 млн. т или на 5 млрд. баррелей.

Но если заглянуть в предыдущие годы, картина окажется совсем иной. Потому что при всех этих успехах к 2011 году у России стало на 300 млн. т или на 2,2 млрд. баррелей черного золота меньше, чем было в 2001 году.

Даже 2010 год – самый успешный для нефтяников новой России – оставляет двоякое впечатление.

С одной стороны, в 2010-м были добыты рекордные в постсоветское время 505 млн. т нефти. При этом резервы черного золота тоже выросли на рекордные 750 млн. тонн, пятый год подряд превысив объем добычи.

«Однако, как сообщил министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев, в основном открыты средние и мелкие месторождения. Всего открыто 45 месторождений углеводородного сырья (включая газ и газоконденсат)».

(Источники:
1. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
2. «РИА-аналитика». Аналитический бюллетень. Нефтегазодобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность: тенденции и прогнозы. Выпуск №1. Итоги 2010 года. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vid-1.rian.ru/ig/ratings/oil1.pdf)

Вот в этом признании о «средних и мелких месторождениях» и кроется, на взгляд автора, суть современной ситуации с нефтью.

Что же это за средние и мелкие месторождения?

Попробуем разобраться.

Данные об общем распределении российских месторождений нефти в зависимости от их объема (по состоянию на 2003 г.) приведены на сайте «РосБизнесКонсалтинг»:

«Месторождения нефти распределяются на 10 уникальных (запасы больше 300 млн. тонн), 139 крупных (30–300 млн. тонн), 219 средних (10–30 млн. тонн) и 1238 мелких (запасы менее 10 млн. тонн)».

(РосБизнесКонсалтинг. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.rbc.ru/reviews/petroleum/310504/9.shtml)

С учетом соотношения крупных, средних и мелких месторождений, их обычного объема и общего количества месторождений, открытых в 2010 году (вероятно, менее 40, если исключить месторождения газа и газоконденсата), можно предположить, как распределились в земле 750 млн. т новых запасов российской нефти. Вероятно, это примерно 3 крупных месторождения (450 млн. т), 5 средних (100 млн. т) и 27 мелких (200 млн. т). То есть по всей вероятности примерно 35 месторождений.

В середине XX века 750 млн. т черного золота (5,5 млрд. баррелей) находили в одном–двух уникальных по своему качеству месторождениях

Теперь, чтобы добыть те же самые 750 млн. т, придется осваивать порядка 35 месторождений!

Насколько больше усилий и энергии (извлекаемой из той же нефти!!!) нужно затратить, чтобы это осуществить?

Не удивительно, что на сайте «РосБизнесКонсалтинг» констатируют:

«Продолжает ухудшаться и структура разведанных запасов. Доля активных (высокопродуктивных) запасов нефти в балансе запасов большинства нефтяных компаний составляет около 45%. Намечается негативная тенденция к дальнейшему снижению этой доли из-за выработки именно активных запасов. <…>

Доля низкорентабельных запасов нефти возросла с 36% до 55%. Разведанные запасы нефти за 1997–2000 годы сократились на 613 млн. тонн, а в Западной Сибири – на 528 млн. тонн. /4,5 и 3,9 млрд. баррелей соответственно, плюс 2,2 млрд. баррелей сокращения с 2001-го по 2010 г. – автор/
<…>
Дебит нефтяных скважин за 10 лет снизился в Западной Сибири более чем в 10 раз, а по России – в 5 раз. Более 70% запасов нефти находятся в диапазоне низких дебитов скважин (от 10 до 25 тонн/сутки) и на грани «нулевой» рентабельности. Доля запасов с выработанностью более 80% превышает четверть разрабатываемых запасов… <…>

Основные приросты запасов нефти были получены в основном за счет доразведки открытых нефтяных залежей, а также перевода запасов нефти, ранее оцененных, – в разведанные. /Выделено автором/. Ввод новых производственных мощностей сократился в 2–5 раз».

(РосБизнесКонсалтинг. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.rbc.ru/reviews/petroleum/310504/9.shtml)

Итак, в 2001–2011 гг. ситуация с запасами нефти в мире продолжала ухудшаться. Люди выкачивали нефти всё больше и больше, а находили взамен – всё меньше и меньше.

Причем, наиболее интенсивно человечество продолжало добывать именно легкую нефть, найденную в прошлом столетии, неуклонно истощая ее наиболее доступные и качественные запасы. А пополняло свои резервы в основном нефтью тяжелой, для извлечения, переработки и транспортировки которой требуется намного больше энергозатрат. В том числе – затрат энергии, полученной из более рентабельной «легкой» нефти.

Круг замкнулся…

На взгляд автора, всё это в точности соответствует «стандартному» сценарию поведения системы «население – капитал», рассчитанному группой Медоуза в далеком 1972 году:

«Когда цены на ресурсы начинают расти, а их месторождения истощаться, становится необходимым использование всевозрастающих объемов капитала в ресурсных отраслях, в результате чего уменьшается доля, идущая на инвестирование и обеспечение роста в других отраслях».

(Медоуз Д. Пределы роста. – М.: МГУ. 1991).

Именно так всё и происходит. Отрасль, которая обеспечивает мировое хозяйство ключевым для него энергоресурсом, требует всё больших и больших объемов капитала. Причем, капитала «физического» – реальных затрат энергии, труда, вещества... Потому что взамен «легкой» нефти, которую прежде добывали из уникальных и доступных месторождений, открытых в 1940–70-х годах, теперь приходится добывать нефть всё более «тяжелую». С помощью сверхглубоких скважин; из глубины океана; из множества мелких залежей; применяя дорогостоящие методы увеличения нефтеотдачи опустевших месторождений; из битумных песков и нефтеносных сланцев (о которых речь еще впереди)…

Что дальше? Шельф полярных морей?..

Не потому ли, несмотря на продолжающийся рост энергопотребления (рис. 7), экономика многих стран никак не может выйти из кризиса, в целом ряде отраслей идет сокращение производства, а государства сворачивают свои социальные программы?

Рис. 7. Мировое потребления энергии в млрд. т нефтяного эквивалента (т. н. э.) (по данным BP). (Источник: Николай Подлевских, Начальник Аналитического отдела ИК “ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент”. Тенденции энергетики. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://analytics.zerich.ru/upload/iblock/cab/tend2011.pdf)

На сколько же еще лет хватит нефти, чтобы поддерживать систему современной цивилизации? Систему, одним из обязательных компонентов которой является РОСТ – желанный рост производства материальных благ и их потребления цивилизованными людьми.

Попробуем разобраться.

6. На сколько еще лет хватит нефти?

Мы уже знаем, что в XX веке люди выкачали из недр примерно 942 млрд. баррелей нефти.

Еще примерно 308 млрд. баррелей было добыто в 2001–2011 гг.

Итого, к началу 2012 года общий объем добытой нефти составил примерно 942+308 = 1250 млрд. баррелей. 1 триллион 250 миллиардов баррелей черного золота. Вот этого огромного количества нефти, причем в основном «легкой», в недрах Земли – УЖЕ НЕТ.

(Источники:
1. Нефтегазовая промышленность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.neftegazeta.info/neftegazovaya-promyshlennost-mira-segodnya;
2. Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008;
3. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
4. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/)

Возможно, вы устали от такого обилия цифр. И всё же, не являются ли они более весомыми для понимания ситуации, чем самые эмоциональные слова и призывы?

Поэтому я рискну продолжить цепочку расчетов.

Итак, сколько нефти уже добыто мы, наконец, определили. Попробуем теперь оценить, какое количество «традиционной», обычной нефти в земле еще остается? Причем такой нефти, которую можно реально добыть в ближайшие двадцать лет. (Заглядывать дальше, на мой взгляд, сейчас не имеет смысла.)

Вот основные показатели, которые мне удалось найти:

1. В статье Кристофера Флейвина «Движение в сторону от эры нефти» (напомню, статья была написана для ежегодника «State of the World» Института всемирного наблюдения, руководимого Лестером Брауном, в 1986 году) приводятся оценки общих геологических запасов нефти «в пределах 1,6–2,4 трлн. баррелей». (В данном случае термин «геологические запасы» обозначает вообще всю «традиционную», обычную нефть, которая имелась на Земле до начала индустриализации, и которую возможно добыть.)

В той же статье есть и результаты исследования, проведенного «учеными Геологической службы США в 1983 г. <…> – общие геологические запасы оцениваются в 1,7 трлн. баррелей».

(Источник: Мир 80-х годов. – М.: Прогресс, 1989)

2. В книге группы Медоуза «Пределы роста. 30 лет спустя» приводится оценка оставшихся неразведанных запасов нефти по состоянию на 2000 год – 1,8 трлн. баррелей.

Если учесть, что к тому времени более 900 млрд. баррелей нефти было уже добыто, и еще значительное количество нефти разведано (около 1 трлн. баррелей), напрашивается вывод: изначальные геологические запасы черного золота должны были составлять примерно 3,5 трлн. баррелей!

В этой же книге, но уже на другой странице, запасы нефти, разведанные и предполагаемые, оцениваются в 1 трлн. 036 млрд. баррелей. (Отношение запас/добыча – 37 лет при ежегодной добыче в 28 млрд. баррелей.)

С учетом 900 с лишним млрд. баррелей нефти, добытой к 2000 году, это дает в сумме около 2 трлн. баррелей общих геологических запасов.

Между оценками общих запасов одного и того же ресурса в 3,5 трлн. и в 2 трлн. баррелей – разница очень большая, не правда ли?

(Источник: Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008)

3. По данным, которые приводит в своей монографии «Нефтегазовый комплекс мира» О. Б. Брагинский, мировые разведанные запасы нефти по состоянию на конец 2005 г. составляли 163,6 млрд. т (1 260 млрд. баррелей).

В этой же монографии приводится также оценка журнала Oil and Gas Journal – 176,3 т (1 357,5 млрд. баррелей) на начало 2006 года.

А также расчеты экспертов Международного энергетического агентства, согласно которым:

– разрабатываемые запасы нефти в середине первого десятилетия XXI века составляли 140 млрд. т (1 026 млрд. баррелей);

– потенциальные запасы стран ОПЕК – 280 млрд. т (2 052 млрд. баррелей);

– потенциальные запасы традиционной нефти других стран – 382 млрд. т (2 800 млрд. баррелей);

– запасы глубоководных месторождений – 409 млрд. т (2 998 млрд. баррелей);

– запасы на арктическом шельфе – 436 млрд. т (3 196 млрд. баррелей);

– запасы сверхглубоких месторождений – 450 млрд. т (3 298 млрд. баррелей);

– запасы, которые можно дополнительно извлечь с помощью методов увеличения нефтеотдачи, – 491 млрд. т (3 559 млрд. баррелей);

– запасы нефти в битуминозных песчаниках – 634 млрд. т (4 647 млрд. баррелей);

– запасы нефти в горючих сланцах – 764 млрд. т (5 600 млрд. баррелей).

Нетрудно подсчитать, что в этом случае потенциальные запасы «традиционной», обычной нефти оцениваются в 4 трлн. 852 млрд. баррелей!!!

А если прибавить к этому объему 1 трлн. 026 млрд. баррелей уже разрабатываемых, «достоверных» запасов и примерно 1 трлн. баррелей уже добытой к тому времени нефти, мы получим объем изначальных геологических запасов обычной, «традиционной» нефти примерно 6 трлн. 800 млрд. баррелей!!!!!

С учетом же трудноизвлекаемых запасов обычных месторождений, а также запасов нефти на арктическом шельфе, в глубоководных и сверхглубоких залежах, общий объем изначальных геологических запасов обычной нефти возрастет почти до 20 триллионов баррелей!!!!!!!!!

Для справки: «Брагинский Олег Борисович – заведующий лабораторией Центрального экономико-математического института РАН (ЦЭМИ РАН), профессор кафедры международного нефтегазового бизнеса РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, доктор экономических наук, профессор, академик Международной академии организационных наук.

Автор 250 научных работ, в т.ч. монографий: «Мировая нефтепереработка: экологическое измерение», М.: Academia, 2002, 261 с.; «Мировая нефтехимическая промышленность», М.: Наука, 2003, 556 с; «Мировой нефтегазовый комплекс», М.: Наука, 2004, 605 с.».

(Источник: Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. Издательство «Нефть и газ» РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, Москва, 2006. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

4. Согласно Википедии, «Разведанные запасы нефти составляют (на 2004) 210 млрд. т (1540 млрд. баррелей), неразведанные — оцениваются в 52—260 млрд. т (380—1900 млрд. баррелей).

Опять же непонятно, включают ли разведанные запасы нефти ту нефть, которая уже добыта? Ведь уже добытая нефть, по идее, перестает быть «запасом»?

Если нет, получается, что общие геологические запасы нефти оцениваются как минимум в 2,8 трлн. баррелей, а как максимум – в 4,4 трлн. баррелей!!! (Примерно 1 трлн. баррелей нефти, уже добытой к 2004 году + 1 трлн. 540 млрд. баррелей разведанных запасов + 0,38–1,9 трлн. баррелей неразведанных запасов нефти.)

В той же статье в Википедии есть и другие оценки имеющейся в наличии нефти.

По состоянию на 01.03.2009 г. три крупнейших мировых аналитических центра оценивали запасы нефти в 1 трлн. 400 млрд. – 1 трлн. 480 млрд. баррелей.

А по данным BP Statistical review of world energy, общие запасы нефти по состоянию на 2011 год оценивались в 1 трлн. 383 млрд. баррелей.

С учетом того, что к 2011 году примерно 1 трлн. 220 млрд. баррелей было уже добыто, это дает изначальные геологические запасы нефти в размере примерно 2 трлн. 600 млрд. баррелей.

(Источник: Википедия. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Нефть)

5. По данным, которые приведены в статье ведущего специалиста Отдела методологии налогового учета ОАО «ЛУКОЙЛ» Н. В. Ворониной, на 1 января 2001 года достоверные геологические запасы нефти составляли 1 трлн. 320 млрд. баррелей.

Если под «достоверными геологическими запасами» имеется в виду ресурс, который еще есть в наличии, то 1 трлн. 320 млрд. + 940 млрд., добытых к 2001 году, составят в сумме примерно 2 трлн. 250 млрд. баррелей общих геологических запасов нефти.

(Источник: Воронина Н. В. Мировой рынок нефти: тенденции развития и особенности ценообразования. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.cfin.ru/press/practical/2003-10/05.shtml?printversion)

6. По данным статьи «Расклад сил на мировом рынке нефти» с сайта «Мир нефти», по состоянию на 2011 год «доказанные мировые запасы нефти составляют 1208,2 млрд. баррелей. За последние 25 лет этот показатель стремительно вырос, увеличившись почти на 500 млрд. баррелей. Потенциальные запасы нефти по последним данным оцениваются в 2614 млрд. баррелей»

Обратим внимание на этот рост запасов нефти – на 500 млрд. баррелей за последние 25 лет. Ниже мы рассмотрим этот вопрос более подробно, а пока займемся анализом приведенных в статье данных.

Что имеется в виду под термином «потенциальные запасы нефти»? Если это тот объем, который теоретически еще возможно добыть, то общие геологические запасы черного золота, имевшегося на Земле до начала индустриализации, составят: 1 трлн. 220 млрд. баррелей уже добытой нефти + 2 трлн. 614 млрд. баррелей «потенциальных запасов» = 3 трлн. 834 млрд. баррелей нефти.

Если же это та нефть, которая еще не разведана, но может быть найдена в будущем, общие геологические запасы составят еще большую величину – 5 трлн. 022 млрд. баррелей!!! (1 трлн. 220 млрд. баррелей добытой нефти + 1 трлн. 208 млрд. баррелей «доказанных запасов» + 2 трлн. 594 млрд. баррелей «потенциальных запасов».)

Кстати, вы обратили внимание на эту удивительную точность в оценке «потенциальных запасов» черного золота? Не 2 трлн. 600 млрд., а именно 2 триллиона 614 миллиардов баррелей!

(Источник: Расклад сил на мировом рынке нефти. Мир нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mirnefti.ru/index.php?id=3)

7. На сайте «РосБизнесКонсалтинг» приведены следующие данные: «На начало 2004 г. мировые запасы нефти составили 189 млрд. тонн (1385 млрд. баррелей)…»

(Источник: РосБизнесКонсалтинг. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.rbc.ru/reviews/petroleum/310504/9.shtml)

8. Профессиональные нефтяники Колин Кампбэлл и Джин Лахеррир, о которых я уже писал выше, оценивают, каждый в отдельности, общие запасы обычной нефти в 1 трлн. 800 млрд. баррелей. (Очевидно, имеются в виду геологические запасы – то количество ресурса, которое имелось в недрах до начала индустриализации, и которое возможно добыть.) По мнению доктора Кампбэлла, люди уже нашли приблизительно 90% всей нефти. А пик нефтеразведки пришелся на 1965 год.

(Источник: Центр экономического анализа и экспертизы. Сценарий добычи нефти (Campbell); Всемирное производство жидких углеводородов (Jean Laherrère). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.assessor.ru/oil/oil3.html)

Как отделить зерна от плевел в столь разноречивых оценках?

Интуиция подсказывает автору, что на основе выше приведенных данных уже можно сделать три определенных вывода:

1. Люди, которые работают «внутри» международных нефтяных корпораций и связанных с ними госструктур, и люди, которые работают за пределами этих организаций, дают разные оценки имеющихся в наличии запасов черного золота.

2. Есть существенная путаница в основных понятиях, которые фигурируют при оценке доступных резервов нефти. Возможна разная трактовка таких понятий как «достоверные», «общие» и «потенциальные» запасы.

3. Подобная путаница, а также существенные расхождения в оценке общих запасов нефти, имевшихся на Земле до начала индустриализации – от 1,7 до 3-х, 4-х, 5-ти, 7-ми и даже 20 трлн. баррелей! – выглядят, мягко говоря, странно.

На взгляд автора, столь значительный разброс в оценках можно объяснить разве что тем, что речь в них, вероятно, идет о разной нефти. В одних случаях имеются в виду запасы только обычной, «традиционной» нефти, которую «энергетически» имеет смысл извлекать с помощью существующих технологий. А в других – в эти запасы включают вообще всю нефть, имеющуюся на Земле, в том числе ту, добыча которой не имеет энергетического смысла.

Насколько такой подход может исказить представление о реально доступных запасах ресурса, иллюстрирует еще один профессиональный нефтяник L. F. Ivanhoe (Иванхо):

«L. F. Ivanhoe (Иванхо) – основатель "Центра изучения добычи нефти им. М. К. Хубберта" Штат Колорадо. Центр занимается сбором, изучением, и распространением данных по глобальным нефтяным поставкам. Г-н Иванхо – также президент Novum Corp., Ojai, California, – лицензированный геолог, геофизик, инженер и океанограф. Имеет 50-летний внутренний (США) и международный опыт в нефтяных поисково-разведочных работах с различными частными и правительственными нефтяными компаниями. Он был связан с Occidental Petroleum с 1968 до 1980, где он был старший советник всемирных оценок нефтяных бассейнов от 1974-80. Покинув Oxy, он перебрался в Санта Барбару и сформировал Novum Corp. Это консультационная фирма по международным поисково-разведочным работам в области энергии, и теперь находится в Ojai, Калифорнии. Г-н Иванхо – автор многочисленных публикаций по различным техническим предметам, включая приблизительно 50 по оценке иностранных предполагаемых бассейнов и прогнозов будущих глобальных нефтяных запасов.
<…>
Иванхо показывает различие между нефтяными резервами и ресурсами.
<…>
Рассмотрим абстрактный пример на "золоте". Мировые РЕСУРСЫ "золота" (включая находящиеся в земле и в морской воде) составляют 15,000,000 тонн, а РЕЗЕРВЫ составляют 300,000 тонн, потому что из морской воды добывать золото никто не будет (не позволит технология и финансы). Таким образом, понятно, что наличие в природе этого "золота" не увеличит его фактическое наличие в слитках. И понятие РЕСУРСЫ не более чем обман.

Далее, АКТИВНЫЕ резервы могут разрабатываться в обозримом будущем на базе существующих технологий. НЕАКТИВНЫЕ резервы существуют фактически, т.е. разведаны, но недоступны или могут быть добыты только <…> "пока еще не коммерческими методами". Учитывая это, наш результат абстрактного примера по "золоту" дает 90,000 тонн "золотого" РЕЗЕРВА. Итак, мечты о РЕСУРСАХ "золота" давали 15,000,000 тонн, а фактические, активные РЕЗЕРВЫ составили только 90,000 тонн. То же самое обстоит и с резервами по нефти».

(Центр экономического анализа и экспертизы. Разведка и добыча нефти (консультант по нефти L. F. Ivanhoe). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.assessor.ru/oil/oil3.html)

Почему же в 2000-х годах официальные источники нефтяных корпораций и СМИ стали смешивать в одну кучу столь разные по своей доступности и качеству запасы ресурса?

(Каким образом это происходило в действительности, будет показано на примере битумных песков Канады.)

Не потому ли, что обычной, «традиционной» нефти осталось уже настолько мало, что о ее реальных запасах – желательно умолчать?

Создать иллюзию нефтяного изобилия с помощью современных СМИ очень легко. Нужно лишь раз за разом публиковать данные, включающие в себя вообще всю нефть, которая есть на планете. В том числе нефть в битуминозных песках и горючих сланцах, которую прежде из «достоверных запасов» черного золота попросту исключали.

Наверное, вы уже поняли, что отделять зерна от плевел нам действительно придется самим.

Ну что ж, возьмем за основу предположение, что доказанные мировые запасы нефти по состоянию на 2011 год составляли примерно 1 трлн. 200 млрд. – 1 трлн. 400 млрд. баррелей.

Эти данные наверняка достаточно оптимистичны.

Во-первых, они взяты из источников, которые имеют связь с нефтедобывающими компаниями: сайт «Мир нефти», украшенный эмблемой компании «Роснефть» и BP Statistical review of world energy.

А во-вторых, с учетом уже добытых к 2011 году 1 трлн. 220 млрд. баррелей нефти, они дают в сумме 2,42–2,62 трлн. баррелей изначальных геологических запасов. Что соответствует самой оптимистичной оценке общих геологических запасов нефти (2,4 трлн. баррелей), сделанной в середине 1980-х годов. И намного превышает оценки Геологической службы США 1983 года (1,7 трлн. баррелей), Колина Кампбэлла и Джина Лахеррира (1,8 трлн. баррелей обычной нефти).

Итак, допустим, что мировые запасы нефти к началу 2011 года составляли 1,2–1,4 трлн. баррелей.

А теперь внимание. Цитирую информацию с сайта «РосБизнесКонсалтинг»:

«К началу 2003 г. мировые достоверные запасы нефти, по данным немецкого отраслевого объединения "Mineraloelwirtschaftsverband" ("MWV"), достигли рекордного уровня в 165 млрд. тонн по сравнению со 140 млрд. годом ранее. Причиной столь заметного их роста явилась переоценка запасов в Канаде. В условиях значительного роста цен в прошлом году и при использовании имеющихся технологий рентабельной стала разработка части ресурсов тяжелой нефти, содержащейся в битуминозных песчаниках и сланцах, что позволило увеличить оценку запасов в стране с менее 1 млрд. тонн до более чем 24 млрд.» /Выделено автором/.

(РосБизнесКонсалтинг. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.rbc.ru/reviews/petroleum/310504/9.shtml)

Таким образом, как минимум 23 млрд. т или примерно 170 млрд. баррелей – это тяжелая нефть из битуминозных песков и нефтеносных сланцев Канады, добыча которой крайне энергоемка.

Именно поэтому даже при высокой цене на нефть рентабельной стала добыча только части этих ресурсов.

Цитирую:

«…в Канаде имели место огромные инвестиции, в результате чего с 1995 по 2004 год производство нефти из нефтеносных песков удвоилось и составило 150 000 тонн в день. К 2015 году эта цифра может достичь 370 000 тонн в день... <…>

…при добыче нефти из песков используется большое количество природного газа и воды». /Выделено автором/.

(GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

Итак, эти огромные инвестиции дали возможность удвоить производство нефти, увеличив его на 75 000 тонн в день.

Много это или мало?

75 000 т это примерно 550 тысяч баррелей или 0,55 млн. баррелей нефти.

В 2004 г среднесуточное потребление нефти в мире составляло примерно 77 млн. баррелей.

Таким образом, эти огромные инвестиции увеличили суточное мировое «производство» нефти примерно на 0,7%.

К 2015 году ежедневная пиковая мировая потребность в нефти прогнозируется уже на уровне 92 млн. баррелей. (Но скорее всего она даже превзойдет эту величину, как уже случилось с прогнозом, который давался на 2010–2011 годы.) Согласно моим расчетам это соответствует среднесуточной потребности в нефти на уровне примерно 83 млн. баррелей.

Предполагается, что новые, еще более огромные инвестиции дадут возможность увеличить производство нефти из битумминозных песков на 220 000 т (1,6 млн. баррелей) к 2015 году. Увы, но это даст мировому хозяйству лишь небольшую прибавку в 2% от необходимого количества черного золота.

Информацию о том, насколько тяжелая нефть содержится в битуминозных песках, можно найти, например, в эссе Мэтта Савинара:

«В отличие от разработки привычных источников, извлечение нефти из битумных песков является крайне энергоемким и дорогостоящим процессом. Обычная природная нефть обладает коэффициентом EROEI (т.е. энергетической отдачи от затраченной энергии — прим. переводчика) приблизительно 30:1. Для битумных песков энергетическая «доходность» колеблется между 1,5 и 1. Это значит, что пришлось бы израсходовать в 20 раз больше энергии на получение из песков того же количества нефти, которое мы добываем из обычных месторождений».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Причем значительная часть этой дополнительной энергии будет получаться… из легкой нефти! Которая и будет «субсидировать» такую крайне дорогостоящую «нефтедобычу».

(Нетрудно предположить, что в основе этого проекта лежат чисто политические мотивы. Потому что эта нефть поставляется в США из Канады – сверхнадежного, находящегося под боком соседа. В отличие от нефти из других источников – хотя и намного менее энергозатратной, но подверженной превратностям судьбы.)

Ниже приведена фотография карьера, в котором добывают битуминозный песок.




(Источник: Новости в фотографиях. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://bigpicture.ru/?p=24131)

Как вы думаете, что залито в баки огромных машин, которые работают в этом гигантском карьере? И сколько обычной – «легкой» – нефти уходит на создание и эксплуатацию таких машин? Да и всей инфраструктуры, необходимой для добычи, переработки и транспортировки нефти из подобных карьеров?!!

(Я уже не говорю о том, насколько разрушительна такая «нефтедобыча» для окружающей среды. Вдобавок в условиях быстрых климатических изменений, затронувших уже всю планету.)

Забавно, но технологические оптимисты, которые кивают на огромные запасы нефти в битуминозных песках и горючих сланцах, похоже, сами того не подозревая, подтверждают свершившийся факт. Энергетически рентабельная «легкая» нефть быстро подходит к концу. Иначе, зачем бы понадобились столь огромные инвестиции в добычу столь мало рентабельной нефти со столь негативными для природы последствиями?

Так следует ли путать запасы такой нефти с запасами нефти обычной, жидкой, извлекаемой с помощью скважин из пластов традиционных месторождений?

Или логичнее было бы запасы нефти в битуминозных песках Канады из оценки запасов обычного черного золота исключить? Как это и делалось до 2004 года.

Тогда достоверные запасы составят уже не 1200–1400 млрд. баррелей, а на 170 млрд. баррелей меньше. То есть 1030–1230 млрд. баррелей обычной, «традиционной» нефти.

А теперь рассмотрим еще один странный момент в истории «стремительного роста» доказанных запасов нефти «за последние 25 лет».

Дело в том, что, начиная с 1982 года «достоверные» запасы нефти то в одной, то в другой отдельно взятой стране, входящей в ОПЕК, вдруг практически мгновенно вырастали на очень значительную величину.

Первой ласточкой в этом процессе стал Ирак. В 1982 году его доказанные запасы вдруг увеличились почти на 85% по сравнению с 1981 годом: с 32 до 59 млрд. баррелей!

Это никак не было связано с открытием новых уникальных залежей нефти или появлением каких-либо новых технологий, которые позволили бы чуть ли не вдвое увеличить извлекаемость нефти из месторождений. В других странах – членах ОПЕК – никакого экстраординарного роста запасов нефти в этот период не произошло. В соседнем Иране, например, запасы нефти в 1981 году составляли 57 млрд. баррелей, а в 1982 году – 56,1 млрд., в Саудовской Аравии – соответственно 167,9 и 165,5 млрд., в ОАЭ – 32,2 и 32,4 млрд. баррелей нефти.

Из стран ОПЕК существенный прирост запасов нефти в 1982 году по отношению к 1981 году был только в Венесуэле: с 19,9 до 24,9 млрд. баррелей – на 25%! Это тоже был очень большой прирост, но все же не 85% грандиозного роста запасов нефти в Ираке.

Дальше события развивались подобно цепной реакции.

В 1984 году резко выросли запасы нефти в Кувейте – с 67 до 92,7 млрд. баррелей – на 38%.

В 1985 году – вновь в Венесуэле, и на этот раз – почти вдвое! С 28 до 54,5 млрд. баррелей нефти! (Общий рост «достоверных» резервов Венесуэлы всего лишь за четыре года – с 1982 по 1985-й – составил 274%!!!)

В 1986 году настал черед Ирана и ОАЭ. Запасы Ирана по сравнению с 1985 годом скакнули сразу на 57% – с 59 до 92,9 млрд. баррелей нефти. А запасы ОАЭ – почти втрое!!! С 33 до 97,2 млрд. баррелей.

В 1987 году повторно увеличил свои запасы нефти Ирак, на этот раз «всего лишь» на 39% – с 72 до 100 млрд. баррелей. (При этом, однако, общий рост «достоверных» запасов иракского черного золота с 1982 по 1987 г. составил величину еще более огромную, чем в Венесуэле, – на 312%!!! С 32 до 100 млрд. баррелей нефти!!!)

И, наконец, в 1988 году настал черед Саудовской Аравии, запасы которой вдруг резко возросли со 169,9 до 255 млрд. баррелей. Сразу в полтора раза и на огромную величину в 85,1 млрд. баррелей нефти!

Причем, подобно первому прецеденту, всякий раз, когда в одном или двух государствах ОПЕК вдруг резко «возрастали» «доказанные» нефтяные запасы, в других государствах никакого экстраординарного роста запасов не происходило. Как минимум до следующего года они оставались на прежнем, обычном уровне.

(Источник: Википедия. Запасы нефти. Объявленные запасы ОПЕК (миллиарды баррелей). BP Statistical Review – June 2008. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Запасы_нефти)

По удивительному совпадению событий именно в те годы достигла своего апогея Холодная война Соединенных Штатов Америки против Советского Союза, закончившаяся крахом социалистической системы.

То, что к началу восьмидесятых экономика СССР во многом держалась на нефтедолларах, ни для кого не являлось секретом. Поэтому чем дороже стоила нефть на мировом рынке, тем мощнее становился Советский Союз. И – наоборот…

С учетом вышеназванных обстоятельств, остается только сопоставить внезапный «прирост» «доказанных» запасов нефти в странах ОПЕК с изменением мировой цены на черное золото с 1982 по 1988 год.

В 1981 году, накануне последующих событий, мировая цена нефти составляла 36,67 $ за баррель.

В 1982 году внезапно резко «возросли» запасы нефти в Ираке. И мировая цена черного золота в 1983 г. спустилась до 30,40 $/баррель.

В 1984 году на 38% «увеличились» нефтяные резервы Кувейта. И в 1985 году черное золото стоило уже 28,00 $/баррель.

А после того, как в 1985 г. вдвое «возросли» запасы нефти Венесуэлы и на следующий год столь же впечатляюще – Ирана и ОАЭ, – стоимость нефти на мировом рынке упала в 1986 году до 15,10 $/баррель.

За пять лет черное золото в мире подешевело более чем вдвое! Причем, такая его цена резко снижала рентабельность более дорогостоящей советской нефти, оставляя вполне рентабельной крайне «легкую» нефть арабских стран Ближнего Востока.

Читатели постарше, возможно, помнят, как всё это отразилось в середине восьмидесятых на экономике СССР.

В 1887 году мировая цена на нефть несколько возросла – до 19,20 $/баррель. Однако очередной впечатляющий «рост» резервов – на этот раз самой «нефтеносной» страны мира Саудовской Аравии в 1988 г. – вновь опустил стоимость черного золота до 15,97 $/баррель.

Решающий удар был нанесен. Начиная с 1989 года, нефтедобыча в СССР резко пошла на спад (достигнув своего пика в 1987–1988 гг.). На территории России, например, дававшей свыше 90% советской нефти, добыча упала с 569 млн. т в 1988 г. до 462 млн. т в 1991-м. За три года – на 19%! Даже начавшийся в 1989 году новый рост мировых цен на черное золото уже не мог ничего изменить. Смертельно пораженный Советский Союз перестал существовать.

(Источники:
1. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
2. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/)

Вот что пишет о связи внезапного «увеличения» запасов нефти в странах ОПЕК с развалом СССР Мэтт Савинар:

«Каким образом возможен столь большой прирост резервов без нахождения соответствующих новых месторождений? Есть довольно впечатляющий ответ, который увязан с поразительно простой стратегией разрушения Советского Союза, примененной администрацией Рейгана: понижением цен на нефть. <…>

Хотя стратегия Рейгана была настолько же проста, насколько и эффективна, она содержала в себе одну ловушку: Количество нефти, которое страны ОПЕК, такие как Саудовская Аравия, могли добывать, было привязано к объему подтвержденных запасов, который они публиковали (по сравнению с показателями других стран). Саудовская Аравия могла продолжать наводнение рынка в поддержку рейгановской стратегии только одним способом: кардинально увеличив оценку своих запасов. (Если бы этого не было сделано, администрация Рейгана отозвала бы войска, защищавшие саудовскую королевскую семью.)

Чтобы остаться конкурентоспособными по правилам пропорционального экспорта, действующим в ОПЕК, другие страны также прибегли к подобным «припискам», увеличив свои показатели. Таким образом, по большей части (если не полностью) так называемое «наращивание резервов» на Ближнем Востоке существует лишь на бумаге, а не в недрах Земли».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Единственная оговорка, которую можно сделать: процесс этот начался не с Саудовской Аравии, а с Ирака, Кувейта, Венесуэлы, Ирана и ОАЭ. А Саудовская Аравия с ее самыми большими в мире резервами нефти, скорее, нанесла последний удар, окончательно сваливший Советский Союз.

К аналогичным выводам приходит в своем анализе причин распада СССР и Н. В. Стариков в своей книге «Шерше ля нефть».

(Стариков Н. В. Шерше ля нефть. Почему наш Стабилизационный Фонд находится ТАМ? – СПб.: Питер, 2010)

В дальнейшем скачки роста запасов нефти в отдельно взятых странах происходили еще трижды. В Нигерии в 1999 году, в Ливии в 2000 году и снова в Иране – в 2002-м. (Правда, уже в куда более скромных масштабах, в среднем на 30%.)

И вновь имела место определенная синхронность. Резкий рост запасов нефти в этих странах произошел с интервалом в 1–2 года. А из политических событий на это же время пришлись захват Ираком Кувейта, ответная военная операция США «Буря в пустыне» и атака террористов на башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке.

Однако вернемся к далеким восьмидесятым.

Понятно, что, официально объявив один раз о внушительном увеличении своих нефтяных резервов, страны ОПЕК в дальнейшем были вынуждены придерживаться этих новых данных, сколь бы сомнительными они ни казались. По политическим, экономическим и прочим – столь человеческим – мотивам.

Вот только реальное количество черного золота в недрах Земли от мотивов людей ну никак не зависит. Поэтому нет ничего удивительного, что профессор О. Б. Брагинский в своей монографии «Нефтегазовый комплекс мира» пишет: «реальные запасы на Ближнем Востоке и в Венесуэле могут быть значительно ниже объявленных». А внезапный прирост нефтяных резервов этих стран обозначает как «необоснованное увеличение запасов» в рамках развернувшейся в восьмидесятые годы между странами ОПЕК «войны квот».

(Источник: Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Так есть ли смысл учитывать в оценке имеющихся реальных запасов нефти столь сомнительное «политическое» наследие нефтяной статистики? Или куда логичнее это наследие из оценки достоверных резервов обычной, «традиционной» нефти все-таки исключить?

В общей сложности сомнительный «политэкономический» прирост резервов в странах ОПЕК, Нигерии и Ливии составил огромную величину – примерно 300–330 млрд. баррелей! Почти вдвое больше, чем за счет включения в достоверные запасы нефти битуминозных песков Канады. И в сумме с последними – как раз те самые 500 миллиардов баррелей стремительного «роста» «доказанных» нефтяных запасов за последние 25 лет.

Что же остается, если исключить из реальных запасов «традиционной» нефти весь этот сомнительный «рост»? («Тяжелую» нефть в битуминозных песках Канады плюс «политический прирост» резервов в странах ОПЕК.)

Подсчитать совсем нетрудно:

1200–1400 млрд. баррелей – 500 млрд. баррелей = 700–900 млрд. баррелей доказанных запасов «традиционной», обычной нефти по состоянию на 2011 год.

А теперь внимание! Если вот к этой итоговой величине прибавить 1 трлн. 220 млрд. баррелей обычной нефти, которая УЖЕ была выкачана из недр к 2011 году, мы получим общие изначальные геологические запасы «традиционной» нефти на уровне 1,9–2,2 трлн. баррелей. То есть величину, близкую к оценке:

– Геологической службы США, данной в 1983 году (1,7 трлн. баррелей),

– профессиональных нефтяников Колина Кампбэлла и Джина Лахеррира (1,8 трлн. баррелей),

– а также к данным, которые привел в своей обзорной статье для ежегодника Института всемирного наблюдения в 1986-м году Кристофер Флейвин (1,6–2,4 трлн. баррелей нефти).

(Источники приведены выше.)

Вот еще несколько аргументов в пользу полученной нами величины достоверных резервов обычной нефти в 700–900 млрд. баррелей по состоянию на 2011 год:

1. Как я уже говорил, в 1980-х годах запасы черного золота оценивали те самые профессионалы, которые и открыли все основные залежи «традиционной» нефти. Те самые месторождения, из которых до сих пор добывают более 80% этого уникального энергоресурса.

2. В первой половине восьмидесятых обеспечивать мировое хозяйство нефтью было куда легче, чем сейчас, в начале XXI века. Соответственно меньше была и потребность «делать хорошую мину при плохой игре». Во всяком случае тогда никому и в голову бы не пришло добавлять к достоверным запасам ту нефть, которая находится в битумных песках Канады или в нефтеносных сланцах.

3. Как вы помните, в начале этой цепочки расчетов я взял за исходную величину данные, которые приводят сами поставщики черного золота на мировой рынок. А нефтяные корпорации имеют склонность преувеличивать объемы имеющихся у них резервов. Потому что наличные запасы нефти определяют в том числе «вес» компании на рынке – ее «капитализацию». А также внимание к ней со стороны нужных людей, возможность получать инвестиции, кредиты и иные привилегии, возможность влиять на государственную политику и многое-многое другое. (Я уже приводил выше высказывание Джина Лахеррира о том, что сообщения по нефтяным запасам ближе к политическим актам, чем к точной оценке специалистов.)

С учетом всего этого оценку изначальных геологических запасов обычной нефти в 1,9–2,2 трлн. баррелей можно считать достаточно оптимистичной.

Так вот, к началу 2012 года люди безвозвратно уменьшили эти геологические запасы на огромную величину в 1 трлн. 250 млрд. баррелей!

Иными словами, с высокой степенью вероятности можно предположить, что люди УЖЕ израсходовали от 57% до 66% процентов имевшейся в недрах Земли «традиционной» нефти!!!

Той самой обычной нефти, которую «энергетически» целесообразно добывать с помощью существующих технологий.

Той самой нефти, на которой держится вся система современного мирового хозяйства.

Причем в недрах Земли БОЛЬШЕ НЕТ как раз той части имевшихся когда-то запасов черного золота, которая была наиболее качественной и наиболее «легкой» для разработки.

А нефть, которая в недрах еще осталась, с каждым годом становится всё более трудноизвлекаемой и труднодоступной. Ее теперь приходится добывать с глубины в 6 миль под дном океана в 270 милях от берега. Чтобы обеспечить нужное для ее выхода давление, в пласты приходится закачивать огромные массы воды. Уже начато освоение залежей в таком «доступном» месте, как Северный Ледовитый океан. А в перспективе – всерьез рассматривается Антарктида…

Но и этой – «тяжелой» обычной нефти – осталось значительно меньше, чем УЖЕ поглощено человеком. По всей вероятности лишь 700–900 млрд. баррелей из некогда имевшихся двух триллионов.

А теперь представьте себе, что рост мировой экономики будет по-прежнему продолжаться. И в результате потребность современной цивилизации в нефти еще более возрастет...

Для иллюстрации приведу лишь несколько официальных оценок спроса на черное золото в ближайшие двадцать лет:

1. «Практически все эксперты в то время /1997 г. – автор/ предсказывали рост мирового спроса на нефть до 3500 млн. т в 2000 г., 3800 млн. т в 2005 г. (что оправдалось), до 4300 млн. т в 2010 г., и 5 млн. т в 2020 г.»

(Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Вероятно, именно такое количество нефти оценивалось как необходимое для дальнейшего роста мировой экономики.

В реальности в 2010 г. было добыто лишь около 4 000 млн. т черного золота – на 7% меньше, чем прогнозировавшийся спрос на этот ресурс, предсказанный в конце 1990-х «практически всеми экспертами».

Не этим ли фактом объясняется стагнация мирового хозяйства, продолжающаяся четыре последних года?

2. Согласно прогнозу мирового потребления нефти, сделанному специалистами департамента информации Министерства энергетики США в 2002 г. на период до 2020 г., объем потребления должен был составить:

в 2005 г. – 4265 млн. т;
в 2010-м – 4800 млн. т;
в 2015-м – 5315 млн. т;
в 2020-м – 5930 млн. т (43,5 млрд. баррелей).

В реальности в 2005 году было добыто 3916 млн. т, а в 2010-м – 3946 млн. т нефти. Соответственно на 349 млн. т (или на 8%) и на 854 млн. т (на 18%!!!) меньше, чем прогнозировалось специалистами Министерства энергетики США всего лишь за три года до 2005-го и за восемь лет до 2010 года.

3. «В 2004 г. были опубликованы результаты прогнозов спроса на нефть, выполненных специалистами Департамента по энергетике Правительства США и экспертами ОПЕК».

Согласно этим оценкам, спрос на нефть в мире должен был составить:

в 2010 г. – 4,45 млрд. т (ОПЕК) или 4,58 млрд. т (США),
в 2015 г. – 4,86 млрд. т (ОПЕК) или 5,04 млрд. т (США),
в 2020 г. – 5,30 млрд. т (ОПЕК) или 5,52 млрд. т (США),
в 2025 г. – 5,33 млрд. т (ОПЕК) или 6,05 млрд. т (США).

В пересчете на баррели ежегодная потребность в нефти оценивалась на уровне 38,85–40,47 млрд. баррелей к 2020 году и 39,07–44,35 млрд. баррелей – к 2025-му.

Как видите, этот прогноз уже куда более сдержан, чем предыдущий, хотя всё равно впечатляет.

Увы, реальность – всего лишь через шесть лет! – вновь оказалась далека от прогноза. В 2010-м году было добыто на 0,5 млрд. т (на 11%!) нефти меньше, чем прогнозировали в 2004-м эксперты ОПЕК, и на 0,63 млрд. т (на 14%!!!) меньше, чем прогнозировал Департамент по энергетике Правительства США.

4. «В 2005 г. специалистами Министерства энергетики США прогноз потребления нефти в мире в 2020 г. сохранен на уровне 5,5 млрд. т, а для 2025 года снижен до 5,95 млрд. т. Мировое энергетическое агентство (МЭА) дало такие прогнозы спроса на нефть в мире: 2020 г. – 5,25 млрд. т, 2025 г. – 5,75 млрд. т».

5. Согласно более свежему прогнозу ОПЕК, пиковая потребность в нефти к 2030 году должна увеличиться до 105,6 млн. баррелей в сутки. /По расчетам автора, ежегодное потребление нефти при таком спросе должно быть на уровне 34,7 млрд. баррелей./

Таким образом, всего лишь за лет пять лет (с 2004 по 2009 гг.) эксперты ОПЕК существенно изменили свой прогноз роста мировой потребности в нефти. С 5,30–5,33 млрд. т к 2020–2025 гг. – до примерно 4,73 млрд. т к более далекому 2030-му.

((Источники:
1. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
2. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
3. Игорь Прокофьев, заместитель директора Российского института стратегических исследований. ОПЕК о мировой энергетике 2030 года. – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/doc_20_64_3356.html)

Попробуем представить себе, что эти прогнозы могли бы воплотиться в реальность.

В таком случае, согласно смелой оценке Департамента по энергетике Правительства США 2004 года, весь остаток технологически доступной обычной нефти (700–900 млрд. баррелей) полностью закончился бы в течение ближайших 19–23 лет. То есть к 2030–2034 году. Причем для того, чтобы это осуществить, людям нужно было бы выкачать из недр вообще всю технологически доступную нефть. Целиком!

По прогнозам, сделанным в том же 2004 году экспертами ОПЕК, черного золота хватило бы на срок несколько больший. На 20–25 лет. Но всё равно вся «традиционная» нефть закончилась бы к 2031–2036 году. Опять же, если бы люди умудрились выкачать ее всю до последнего барреля.

Даже по самому скромному из прогнозов, сделанному ОПЕК в глубоко кризисном 2009 году, вся доступная обычная нефть будет добыта в течение 22–28 лет. То есть к 2033–2039 году.

Чтобы проиллюстрировать, насколько быстро человечество поглощает сейчас нефть, приведу пример с запасами широко известной Каспийской нефти.

«Разведанные и доказанные запасы нефти в регионе Каспия оцениваются в размере 2,1– 4,4 млрд. т».

(Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Не будем заострять внимание на очередном показательном расхождении в оценках имеющихся резервов – более чем вдвое. Просто подсчитаем: на какое время хватит мировому хозяйству всех разведанных запасов нефтеносного Каспия?

Разделим ежегодную мировую потребность в черном золоте – 4 млрд. т по состоянию на 2012 год – на 2,1–4,4 млрд. т каспийских ресурсов.

Итог будет довольно красноречив. Даже при сохранении спроса на уже существующем, нынешнем уровне, всех разведанных запасов Каспийского региона мировой экономике хватит лишь на 6–13 месяцев. И всё.

Увы, но в реальности дефицит ключевых ресурсов обычно возникает прежде, чем их запасы полностью подойдут к концу. А значит, с нехваткой нефти современной цивилизация придется столкнуться раньше 2033–2039 года.

Когда?

Попробуем разобраться…


ГЛАВА 3. НА ПОСЛЕДНЕМ ДЫХАНИИ…


1. Что такое «Пик нефти»?

«Пик нефти — максимальное мировое производство нефти, которое было или будет достигнуто. <…> Так как нефть является невозобновляемым ресурсом, неизбежно, что когда-нибудь общемировая добыча достигнет пика».

(Википедия. Пик нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пик_нефти)

Собственно, это относится не только к нефти, но к любому конечному ресурсу, который добывают быстрее, чем он успевает возобновляться.

«Еще в 1950-х годах американский геофизик Кинг Хабберт создал математическую модель, которая описывает соотношение между количеством добываемой нефти и временем эксплуатации «для нефтяного поля, нескольких нефтяных полей, или всего региона. <…>

График темпа добычи для отдельного нефтяного поля имеет форму колокола: сначала постепенный стабильный рост добычи, затем быстрый рост; за этим следует плато (пик); и, наконец, крутой спад.

Когда находят залежи нефти, добыча вначале невелика, поскольку требуемая инфраструктура ещё не построена. По мере бурения скважин и установки более эффективного оборудования добыча возрастает. В какой-то момент достигается пик выхода, который невозможно превзойти даже улучшенной технологией или дополнительным бурением. После пика добыча нефти медленно, но неуклонно спадает. После пика, но до того, как нефтяное поле полностью исчерпано, достигается другой важный этап, когда на добычу, транспортировку и обработку барреля нефти расходуется больше энергии, чем количество энергии, содержащееся в этом барреле».

(Википедия. Пик нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пик_нефти)

Пример графика, иллюстрирующего «Пик нефти», приведен на рис. 8.

Рис. 8. Мировая нефтедобыча в 1900-2080 гг. (Источник: http://www.lifeaftertheoilcrash.net/PeakGraph.jpg)

(Источник: Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Судя по данному графику, резкий спад нефтедобычи начинается, когда в месторождениях остается примерно треть от первоначально имевшегося объема ресурса. Хотя сам Хабберт полагал, что добыча начинает падать после извлечения из недр половины общего объема запасов (рис. 9).

Рис. 9. Предельное производство сырой нефти при первоначальных резервах в 1250 миллиардов баррелей.

(Источники:
1. Триас. OIL&GAS JOURNAL. Брайан Таулер. Не по Хабберту. Пик мировой добычи нефти все еще впереди. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.ogj.ru/articles/2012/03/212;
2. Nuclear Energy and the Fossil Fuels by M. King Hubbert. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.energybulletin.net/stories/2006-03-08/nuclear-energy-and-fossil-fuels)

С тем, что в мировой добыче нефти рано или поздно наступит пик, после которого последует спад, согласны практически все специалисты. Единственный вопрос, по поводу которого идут споры: когда именно это событие произойдет?

Поэтому вышеприведенную информацию о «Пике нефти» вы легко можете проверить по другим источникам, более солидным, чем «Википедия» или эссе Мэтта Савинара.

Согласно расчетам одних специалистов, таких, как сам Кинг Хабберт или уже упоминавшийся доктор Колин Кампбэлл, пик мировой нефтедобычи уже должен был наступить между 2000 и 2010 гг.

(В свое время Кинг Хабберт точно предсказал, когда наступит «Пик нефти» в добыче на территории США. В полном соответствии с его расчетами это действительно случилось в 1970 году.

Если его предположение о том, что «Пик нефти» достигается, когда из недр извлечена примерно половина изначально доступных запасов нефти, верно, то согласно приведенным выше расчетам максимум добычи обычной, «традиционной» нефти должен был быть достигнут примерно в 2006–2007 гг. При достаточно оптимистичной оценке изначальных доступных запасов обычной нефти в 2,2 трлн. баррелей.)

Британский Совет по энергетическим исследованиям предсказывает наступления «Пика нефти» в 2020-е годы, Международное энергетическое агентство — в 2030 году.

Олег Борисович Брагинский приводит в своей монографии «Нефтегазовый комплекс мира» в том числе следующие данные:

«Кроме этого были выполнены расчеты мирового пика добычи нефти исследовательской организацией Petroleum science group (г. Упсала, Швеция), лондонским исследовательским центром Oil Depletion Analyses Center, главным специалистом по разведке компании Total Ж. Лаэрре (G. Laherrere) и рядом других исследовательских организаций и отдельных исследователей. Если обобщить результаты исследователей наступления пика добычи нефти, то можно отметить, что согласно их предсказаниям пик добычи традиционной нефти наступит уже в конце текущего десятилетия /к 2010 году – автор/, а если учесть вовлечение в переработку нетрадиционных нефтей – в конце второго десятилетия XXI века».

/Ж. Лаэрре (G. Laherrere) – в другом переводе уже упоминавшийся ранее Джин Лахеррир – автор/

Но даже если допустить, что максимум добычи нефти достигается, когда из недр извлекают 2/3 изначально доступных запасов ресурса, все равно пик добычи обычной, «традиционной» нефти должен прийтись на 2016–2017 гг. (При оценке изначальных доступных запасов обычной нефти в 2,1–2,2 трлн. баррелей.) Как видите, даже при таком – очень оптимистичном! – допущении «отсрочка» составляет всего лишь 10 лет.

(Источники:
1. Википедия. Пик нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пик_нефти
2. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
3. Nuclear Energy and the Fossil Fuels by M. King Hubbert. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.energybulletin.net/stories/2006-03-08/nuclear-energy-and-fossil-fuels)

Словом, точно так же, как и с оценкой имеющихся на Земле запасов черного золота, налицо существенные расхождения в расчетах.

А значит, разбираться в этом вопросе – нам тоже придется самим.

2. Анализ соотношения между добычей нефти и открытием новых запасов.

Из предыдущей главы Вы уже знаете, что, начиная с 1980-х годов, объем нефти, которую потребляет человечество, постоянно превышает объем новых, открываемых месторождений. Причем, разрыв между добычей черного золота и «пополнением» его запасов постоянно растет.

Как долго в условиях такого – отрицательного – баланса люди смогут наращивать потребление нефти?

Вот данные из аналитической статьи академика Академии горных наук, профессора, д.э.н. Юрия Плакиткина «Прощание с нефтяной эрой?»:

«Анализ среднегодовых темпов прироста добычи нефти за 75 лет позволяет сделать вывод об их системном снижении. Так, если в 1930–1960 гг. они составляли 5%, то в 1960–1990 гг. – 3%, а в 1990–2005 гг. – в среднем 1%.

За каждый 30-летний период среднегодовые темпы прироста добычи падают на 2–3%. Такая тенденция в принципе закономерна. Она отражает экономический закон «ухудшающегося естественного плодородия».

В 2020–2025 гг. произойдут качественные изменения в мировой добыче нефти: темпы прироста из положительных перерастут в отрицательные.
<…>
Объемы добычи в ближайшей перспективе достигнут своего пика, после чего будет происходить системное падение. Даже значительное увеличение годовых объемов открываемой нефти не изменит тенденции предстоящего падения добычи, которое начнется в 2015–2020 гг.

Как показывают расчеты (рис. 7), с 2020 г. наиболее вероятный спрос будет опережать возможное предложение мировой нефти. К 2030 г. этот разрыв может составить около 16 млрд. барр./год, или примерно 2,2 млрд. т /год. Он достаточно существенен и означает, что через 25 лет в мире возникнет дефицит нефти в объемах, равных примерно пяти годовым объемам добычи России.

Нефть больше не сможет покрывать все увеличивающуюся мировую потребность в энергии, а следовательно, можно констатировать окончание ее эры. В 20-х годах удельный вес нефтяных ресурсов в общем потреблении сравняется с удельным весом газовых ресурсов <…>.

Результаты проведенных по нескольким направлениям исследований указывают фактически на один и тот же интервал окончания роста потребления нефти – период 2015–2020 гг. Именно тогда произойдет смена очередного энергетического уклада в мировой энергетике».

(Юрий Плакиткин. Прощание с нефтяной эрой? – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0002.php)

Обратите внимание, насколько колоссальный дефицит нефти теоретически должен наблюдаться уже всего лишь через 18 лет – к 2030 году. 16 млрд. баррелей в год или 5 годовых объемов добычи в России.

16 млрд. баррелей – это более половины всей нефти, которую человечество ежегодно потребляет сейчас, в начале 2010-х годов! А Россия, чьи 5 годовых объемов добычи взяты в качестве примера, является вторым в мире экспортером нефти после Саудовской Аравии и в 2009–2010 гг. удерживала мировое первенство по добыче черного золота!

(Источники:
1. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
2. Расклад сил на мировом рынке нефти. Мир нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.mirnefti.ru/index.php?id=3)

Как вы понимаете, такое положение с поставками нефти может быть только в условиях краха нынешней системы мирового хозяйства.

Но почему же падение нефтедобычи произойдет даже при «значительном увеличении годовых объемов открываемой нефти»?

Чтобы понять это, произведем несложный расчет.

Начнем с того, что в середине первого десятилетия XXI века в мире ежегодно находили примерно 10 млрд. баррелей нефти. Причем, темпы открытия новых месторождений продолжали снижаться. «При сохранении тенденции последних лет объемы открываемой нефти уменьшатся к 2030 г. примерно до 5 млрд. барр./год».

(Источник: Юрий Плакиткин. Прощание с нефтяной эрой? – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0002.php)

Допустим, тем не менее, что эта тенденция обратится вспять. И в ближайшие 8 лет – до 2020 года – люди начнут находить в полтора раза больше нефти, чем в предыдущем десятилетии, и вдвое больше, чем прогнозируют специалисты. В среднем по 15 млрд. баррелей в год вместо десяти! Как это было в середине далеких восьмидесятых.

(Надо ли говорить, что такое предположение просто крайне, чудесно оптимистично!)

Итак, допустим, что мировая экономика начнет ежегодно получать доступ в среднем к 5 млрд. баррелей дополнительной нефти (вместо того, чтобы терять по 2–3 млрд. баррелей из-за сокращения успешной разведки).

За 8 лет это даст человечеству существенную прибавку в 40 млрд. баррелей нефти!

А теперь давайте посмотрим: какое время эти дополнительные 40 млрд. баррелей смогут поддерживать мировой спрос на черное золото на уровне 2012–2020 года?

Произвести такой расчет не так уж сложно. Начнем с того, что в 2011 году человечество использовало около 29 млрд. баррелей нефти. Учтем далее, что в последующие 8 лет потребность в нефти просто обязана возрасти. Иначе основанная на РОСТЕ система Нефтяной цивилизации начнет быстро скатываться к развалу.

Предположим, что к 2020 году мировой спрос на черное золото достигнет 4,5 млрд. т (33 млрд. баррелей).

Это достаточно умеренное допущение. Из предыдущей главы вы уже знаете, что такая потребность в нефти прогнозировалась специалистами уже на 2010–2015 гг.

В среднем это даст ежегодную потребность в 2012–2020 гг. на уровне примерно 31 млрд. баррелей.

Так вот, при такой потребности дополнительные 40 млрд. баррелей нефти позволят мировой экономике продержаться всего лишь еще 1 год и 106 дней!

Как видите, даже столь оптимистичный сценарий развития нефтяной отрасли в сочетании со столь умеренным ростом спроса на черное золото дает лишь незначительную отсрочку до наступления «Пика нефти» в 1 год и 3,5 месяца. Наверное, вы понимаете, как быстро пролетит это время…

Увы, но проведенный выше анализ ясно свидетельствует: с дефицитом нефти наша цивилизация может столкнуться уже в ближайшие 5–8 лет.

И вот что показательно – именно в этот срок (2017–2020 гг.) должно начаться падение мирового производства промышленной продукции согласно последним, уточненным расчетам группы Медоуза, опубликованным в недавнем 2002 году.

(Источник: Медоуз Д. Пределы роста. 30 лет спустя. – М.: ИКЦ «Академкнига», 2008)

С того времени, как были опубликованы первые «Пределы роста», прошло уже сорок лет. Однако люди по-прежнему с завидным упорством отказываются обращать внимание на эти конкретные цифры.

3. Анализ соотношения «добыча нефти – свободные добывающие мощности».

Еще один наглядный показатель для анализа сложившейся ситуации – это превышение нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих мощностей над текущей добычей и переработкой нефти.

Вот что пишет об этом в своей статье «Тенденции и риски развития мировой энергетики» Т. А. Митрова:

«В качестве отдельной проблемы современной энергетики можно выделить недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти. <…>

Ситуация в настоящее время усугубляется тем, что нормальное для отрасли превышение (на 15–20%) свободных мощностей над текущей добычей и переработкой нефти в 1990-е годы снизилось до 5%, а в последние годы – практически до нуля» (рис. 10).

Рис 10. Свободные добывающие мощности и добыча нефти. Источник: Petroleum Economist, 05.01.2006.

Для справки: Митрова Татьяна Алексеевна – к.э.н., Начальник Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН.

(Источник: Митрова Т. А. Тенденции и риски развития мировой энергетики. – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0003.php)

Что это означает?

А то, что мощности по добыче и переработке нефти задействованы сейчас практически полностью, без резерва. По всей вероятности потому, что основные нефтяные компании перестали вкладывать средства в создание новых, резервных мощностей, которые могут понадобиться для добычи и переработки больших объемов нефти.

Но почему же они так поступают?! Ведь с каждым годом мировому хозяйству требуется всё больше и больше черного золота! Казалось бы, наращивать мощности по его добыче и переработке должно быть выгодно однозначно!!!

Неужели крупнейшие игроки на нефтяном рынке поступают словно бы вопреки своим экономическим интересам?

Похоже, что ответ на этот вопрос приподнимает ту информационную завесу, которой окутана сейчас ситуация с нефтью.

Уж кто-кто, а нефтяные компании лучше чем кто бы то ни было знают, сколько еще доступной нефти осталось в недрах планеты. И если они перестают расширять свою производственную базу, значит, они попросту не видят тех резервов черного золота, которыми можно было бы загрузить дополнительные мощности.

Какой смысл вкладывать средства в производство, обреченное простаивать из-за нехватки ресурса?

4. «Труднодоступные запасы нефти и газа» или почему люди с завидным упорством измеряют затраты в деньгах?

В поисках материала для этой книги, я не раз натыкался на мажорные сообщения об огромных запасах черного золота в битумных песках и нефтеносных сланцах, а также о том, что новые технологии дадут возможность намного увеличить выход нефти из обычных, «традиционных» месторождений.

Наиболее показательной оказалась великолепно оформленная Интернет презентация SPE International с красноречивым названием «Нефть, газ и энергия: мифы и реальность».

Остановимся подробнее на этом замечательном документе. Потому что он проливает свет на ситуацию в нефтегазовой отрасли едва ли не лучше, чем аналитические статьи специалистов, и заодно помогает понять, каким образом СМИ формируют иллюзии у современного человека.

Презентация начинается с развенчания главного мифа о нефтегазовой отрасли:

«Миф №1 Мировые запасы нефти и газа подходят к концу.

На самом деле: нефть и природный газ будут основными источниками энергии еще много лет. Тем не менее, в будущем значительно возрастет интерес к труднодоступным источникам нефти и газа».

(Источник: Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Запомним это заглавное утверждение презентации: «нефть и природный газ будут основными источниками энергии еще много лет». И обратим внимание на последующую оговорку о том, что «в будущем значительно возрастет интерес к труднодоступным источникам нефти и газа».

Что она означает, догадаться несложно. По всей вероятности то, что в будущем нефть и даже газ (!) придется «с возрастающим интересом» добывать из источников труднодоступных. Иначе, зачем вообще было бы об этом упоминать?

Интересное косвенное признание в презентации, которая утверждает, что истощение запасов нефти – есть миф, не правда ли?

Однако вернемся к труднодоступным источникам.

Наверное, вам понятно, что чем труднее доступ к запасам любого ресурса, тем большие затраты потребуются на их освоение.

Затраты чего?

Денег, конечно. Вот первое, что приходит на ум современному человеку.

Например, нам сообщают, что «для обеспечения необходимого предложения энергии требуются масштабные инвестиции в энергетику: по оценкам МЭА, до 2030 г. они должны составить свыше 20 трлн. долларов».
/МЭА – Международное Энергетическое Агентство – примечание автора/. (Митрова Т. А. Тенденции и риски развития мировой энергетики. – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0003.php)

Такой денежный подход к измерению необходимых вложений: будь то внедрение новых технологий, программа по защите лесов или разработка месторождений – стал уже настолько привычным, что, как правило, мы даже не задумываемся над одним очень простым вопросом. А что они собой представляют, эти самые деньги? Не в качестве условного эквивалента обмена чего-то на что-то, а чисто физически – сами по себе?

Возможно, вы удивитесь, но деньги, которыми сейчас измеряют все хозяйственные затраты, практически полностью утратили связь с каким-либо физическим эквивалентом. Это уже не золото, серебро или хотя бы медь – ресурсы вполне реальные, имеющие конечную физическую величину, – а всего лишь электронные единички с множеством электронных нулей, которые высвечиваются на экранах компьютеров в офисах банков и других хозяйственных учреждений.

Увы, но в реальности с помощью столь эфемерного явления, как деньги сами по себе, никакой физический ресурс ну никак не добудешь. Даже куда более реальными бумажными деньгами вы вряд ли сможете выкопать из земли хотя бы тонну руды. Не говоря о том, чтобы освоить месторождение нефти.

А вот энергия для этого понадобится однозначно!

Вполне конкретная, физическая энергия. Чтобы с ее помощью сначала добыть столь же конкретное физическое сырье, потом переместить его к местам переработки, провести по множеству сложных технологических цепочек и, наконец, создать те самые добывающие мощности, которые будут установлены на месторождении ресурса, и сложную инфраструктуру, необходимую для их дальнейшей эксплуатации.

Но и это еще далеко не всё. Потому что весь этот добывающий комплекс будет работать только в том случае, если его продолжат постоянно снабжать энергией. Минута за минутой, день за днем…

Так почему же практически во всех публикациях, в том числе и научных, затраты упорно считают в деньгах? Уводя нас тем самым из реального мира вещества и энергии в условный мир «денежных единиц».

Почему у людей раз за разом формируют иллюзию, что для решения физических проблем нам достаточно иметь лишь нужную сумму денег?

(А не нечто совсем иное, более «материальное». Например, конкретное количество энергии и вещества.)

Не потому ли, что объем энергии, который наша цивилизация может реально использовать, – конечен?! В то время как количество современных «денег» можно наращивать без конца! С помощью нехитрой манипуляции, в ходе которой достаточно постукать по клавиатуре компьютера подушечкой пальца. И посмотреть на экран, где услужливо высветится очередная электронная единичка (двойка, тройка, четверка…) с нужным числом электронных нулей.

(Что иллюзорное восприятие денег в качестве «самостоятельного» универсального ресурса действительно имеет место быть в реальном мире, подтверждают результаты недавних экспериментальных психологических исследований.

Цитирую:

«При социоцентрическом подходе в качестве первоисточника жизнеобеспечения воспринимается не экологическая, а финансово-экономическая система. В силу такого подхода у субъекта закрепляется отношение к деньгам как к непосредственному универсальному ресурсу, гарантирующему жизнеобеспечение независимо от экологических условий». /Выделено автором/.)

(Кряж И. В. Психология глобальных экологических изменений. – Х.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2012)

В реальном мире ресурсы ископаемого топлива, от которых наша цивилизация зависит на 90%, стремительно убывают. А вот денег, наоборот, становится всё больше и больше! Уж чего-чего, а денег в мировой экономике – пруд пруди!!! Только в энергетику до 2030 года инвестиции должны составить свыше двадцати триллионов долларов. Не правда ли, могущественно звучит?!

Но не пришла ли пора вернуться на землю? И осознать, что в реальном мире для совершения любых хозяйственных действий нужна вовсе не такая условность, как деньги, а вполне конкретная энергия и вполне конкретное материальное вещество.

Поняв эту простую физическую закономерность, не так уж сложно сделать шаг следующий. А именно, догадаться, что для добычи нефти из труднодоступных источников – энергии потребуется больше, чем для добычи того же объема ресурса из источников, добраться к которым легче.

Откуда же нефтегазовая промышленность собирается взять ту дополнительную энергию, которая понадобится для замены обычной, легкодоступной нефти ее труднодоступным эквивалентом?

Об этом авторы презентации деликатно умалчивают.

Вероятно, по той простой причине, что дополнительную энергию для освоения труднодоступной нефти можно взять только из тех источников, которые уже освоены и используются вот прямо сейчас.

Что это за источники?

Данные о них содержатся в той же презентации SPE International. 86% энергетических потребностей мирового хозяйства сегодня обеспечивают «горючие полезные ископаемые»: нефть, уголь и газ.

(Источник: Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Иными словами, для того, чтобы добывать нефть и газ из труднодоступных источников, необходимы дополнительные затраты энергии… всё тех же нефти и газа!!!

Но только иных, добываемых из уже освоенных (в силу их большей доступности!) месторождений с помощью обычных, энергетически более рентабельных технологий.

(Надеюсь, вы помните, что более 80% нефти люди по-прежнему качают из месторождений, открытых до 1973 года.)

Круг замкнулся.

5. 45%-й рост мирового энергопотребления к 2030 году или несколько слов о правдивой рекламе.

Замечали ли вы, что реклама на самом деле – очень часто правдива?

Во второй половине XX века американский эколог Гарретт Хардин сформулировал «основную теорему экологии»: «Мы никогда не можем сделать просто что-то одно!».

(Источник: Кряж И. В. Психология глобальных экологических изменений. – Х.: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2012)

Подобным образом, на мой взгляд, можно сформулировать и основную теорему рекламы:

«Вы никогда не можете сообщить просто что-то одно».

Поэтому, как ни стараются заказчики рекламных материалов умолчать о «другой стороне медали», правда упорно лезет наружу. Нужно только внимательно посмотреть на рекламный продукт.

В презентации SPE International «Нефть, газ и энергия: мифы и реальность» первая теорема рекламы работает по полной программе. И мифы, и реальность в ней упорно занимают свои действительные места.

Вот, например, конкретные показатели будущего роста мировой энергетики, приведенные с целью развенчать Миф №1(о том, что запасы нефти и газа подходят к концу):

«Мировой спрос на ископаемое топливо продолжит расти. <…>

К 2030 г. мировое энергопотребление вырастет на 45% по сравнению с текущими показателями. <…> Источник EIA, Всемирный энергетический обзор (World Energy Outlook), 2008 г.»

С 2010 по 2030 год включительно «потребление первичных энергетических ресурсов» вырастет:

нефти – на 27%,
природного газа – на 37,5%,
угля – на 44%,
ядерного топлива на 34%,
прочих видов топлива – на 40%.
/пересчет в проценты выполнен автором на основе приведенных в презентации численных данных/.

«Источник: Управление по энергетической информации, Министерство энергетики США».

/Очевидно, то самое Управление, которое в 2002 г. предсказывало рост мирового спроса на нефть к 2010 г. до 4800 млн. т, на 33,3%. Реальная добыча в 2010 г. составила менее 4000 млн. т, увеличившись за восемь лет лишь на 10% вместо предсказанного роста на треть – автор/

(Источники:
1. Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt;
2. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
3. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/)

Нетрудно заметить, что потребление КАЖДОГО вида энергоресурсов, кроме угля, должно вырасти к 2030 году на величину, значительно меньшую, чем 45%.

Что же тогда обеспечит объявленный в той же презентации общий 45%-й рост энергопотребления в тот же срок?

Атомная энергетика? (Уран – единственный энергоноситель, удельная теплоотдача которого намного больше, чем у всех остальных видов топлива.)

Но доля Мирного атома в «энергетической корзине» человечества расти перестала и даже снижается. Вероятно, потому авторы презентации и утверждают, что «нефть и природный газ будут основными источниками энергии еще много лет»! (Выделено автором.) Разве не на них в таком случае должен прийтись основной вклад в рост мирового энергопотребления к 2030 году?

Однако потребление газа к этому сроку должно увеличиться только на 37,5%, а нефти – вообще лишь на 27%, что существенно ниже объявленного 45%-го роста.

Так какой же «вспомогательный» энергоноситель позволит достигнуть общего результата?

В презентации это остается загадкой.

Обратим теперь внимание на еще одно показательное соотношение. На вклад различных видов ископаемых углеводородов в будущий рост потребления энергоресурсов.

Согласно приведенным в презентации данным, потребление газа к 2030 году вырастет на 37,5%. угля – на 44% (назад к «угольной» экономике начала XX века?!), а нефти – только на 27%.

Не является ли это косвенным признанием ожиданий, что в ближайшее двадцатилетие мировое хозяйство столкнется с нехваткой нефти?

Иначе, зачем бы понадобилось отдавать приоритет росту газовой и даже угольной (!) отрасли по отношению к нефтяной? Ведь газ и тем более уголь значительно уступают по своей эффективности черному золоту. Вдобавок уголь, потребление которого должно вырасти на максимальные 44% (!), является главным «поставщиком» CO2 в атмосферу, ускоряя и без того быстрые климатические изменения на планете. Вы думаете, авторы презентации об этом не знают?

И, наконец, штрих последний.

Прогнозируемый рост потребления нефти на 27% в 2010–2030 гг. означает, что в 2030 году мировое хозяйство должно будет ежегодно поглощать 4,99 млрд. т или 36,57 млрд. баррелей черного золота.

Таким образом, в период с 2012 по 2030 год включительно люди должны будут добыть еще примерно 626 млрд. баррелей нефти.

Откуда они ее возьмут?

Из тех 700–900 млрд. баррелей «традиционной», доступной нефти, которые еще имеются на планете? То есть выкачают оставшиеся запасы на 70–90%?!

То, что расчеты автора этой книги по всей вероятности соответствуют действительности, подтверждают, например, данные, приведенные в уже не раз упоминавшейся здесь монографии О. Б. Брагинского:

«Как считают в ИНЭИ РАН /Институт энергетических исследований РАН – автор/, если темпы прироста мирового потребления нефти, наблюдавшиеся в последнее десятилетие прошлого века, сохранятся, то запасы этого вида сырья, доказанные на сегодня, к 2020–2030 гг. окажутся исчерпанными, примерно, на 80%».

(Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Или, может быть, эту нефть планируют добыть из битумных песков и нефтеносных сланцев?

Из тех самых – уже осваиваемых – битуминозных песков Канады, добычу из которых (с помощью огромных инвестиций!) планируют нарастить до 370 тысяч тонн в день к 2015 году?

Произведем простые расчеты.

370 000 т в день – это примерно 990 млн.. баррелей в год. Даже если с помощью и вовсе уж гигантских инвестиций годовую нефтедобычу из этого «альтернативного» источника с 2015 по 2030 год увеличат еще втрое – до 3 млрд. баррелей – это всё равно будет лишь 8% от ежегодной мировой потребности в нефти.

Так откуда же авторы презентации собираются взять всю остальную нефть, чтобы удовлетворить спрос, если он вырастет на 27%?!

(Даже если допустить, что к 2030 году все ныне действующие месторождения ничуть не оскудеют и будут по-прежнему выдавать нынешние объемы черного золота.)

(Источники:
1. Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt;
2. Всё о нефти. Мировая нефтедобыча. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vseonefti.ru/upstream/;
3. GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

6. «Будущие запасы нефти» или искусство блефа.

Наверное, вы уже понимаете, что обеспечить рост потребления нефти на 27% к 2030 году за счет открытия новых месторождений практически невозможно. Потому что объем нефти, которую еще удается находить, снижается год от года и в разы отстает от ежегодной нефтедобычи.

Авторы презентации SPE International также признают этот очевидный факт. Цитирую:

«Основное количество нефти и газа будет поступать не из новых месторождений.

Основные источники нефти и газа:

– К 1960 г. 50–60% из новых месторождений
– К 1990 г. 20–25% из новых месторождений
– Сегодня 12–15% из новых месторождений
– Завтра 7–10% из новых месторождений.

Новые открытия необходимы, однако они не повлияют на будущие запасы нефти значительным образом».

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Во-первых, почему бы авторам презентации ни написать просто: «Основное количество нефти и газа будет поступать из старых месторождений»? Ведь это и есть главный смысл приведенного выше предложения. Зачем же употреблять столь витиеватый оборот?

А во-вторых, давайте разберемся с цифрами. В вопросах энергоснабжения это бывает полезно.

Попробуем подсчитать: каким же объемом нефти в «старых» месторождениях человечество может располагать до 2030 года?

Исходные данные приведены в той же презентации:

«Подтвержденные запасы нефти по данным на конец 2007 г.: тысяча миллионов баррелей. <…> Источник: BP, Статистический обзор мирового энергопотребления (Statistical Review of World Energy)».

/Точный объем запасов по регионам планеты приведен на диаграмме на том же слайде и составляет в сумме 1 трлн. 238 млрд. баррелей – автор./

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Не правда ли, показательно, что ради мощи звучания («тысяча миллионов»!) авторы готовы на 20% (!) приуменьшить реальную оценку подтвержденных запасов нефти? Вместо 1 трлн. 238 млрд. баррелей получился лишь один триллион. (Или тут тоже сработала основная теорема рекламы?)

Но я отвлекся, давайте займемся подсчетом.

В 2007 году в этот 1 трлн. 238 млрд. баррелей уже были включены запасы нефти в канадских битуминозных песках. В эти «подтвержденные запасы» входили также и внезапно возросшие в 1980-х годах объемы нефти в странах ОПЕК.

Закроем глаза на сомнительный «прирост» резервов в странах ОПЕК и допустим, что оптимистичная оценка подтвержденных запасов нефти в 1 трлн. 238 млрд. баррелей на конец 2007 года заслуживает доверия. Исключим из нее только ту нефть, которая находится в битуминозных песках Канады – как не имеющую отношения к «старым» месторождениям «традиционной» нефти.

Остаток составит примерно 1 трлн. 070 млрд. баррелей черного золота.

Открытия каких-либо новых значительных месторождений нефти в ближайшие двадцать лет ждать не следует. Иначе почему «завтра» почти всю нефть (90–93%!) будут добывать из старых месторождений? (Кстати, это служит прямым подтверждением того, что «огромные» запасы нефти в нефтеносных песках и сланцах авторы презентации из будущих «новых месторождений» все-таки исключили!)

Исходя из прогнозируемого снижения общего объема ежегодно открываемых месторождений с 10 до 5 млрд. баррелей к 2030 году, допустим, что в 2008–2029 гг. нефтеразведке удастся найти еще примерно165 млрд. баррелей обычной нефти. (В среднем по 7,5 млрд. баррелей в год).

(Источник: Юрий Плакиткин. Прощание с нефтяной эрой? – Интернет-Журнал «Мировая энергетика». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.worldenergy.ru/stat/stat_0002.php)

Допустим также, что еще столько же нефти (165 млрд. баррелей) к 2030 году останется «пока не найденной», и учтем, что к 2008 году 1 трлн. 135 млрд. баррелей нефти были УЖЕ добыты.

Просуммируем полученные объемы: 1 070 млрд. баррелей подтвержденных запасов + 330 млрд. баррелей нефти, пока еще не найденной по состоянию на 2008 год + 1 135 млрд. баррелей нефти уже использованной.

Итоговая сумма примерно в 2,5 трлн. баррелей будет соответствовать тому доступному объему «традиционной» нефти, который изначально содержался в недрах планеты.

Есть все основания полагать, что эта оценка достаточно оптимистична! Как вы, вероятно, помните, в середине 1980-х гг. общие геологические запасы нефти оценивались разными специалистами «в пределах 1,6–2,4 трлн. баррелей.

(Источник: Мир 80-х годов: – М.: Прогресс, 1989)

Итак, у нас теперь есть исходная величина: примерно 2,5 трлн. баррелей обычной, доступной нефти, которые имелись на Земле до начала Индустриальной революции. (А если исключить из наших расчетов ничем не обоснованные, «политические резервы» в странах ОПЕК, то 2,2 трлн. баррелей.)

Так вот, согласно прогнозу Управления по энергетической информации Министерства энергетики США, приведенному в презентации SPE International, к 2031 году из этого общего объема ресурса люди должны будут выкачать:

1135 млрд. баррелей, добытых до 2008 года + 752 млрд. баррелей (которые понадобится добыть в 2008–2030 гг., чтобы обеспечить рост потребления нефти на 27%) = 1 трлн. 887 млрд. баррелей черного золота.

Эта огромная величина составит около 75% всей «традиционной» нефти, которую вообще возможно добыть! Притом, что ее геологические запасы к началу Индустриальной революции мы оценили максимально оптимистично – в 2,5 трлн. баррелей!

Если же вычесть из «подтвержденных запасов» примерно 300 млрд. баррелей сомнительных «резервов» в странах ОПЕК, то объем нефти, которая должна быть извлечена к 2030 году, составит 86% изначального количества ресурса…

Увы, но интуиция подсказывает автору, что дефицит такого ключевого ресурса, как нефть, наступит значительно раньше, чем ее запасы истощатся на 75%. Или до всего лишь 25% от того объема, который имелся в первоначальные, изобильные времена. (Не говоря уже о более реалистичной оценке в 86%!)

Попробую пояснить, почему.

Дело в том, что ежедневная, текущая потребность мирового хозяйства в нефти формировалась в условиях, когда ее было много. Очень много. Вплоть до середины XX века этот новый для людей ресурс был максимально доступен и изобилен.

Не удивительно, что потребление нефти нарастало чрезвычайно высокими темпами. В 1940–1970-х гг. нефтедобыча удваивалась каждые десять лет!

В итоге ежегодная потребность человечества в нефти увеличилась с 280 млн. т в 1938 г. до огромной величины в 3 млрд. 996 млн. т в 2011-м.

Вместе с тем нефти в недрах, наоборот, с каждым годом становилось всё меньше. И убывала она ровно с тем же ускорением, с которым нарастала ее добыча.

Понятно, что два столь противоположных друг другу процесса в какой-то момент времени должны войти в неизбежный конфликт. Когда сырья в «кладовой» окажется слишком мало, чтобы удовлетворить разросшийся аппетит.

Рискну предположить, что противоречие между ростом потребления необходимого ресурса и уменьшением его объема становится явным, когда в «кладовой» остается меньше 30–40% изначальных запасов.

Во-первых, потому что время, в течение которого этот остаток может быть поглощен выросшим спросом, оказывается достаточно малым и «обозримым», чтобы подстегнуть острую конкуренцию за «исчезающий» ресурс.

А во-вторых, оставшиеся 30–40% запасов оказываются наиболее «тяжелыми», и трудность их добычи (прежде всего, энергетическая) входит в острое противоречие с привычкой потреблять в единицу времени большое количество легкодоступного ресурса.

Получается, что за счет «старых» запасов обычной нефти увеличить ее потребление на 27% к 2030 году нереально точно так же, как с помощью разработки битуминозных песков или открытия новых месторождений.

Даже суммарный вклад этих трех составляющих вряд ли сможет не то что нарастить, а хотя бы поддержать нефтедобычу на ее нынешнем уровне. Потому что для этого в 2012–2030 гг. из земли все равно необходимо выкачать еще 557 млрд. баррелей, что в сумме с нефтью, уже добытой к 2012 году, составит 1 трлн. 807 млрд. баррелей или 72% изначально доступного общего объема ресурса. А восполнять слишком вероятный при таком раскладе дефицит ключевого ресурса постоянного пользования придется лишь за счет «нетрадиционных источников» вроде битуминозных песков, нефтедобыча из которых сама по себе требует огромных энергетических расходов.

Но тогда за счет каких же непонятных резервов нефть «будет основным источником энергии еще много лет»? (Как утверждают авторы презентации SPE International.) Что это за загадочные «будущие запасы», на которые даже «новые открытия» не повлияют «значительным образом»?

А вот они!

«К настоящему времени из существующих месторождений извлечен примерно 1 триллион баррелей нефти. Коэффициент отдачи геологических запасов нефти в среднем составляет 15–18% в глобальном масштабе. При повышении процента отдачи нефти существующими месторождениями до 35%, доступные для человека глобальные запасы нефти увеличатся еще на 1 трлн. баррелей. То же самое произойдет и с природным газом».

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Да-да! «Новая» нефть, которая обеспечит дальнейший рост мировой экономики, возьмется всё же… из «старых» месторождений. Которые чудесным образом «удвоят» свой объем!

Вот так.

А слог? Вы обратили внимание, какой замечательный слог?

«При повышении процента отдачи нефти существующими месторождениями».

Словно бы эти месторождения сами, по своему почину отдают людям нефть! (А вовсе не люди выкачивают ее из тела планеты.)

Вы думаете, такая подмена реальности Иллюзией – простая случайность? И составители текста лишь для красного словца создают впечатление, что окружающая среда сама отдает нам ресурсы? (А не мы их из природной среды забираем.)

Тогда почитайте доклад GEO-4 Программы ООН по окружающей среде. Все те многочисленные места, где речь идет об услугах, поставляемых экосистемой!

(Источник: GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

Но я отвлекся. Пора вернуться к дивному удвоению запасов уже разведанной нефти. И разобраться, по мановению какой же волшебной палочки это чудо надеются совершить?

Итак, речь идет о том, какой процент нефти можно извлечь из уже разрабатываемых месторождений с помощью нынешних технологий, и о том, насколько могут увеличить этот показатель новые технологии в ближайшие двадцать лет.

Вот что написано об этом в самой доступной Интернет энциклопедии:

«Процент извлечения нефти на существующих месторождениях увеличился от примерно 22 % в 1980 до 35 % в настоящее время…»

(Википедия. Пик нефти. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пик_нефти)

Позвольте, это в какие же годы «коэффициент отдачи геологических запасов нефти» был «15–18% в глобальном масштабе» (о чем написано в презентации), если еще в далеком 1980 году он уже увеличился до примерно 22%?!

И что же получается, вот эти самые 35% «отдачи» нефти, которые призваны «удвоить» ее запасы, уже успешно извлекаются из месторождений? Вот прямо сейчас?!

Но может быть, авторы этой статьи ошиблись? Все-таки Википедия – не строго научный ресурс.

Ну что ж, вот еще одна цитата, уже из статьи ведущего специалиста Отдела методологии налогового учета ОАО «ЛУКОЙЛ», к.э.н. Н. В. Ворониной:

«…существующие технологии пока еще позволяют извлекать из месторождения лишь порядка 30–35% общего объема имеющейся в нем нефти». /Выделено автором/.

(Воронина Н. В. Мировой рынок нефти: тенденции развития и особенности ценообразования. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.cfin.ru/press/practical/2003-10/05.shtml?printversion)

Сведения в статье приведены по состоянию на 2001–2002 гг.

А если и этот источник покажется недостаточно авторитетным, то вот данные, которые приводит в своей монографии «Нефтегазовый комплекс мира» профессор Брагинский:

«возможно увеличение отдачи пластов на действующих месторождениях с 30–50% до 65–70%».

(Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf)

Монография О. Б. Брагинского была издана в 2006 году. И уже в то время «отдача пластов» на действующих месторождениях составляла 30–50%!

Выходит, что 35%-е извлечение нефти не просто достигнуто УЖЕ СЕЙЧАС. На этот технологический уровень люди вышли еще за десять лет до появления презентации «Нефть, газ и энергия: мифы и реальность»!

Для чего же в своем публичном документе «SPE International» «бьет ниже пояса», намеренно занизив как минимум вдвое процент извлечения нефти из существующих месторождений? И выдает 35%-ю «отдачу пластов» за некий «будущий» технологический прорыв, который чудесным образом «удвоит» количество доступной нам нефти?

Для чего, если этот технологический прорыв УЖЕ СВЕРШИЛСЯ. Свершился более 10 лет тому назад! И, следовательно, уже никак не повлияет принципиальным образом на тот объем черного золота, который еще можно извлечь.

Блеф. Красиво оформленный блеф.

Взглянув на презентацию «SPE International» привычно, мельком, получаешь желанную иллюзию. И только включив здравый смысл, начинаешь обретать реальную почву…

7. «Трудноизвлекаемые запасы и дорогостоящая добыча из зрелых месторождений».

Допустим, однако, что новые технологии позволят повысить извлечение нефти с 35–50% до 65–70%, о которых пишет профессор Брагинский.

Очевидно, что в данном случае речь идет о тех самых «методах увеличения нефтеотдачи», которые уже упоминались в предыдущей главе.

Напомню, такие методы обходятся в 2,5 раза дороже, чем добыча нефти из уже разрабатываемых месторождений традиционными способами, и на 20% дороже, чем извлечение нефти из битуминозных песчаников и сверхглубоких месторождений. (Правда, это все равно дешевле, чем добывать нефть на арктическом шельфе.)

Итак, допустим, что новые технологии дадут возможность выкачивать из месторождений примерно в 1,65 раза больше черного золота, чем это возможно сейчас.

65% – это очень существенная прибавка к оставшимся извлекаемым запасам. Это еще примерно 455–585 млрд. баррелей дополнительной нефти! Хватило бы для поддержки мирового хозяйства на 14–18 лет.

Однако, чтобы воплотить эти возможности в реальность, новые технологии сначала нужно будет внедрить. То есть заменить прежнюю систему нефтедобычи и на новую систему, которая позволит извлекать из недр более «тяжелые» запасы черного золота. Причем, сделать это нужно будет широко, повсеместно.

Вероятно, вы уже понимаете, что такой технологический переход потребует значительного количества времени (обычно он занимает 15–20 лет) и существенных затрат.

Если привычно оценить такие затраты в условных «деньгах» (которые люди могут производить в любом потребном количестве), ситуация может показаться вполне разрешимой.

Но стоит из мира условных денежных иллюзий спуститься на землю, и картина окажется принципиально иной. Потому что для широкого внедрения новых технологий нефтедобычи понадобятся… столь же широкие вложения вполне конкретной энергии. Чтобы с ее помощью добыть и перевезти необходимое количество сырья, переработать его в новое технологическое оборудование, вновь перевезти его – уже к местам нефтедобычи – и, наконец, запустить в эксплуатацию. (Увы, но даже вторичная переработка продукции, которую так любят преподносить в качестве «экологической альтернативы», – тоже требует значительных энергетических вложений.)

Причем, использовать во всех этих процессах придется энергию из источников, уже существующих.

Сейчас порядка 86–88% энергии (по разным оценкам) люди добывают из уже разрабатываемых запасов ископаемых углеводородов. И самый весомый вклад – вносит нефть!

Поэтому для внедрения новых «прорывных» технологий в нефтяную отрасль понадобятся вовсе не «миллиарды долларов» (как пишут практически во всех источниках информации), а большое, очень большое количество НЕФТИ. Той самой нефти, нехватку которой с помощью новых технологий собираются «преодолеть».

Уже сама по себе разработка новых технологий извлечения нефти и то потребует дополнительных энергетических затрат. На поддержание той части научно-технической инфраструктуры, которая необходима для поиска новых научных и инженерных решений в нефтяной отрасли. (Все исследовательские центры, лаборатории, учебные и научные учреждения создаются и эксплуатируются с помощью энергии.)

Иными словами, для того, чтобы извлечь примерно в 1,65 раза больше нефти с помощью новых технологий, нужно будет затратить примерно в 2,5 раза больше усилий, чем при добыче нефти нынешними методами. (Причем, нынешние методы уже включают в себя такие энергоемкие технологии, как, например, горизонтальное бурение и закачка в пласты огромных объемов морской воды.) И эти дополнительные усилия потребуют дополнительного расхода энергии, получать которую будут… преимущественно из нефти! Той нефти, которая добывается вот прямо сейчас с помощью энергетически более рентабельных технологий.

О том, что извлекать дополнительную нефть из уже существующих месторождений придется именно таким образом, написано и в презентации SPE International:

«Ресурсы нефти и газа. Преобладающий объем добычи будет приходиться на трудноизвлекаемые запасы и дорогостоящую добычу из зрелых месторождений. /Выделено автором/.

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Как видите, речь идет именно о преобладающем объеме добычи. Разве не подтверждает это косвенно тот факт, что запасы обычной, «легкой» нефти уже подходят к концу? Иначе, зачем выкачивать нефть в основном трудноизвлекаемую и дорогостоящую?

Что собой представляет «дорогостоящая добыча из зрелых месторождений» вы, наверное, уже поняли. Это те самые методы увеличения нефтеотдачи, которые требуют в 2,5 раза больших затрат, чем добыча нефти традиционными способами, и на 20% больших затрат, чем нужно для добычи «тяжелой» нефти из битуминозных песков Канады. Затрат, разумеется, энергетических. Потому что с помощью электронной единички даже с двенадцатью нулями (если взять ее саму по себе) не то что тонны, а и пол-литра черного золота из земли не выкачаешь. Физическая сила нужна.

Словом, с дорогостоящей добычей всё более-менее ясно. А что собой представляют «трудноизвлекаемые запасы»? В презентации SPE International, конечно же, есть четкий ответ на этот вопрос:

«Нетрадиционные источники нефти.

Нефтеносный сланец. Компания Shell вложила значительные средства в разработку этого источника ископаемого топлива и вскоре реализует экспериментальный проект по добыче нефти из сланца в южной части штата Вайоминг.

Нефтеносные пески. Если рассматривать нефтеносные пески в качестве ресурсов, то по количеству нефти Канада оставит далеко позади Саудовскую Аравию.

Тяжелая нефть. Если рассматривать тяжелую нефть в качестве ресурса, то по количеству нефти Венесуэла оставит далеко позади Саудовскую Аравию».

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Красиво звучит, не правда ли? Вот они, эти новые, «нетрадиционные источники нефти», которые «оставят далеко позади»…

Ну что ж, попробуем разобраться.

О нефтеносных песках Канады я уже подробно рассказывал в предыдущей главе. Добыча из них нефти требует «огромных инвестиций». При этом, несмотря на «огромные инвестиции», вклад этого «источника» в мировую нефтедобычу – даже по самым оптимистичным прогнозам составит к 2015 году максимум 2%. Слишком маленькая величина, чтобы принципиально повлиять на общее падение нефтедобычи, которое может начаться уже между 2015 и 2020 годом.

Под «тяжелой» нефтью Венесуэлы, очевидно, имеются в виду те же битуминозные пески. Только уже не Канадские, а Венесуэльские, расположенные в бассейне реки Ориноко, в одном из последних оставшихся на Земле массивов влажных тропических лесов – «легких этой планеты».

В настоящее время сверхтяжелую нефть Венесуэлы еще только начинают разрабатывать, и соответственно ежегодный вклад ее в мировую нефтедобычу будет еще меньше, чем вклад битуминозных песков Канады. По крайней мере, в ближайшие десять–пятнадцать лет он вряд ли превысит 1–2% мировой потребности в нефти. В то время как дефицит нефти к тому времени может достичь уже 20–25%. (Если вы помните, разрыв в спросе и предложении к 2030 г. может составить около 16 млрд. барр./год, а это более половины всей нефти, которая добывается в настоящее время.)

Пожалуй, рассчитывать на сверхтяжелую нефть Ориноко как на «спасителя» энергетической ситуации – тоже не имеет здравого смысла.

Осталось определиться с нефтеносными сланцами США.

Вот конкретная информация об этом «нетрадиционном источнике» черного золота, приведенная в эссе Мэтта Савинара:

«В то время как Shell ведет экспериментальную программу по их освоению [нефтеносных сланцев], даже Стив Мут (Steve Mut), глава подразделения компании по нетрадиционным источникам, высказался менее чем оптимистично, отвечая на вопрос о способности горючих сланцев смягчить надвигающийся крах. Согласно тому, как журналист Стюарт Стэнифорд (Stuart Staniford) осветил недавнюю конференцию, посвященную пику нефти:

«Отвечая на вопросы, Стив оценил предположительную выработку нефти из сланцев к 2015-му году как незначительную. Однако если все пройдет успешно, она может достичь 5 млн. баррелей в день к 2030-му».

Незаинтересованные наблюдатели еще более пессимистичны в отношении горючих сланцев. Геолог, др. Уолтер Янгквист (Walter Youngquist) отмечает:

«Рядового гражданина… подводят к вере в то, что у Соединенных Штатов на самом деле нет проблем с запасами нефти, поскольку горючие сланцы содержат объем «пригодной для извлечения нефти», равный «более чем 64% подтвержденных мировых резервов сырой нефти».

Предполагается, что США могут вскрыть этот гигантский резерв в любое время. Это совершенно неверно. Все попытки получить эту «нефть» из сланцев экономически провалились. Более того, «нефть» (а это не такая нефть, как обычная сырая, о чем умалчивают) возможно, и пригодна для извлечения, но вот полученная в результате энергия может и не сравняться с использованной в процессе. Если же извлечение нефти энергетически убыточно, то проект — провальный».

Это означает, что любая попытка заменить природную нефть горючими сланцами в действительности ухудшит наше положение, поскольку проект будет потреблять больше энергии, чем поставлять, вне зависимости от того, насколько возрастут цены. Тем не менее, большие суммы денег, вероятно, будут выброшены на освоение нефтеносных сланцев, поскольку большинство инвесторов столь же энергетически безграмотно, как и население в целом.

Дополнительные трудности, связанные с горючими сланцами, документально подтверждены профессором экономики Калифорнийского университета Джеймсом Гамильтоном (James Hamilton). Он пишет:

«Выводы недавнего исследования RAND (некоммерческая научно-исследовательская корпорация в США — прим. переводчика): пройдет как минимум 12 лет, прежде чем в освоении горючих сланцев наступит фаза наращивания выработки. Это технологическая оценка, а не отсылка к процессу экологической проверки. Если утверждение проекта нефтеперегонного завода и его постройка занимают 15 лет (несмотря на хорошо изученную технологию и хорошо известные экологические последствия), то рассматривать сланцы как нечто, способное в ближайшем будущем внести большой вклад в мировую энергетику, представляется крайне нереалистичным». <…>

Беккенское месторождение — это даже не нефтяной бассейн, а сланцевая порода, залегающая в 9000 футах под землей, содержащая крохотное количество нефти, которая возможно когда-нибудь будет извлечена (при непомерной себестоимости). Как отмечает статья в газете Toronto Star:

«Предположив, что удастся добыть все 4,3 млрд. баррелей, мы получим эквивалент девятимесячного потребления нефти в США. Теперь давайте рассмотрим природу беккенской нефти. Там нет больших подземных бассейнов, куда можно просто запустить металлическую «соломинку», чтобы выкачивать нефть. Вместо этого, нефть заключена в слоях горючих сланцев — в осадочных породах, находящихся на глубине до 3 км. Поход за беккенской нефтью обойдется недешево, так же, как и корпорации Chevron придется раскошелиться, если она надеется добыть «от 3 до 15» млрд. баррелей из своего месторождения «Джек», найденного в Мексиканском заливе, в километрах под водой. Технология для этого существует – по крайней мере, часть ее. Ну, так мы могли бы осуществить и пилотируемый полет на Марс, если бы действительно захотели его оплачивать».

Если все пойдет точно по плану, из Беккенское месторождения все-таки можно будет ежедневно добывать (в максимуме) до нескольких сотен тысяч баррелей нефти, хотя и очень дорогостоящей. Аналитик из нефтегазовой отрасли Дейв Коуэн (Dave Cohen) объясняет:

«Если остальная часть Миддл-Беккена так же продуктивна, как уже пробуренные скважины Элм-Кулей, и если продолжится постоянный приток крупных инвестиций в бурение на западе бассейна Уиллистон, мы, возможно, увидим пик добычи на уровне свыше 100 тыс. баррелей в день. Да, это всего лишь предположение, основанное на опыте, но погрешность оценки менее одного порядка. То есть речь может идти о пике добычи в районе сотен тысяч, но никак не миллионов баррелей в день».

В расширенном независимом анализе, опубликованном на рецензируемом специалистами сайте The Oil Drum, сделаны схожие выводы относительно потенциала Беккенских сланцев:

«За последние 50 с лишним лет из Беккена в Монтане и Северной Дакоте было получено примерно 111 млн. баррелей нефти. Совокупная добыча там все еще растет и составляет 75 тыс. баррелей в день (по данным на октябрь 2007-го года). В связи с очень непостоянным характером сланцевых месторождений, исторически сложившимися параметрами беккенской нефтедобычи и тем фактом, что уровень добычи в расчете на скважину, похоже, уже достиг пика, представляется маловероятным, чтобы общая производительность Беккена превзошла нынешнюю более чем вдвое или втрое».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Как видите, объем нефтедобычи из сланцев к 2015 году оценивают как незначительный даже представители самих нефтедобывающих компаний. Но даже если в условиях дефицита черного золота в разработку сланцев будут вложены очередные «огромные инвестиции» (разумеется, прежде всего, энергетические!), то по оптимистичным прогнозам к 2030-му выработка сланцевой нефти может достичь всего лишь 5 млн. баррелей в день или 1,825 млрд. баррелей в год.

Если вы помните, к тому времени ежегодный дефицит нефти в мировом хозяйстве может составить 16 млрд. баррелей, что почти на порядок превышает возможный вклад нефтеносных сланцев!

Так есть ли смысл потратить огромное количество еще имеющейся обычной, хорошей нефти на то, чтобы с ее энергетической помощью получить в 2030 году всего лишь 1,825 млрд. баррелей «плохой» нефти из сланцев? А главное, насколько такая программа использования «нетрадиционных источников» может увеличить и без того колоссальный дефицит нефти, который прогнозируют к 2031 году?!

8. Завораживающая магия технологий или почему энергетика становится «вещью в себе»?

Отдельный раздел в презентации SPE International посвящен развенчанию Мифа №3 о том, что «в нефтегазовой промышленности используются устаревшие технологии». Цитирую:

«На самом деле: нефтегазовая промышленность требует ультрасовременных технологий. <…>

Нефтегазовая промышленность ежедневно использует больше вычислительных мощностей, чем любая другая отрасль (за исключением индустрии развлечений). <…>

Дорогостоящие исследования: новые технологии предоставляют доступ к ресурсам, залегающим глубоко под водой. <…>

Буровое судно «Глубоководный следопыт» <…> может выполнять бурение в воде на глубине до 10 000 футов. <…>

Новые системы морской добычи нефти и газа работают глубоко под водой. <…>

На самом деле уровень жизни и ВВП пропорционален использованию энергии. А крупнейшим источником энергии является ископаемое топливо: нефть, газ и уголь».

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

«…требует ультрасовременных технологий», «работают глубоко под водой» – не правда ли, гордо звучит?

Если бы не одно «но». Как правило, ультрасовременные технологии оказываются более дорогостоящими, чем технологии обычные. По той простой причине, что их стоимость напрямую отражает дополнительные усилия, затраченные на их разработку. А совершить эти дополнительные усилия возможно лишь… благодаря дополнительному потреблению энергии. Той самой энергии, основным источником которой являются ископаемые углеводороды. Нефть, уголь и газ.

Чтобы проиллюстрировать, какие усилия требуются для разработки ультрасовременной продукции, приведу в качестве примера процесс создания революционного для своего времени персонального компьютера Macintosh, ставшего символом высокотехнологичной компании Apple. Вот некоторые детали, показывающие, как это происходило:

«Весь 1979-й и первую половину 1980 года работа над Macintosh шла ни шатко ни валко. <…> Всего над Macintosh трудилось четверо инженеров… <…>

К началу 1981 года в команде Mac было человек двадцать, и Джобс решил подыскать офис попросторнее. <…>

Раз в месяц или около того Мэнок и Ояма демонстрировали новый вариант дизайна, учитывавший предыдущие замечания Джобса. С очередной гипсовой модели торжественно срывали покрывало, а рядом ставили все предыдущие варианты: это помогало не только отследить ход работы, но и доказать Стиву, что все его предложения учтены. <…>

Не меньше внимания Джобс уделял и заголовкам окна. Он заставлял Аткинсона и Каре переделывать их снова и снова, мучительно пытаясь найти верное решение. <…>

Команда Macintosh росла и со временем перебралась из «Башен Texaco» в главное здание Apple на Бэндли-драйв… В новом офисе было просторное современное фойе, где можно было поиграть в видеоигры, специально отобранные Баррелом Смитом и Энди Херцфельдом, стоял музыкальный центр с колонками Martin-Logan и сотней CD. <…>

В сентябре 1982-го они выбрались в Пахаро-Дюнс неподалеку от Монтерея. Около пятидесяти сотрудников отдела по разработке Mac расположились в домике у камина; Джобс уселся перед ними на стол, какое-то время негромко рассказывал, а потом подошел к доске и принялся записывать свои мысли. <…> Он записал на доске следующее правило: «Пока компьютер не попал на полки магазинов, он не готов». <…>

Стиву удалось заразить сотрудников Apple стремлением создавать инновационные продукты, внушить им уверенность, что они способны сделать невозможное. Они носили футболки с надписью «Я работаю 90 часов в неделю и мне это нравится!». <…>

…Джобс настаивал, что им нужна революционная реклама. На один только ролик ему удалось выбить беспрецедентный бюджет – 750 тысяч долларов».

(Айзексон У. Стив Джобс /Уолтер Айзексон; пер. с англ. Д. Горяниной, Ю. Полещук, А. Цырульниковой, А. Чередниченко. – М.: Астрель: CORPUS, 2012)

На прилавки магазинов Macintosh поступил в первой половине 1984 года. К тому времени команда Mac насчитывала более шестидесяти человек.

На то, чтобы только разработать этот – один единственный! – ультрасовременный персональный компьютер понадобилось свыше пяти лет напряженных усилий. Как минимум около трех лет над его созданием трудились порядка 50 одаренных трудоголиков по 90 часов в неделю. Потому что, «пока компьютер не попал на полки магазинов» над ним нужно было работать, работать и еще раз работать

… Руководители проекта в рамках работы над Macintosh регулярно совершали длительные перелеты (например, в Японию), одна из дизайнерских компаний Германии перебралась в США, было построено новое здание Apple и затрачены многие-многие другие усилия. Учтите вдобавок все расходы на изготовление материалов и оборудования, которые использовались в рамках проекта. Вплоть до мотоцикла BMW, который появился в фойе офиса только для того, чтобы своим дизайном вдохновлять команду Mac на подвиги. Вплоть до расходов на эксплуатацию тех же компьютеров команды Mac «по 90 часов в неделю» (и более). Не говоря уже о том, что для выпуска Macintosh пришлось построить новый, «наисовременнейший» завод с «очень ценным» оборудованием.

(Источник: Айзексон У. Стив Джобс. – М.: Астрель: CORPUS, 2012)

И на всех стадиях этого многолетнего процесса создания революционного компьютера Macintosh во всех компонентах этого процесса использовалась энергия. Включая ту дополнительную энергию, затратить которую оказалось необходимо, чтобы создать ультрасовременный продукт на основе ультрасовременных технологий (работая по 90 часов в неделю вместо обычных 45).

Если такие усилия понадобились для создания всего лишь высокотехнологичного персонального компьютера, то можно себе представить, какие дополнительные усилия потребуются для разработки и широкого внедрения ультрасовременного оборудования, с помощью которого можно будет извлекать труднодоступную нефть.

Нетрудно догадаться, что и за следующим гордым фактом, приведенным в презентации SPE International: «Нефтегазовая промышленность ежедневно использует больше вычислительных мощностей, чем любая другая отрасль (за исключением индустрии развлечений)» – также стоит внушительный расход энергии.

Конкретную информацию о том, какова «энергетическая» стоимость использования вычислительных мощностей, можно найти в уже упоминавшемся мной эссе Мэтта Савинара:

«630 граммов топлива расходуется на производство каждого грамма микросхем. По сведениям Американского химического общества (American Chemical Society), создание одной 32 MB микросхемы DRAM требует 3,5 фунтов (более 1,5 кг – прим. переводчика) топлива в дополнение к 70,5 фунтам (более 30 л – прим. переводчика) воды.<…>

В своей книге «Девять стран Северной Америки» Джоэл Гарро наглядно и в деталях показывает, сколько энергии нужно для формирования типичного микропроцессора:

«… микросхемы не делают по одной. Их печатают сразу по нескольку на кремниевой подложке четырехдюймового, скажем, диаметра. Каждый раз, при печати очередного слоя, подложка должна подвергаться обработке, чтобы закрепить вновь нанесенные элементы. Этот процесс идет с приложением грандиозного количества энергии. В сущности, с каждым наложенным слоем электрической цепи, всю подложку нужно «запечь» при температурах порой достаточно высоких, чтобы достичь технологически доступного их предела». <…>

Вопреки распространенному убеждению, Интернет потребляет гигантское количество энергии. Как поясняет писатель Джон Майкл Гриер (John Michael Greer):

«Взрывное распространение Интернета в конечном итоге тоже было продуктом эры сверхдешевой энергии. Подключения по всему миру, бескрайние серверные залы, миллиарды взаимосвязанных домашних и корпоративных компьютеров – аппаратное обеспечение Сети, вероятно, можно считать крупнейшим инфраструктурным проектом в истории, реализованным за период в два десятилетия. Абсолютное количество энергии, затраченной на создание и обслуживание Интернета, поражает воображение».

Недавние оценки указывают на то, что инфраструктура, необходимая для поддержки Интернета, потребляет 10% всей электроэнергии, вырабатываемой в США».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

И если «нефтегазовая промышленность ежедневно использует больше вычислительных мощностей, чем любая другая отрасль (за исключением индустрии развлечений)», то и энергии для этого она поглощает больше, чем любая другая отрасль (кроме той, что производит «иллюзии и грезы»).

Забавно, но основная теорема рекламы и дальше продолжает упорно высвечивать «теневую сторону» технологических прорывов нефтяной промышленности. Продолжаю цитировать презентацию SPE International:

«Дорогостоящие исследования: новые технологии предоставляют доступ к ресурсам, залегающим глубоко под водой. <…> Буровое судно «Глубоководный следопыт» <…> может выполнять бурение в воде на глубине до 10 000 футов. <…> Новые системы морской добычи нефти и газа работают глубоко под водой»…

Как вы думаете, какие дополнительные затраты энергии по сравнению с обычной нефтедобычей нужно вложить в перечисленные выше процессы? Чтобы вместо доступной области на суше найти нефть в океане на глубине нескольких километров! А потом осуществить бурение на такой глубине и наладить систему извлечения нефти и ее доставки к поверхности…

Откуда же нефтяная промышленность берет всю ту дополнительную энергию, которая необходима для подобных процессов?

Ответ содержится в той же презентации SPE International:

«Соотношение энергоресурсов мира
Сегодня
– 86% = горючие полезные ископаемые (нефть, газ, уголь)
– 14% = ядерная энергия и прочие энергетические ресурсы».

(Нефть, газ и энергия: мифы и реальность. [Электронный ресурс] – Режим доступа: www.energy4me.org/download/RUSOilGasMythsReality.ppt)

Как видите, дополнительные объемы энергии для обслуживания ультрасовременных технологий добычи нефти, на 86% берутся… из горючих полезных ископаемых! А поскольку мы всё еще живем в Нефтяной цивилизации, основным энергоносителем которой является черное золото, главный вклад в эти дополнительные энергозатраты вносит… НЕФТЬ!!!

Только не та нефть, которую с помощью ультрасовременных технологий собираются добывать со дна океана, а нефть обычная, «традиционная», извлекаемая из гораздо более доступных месторождений, открытых еще в 1940–1970-х гг.

В монографии О. Б. Брагинского приводятся данные о структуре поставок нефти в США в 2004 году.

Общий импорт нефти в Соединенные Штаты Америки составил 638 млн. т.

(В том числе: из Канады 104,8 млн. т, из Мексики 81,9 млн. т, из Южной и Центральной Америки (вероятно, в основном Венесуэла) 130,6 млн. т, с Ближнего Востока 124,9 млн. т, из Северной и Западной Африки – 104,9 млн. т.)

Общий объем нефти, добытой в 2004 г. из битуминозных песков Канады (и в основном импортированной в США) составил 54,75 млн. т. То есть примерно 1/12 общего импорта черного золота в Соединенные Штаты.

(Источники:
1. Брагинский О. Б. Нефтегазовый комплекс мира. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://portal.tpu.ru:7777/departments/kafedra/txng/Metodicheskaya_rabota/Tab2/Braginskiy2006.pdf;
2. GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

Иными словами, на каждую тонну «тяжелой» нефти, добываемой из битуминозных песков Канады для экспорта в США, приходится как минимум по 8–10 тонн более «легкого» черного золота, ввозимого в USA из Мексики, Венесуэлы, Африки и стран Ближнего Востока.

Не эти ли тонны легкой нефти стоят за «огромными инвестициями», вкладываемыми США в добычу тяжелой нефти из битуминозных песков на территории своего северного соседа? Да и возможно ли было бы вообще извлекать черное золото из канадских нефтеносных песков, если бы в Америку не ввозилось такое огромное количество другой – куда более легкой нефти?

Похоже, что способ, которым современные люди используют нефть, привел к образованию порочного круга взаимно усиливающих друг друга обратных связей:

1. Чем меньше остается в недрах Земли легко добываемой нефти – тем больший объем другой – тяжелой нефти необходимо извлекать, чтобы обеспечить растущие потребности человечества.

2. НО для добычи тяжелой нефти необходимо расходовать дополнительную энергию, которая берется в том числе из легкой нефти.

3. В результате чего легкой нефти оказывается в недрах Земли еще меньше, что в свою очередь ведет к необходимости добывать еще больше тяжелой нефти и так далее…

Чем меньше более «легкой» нефти → тем больше необходимость в более «тяжелой» нефти → тем больший расход более «легкой» нефти →

тем еще меньше более «легкой» нефти → тем еще больше необходимость в более «тяжелой» нефти → тем еще больший расход более «легкой» нефти → …

Не напоминает ли такой способ нефтедобычи гигантского монстра, который в определенный момент времени начинает извлекать из земли огромные количества энергии только для того, чтобы самому же их и сожрать? Этакое своего рода «отраслевое человечество» в человечестве. Которое быстро и верно отнимает всё больше жизненных ресурсов у своего окружения – столь же живого, как и оно само.

Увы, но всё это слишком соответствует развитию событий в «базовом» сценарии поведения системы «население – капитал», который был приведен в докладе «Пределы роста» еще в далеком 1972 году. Напомню еще раз:

«Когда цены на ресурсы начинают расти, а их месторождения истощаться, становится необходимым использование всевозрастающих объемов капитала в ресурсных отраслях, в результате чего уменьшается доля, идущая на инвестирование и обеспечение роста в других отраслях».

(Медоуз Д. Пределы роста. – М.: МГУ. 1991).

Если вы читали «Точку отсчета – 2017», то, наверное, помните: под «капиталом» в исследовании группы Медоуза понимались вовсе не условные «денежные единички», а физический капитал, за которым стоит реальная энергия и реальное вещество.

Так вот, эта самая уменьшающаяся доля «капитала» – и есть то вполне конкретное количество энергии, которое энергетическая промышленность постепенно отнимает у всех людей, находящихся за ее пределами.

Потому что эта энергия – во всё больших масштабах – потребляется ВНУТРИ самой энергетики. Потребляется уже в самом процессе добычи энергоресурсов. Прямо на месте.

Упоминаний об этом порочном круге мне пока на глаза не попадалось. Вероятно, по той причине, что «уровень жизни и ВВП пропорционален использованию энергии. А крупнейшим источником энергии является ископаемое топливо: нефть, газ и уголь» – как констатирует презентация SPE International.

Наверное, не очень-то приятно заметить, что основа достигнутого уровня жизни и ВВП попала в порочный круг обратных связей, которые всё быстрее ее разрушают. Ведь жизнь цивилизованного человека сейчас – как никогда благоустроенна, защищена и комфортна. А за падением уровня жизни и ВВП стоят отсутствие питьевой воды, голод и мысли, удастся ли пережить следующую, холодную зиму…

Так стоит ли удивляться столь естественному желанию отвлечься от подобного рода открытий? И тому, что современная Индустрия развлечений использует больше вычислительных мощностей, чем любая другая отрасль мирового хозяйства. Включая даже самого «нефтегазового монстра»…

9. На последнем дыхании…

Похоже, у нас есть все основания предположить, что мировая добыча обычной, «традиционной» нефти уже достигла своего естественного предела.

Об этом свидетельствует:

1. Постоянно сокращающийся суммарный объем новых запасов, которые еще удается находить,

2. Быстрое ухудшение качества месторождений, в первую очередь их доступности и величины,

3. Истощение открытых в 1940–1970 гг. обширных залежей «традиционной», «легкой» нефти (они УЖЕ уменьшились на колоссальную величину в 1 трлн. 250 млрд. баррелей),

4. Работа нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих мощностей на пределе своих возможностей (из-за того, что нефтяные компании перестали расширять свою производственную базу),

5. Фактический выход годовой нефтедобычи на плато, начиная с 2006 года, несмотря на все усилия по наращиванию добычи «нетрадиционной», «тяжелой» нефти,

6. Необходимость прибегнуть к огромным инвестициям в добычу «нетрадиционного», «тяжелого» черного золота из битуминозных песков и нефтеносных сланцев на территории Канады и США. (По сути, американцы дотируют добычу этой нефти точно так же, как они дотируют на своей территории производство продуктов питания и биотоплива для своих машин.)

7. Неадекватно завышенные прогнозы роста мирового спроса на нефть (и соответственно – нефтедобычи!), опубликованные в начале XXI века Министерством энергетики США, ОПЕК, Мировым энергетическим агентством...

8. Фактическое сдерживание роста потребления материальных товаров и услуг, основанных на их использовании, в целом ряде развитых и «развивающихся» стран (Испания, Италия, Франция, Великобритания, Португалия, Греция, страны Северной Африки…), начиная с 2010–2011 гг. (Что неизбежно влечет за собой снижение потребления нефти.)

9. Активизация прямой военной экспансии Соединенных Штатов на территории, богатые «легкой» нефтью (Ирак, Ливия… следующий – Иран?), с целью установить монопольный контроль над наиболее доступными запасами этого ключевого ресурса.

Отстроиться от реальности и думать только о хорошем. Как это прекрасно… И вместе с тем, накануне больших войн люди всё-таки предпочитали вооружаться и обучаться военному делу, а не уходить в миры грёз и фантазий. Потому что готовиться к масштабным переменам – лучше заранее. Особенно, если шансы их избежать – слишком малы.

Увы, но до начала глобального нефтяного кризиса осталось по всей вероятности лишь 5–10 лет. Для жителей Нефтяной цивилизации они пролетят незаметно…


ГЛАВА 4. ИЛЛЮЗОРНЫЕ «АЛЬТЕРНАТИВЫ»


Замечали ли вы, насколько часто встречается в СМИ информация об «альтернативной», «экологически чистой» энергетике? Притом что ее реальный вклад в систему энергоснабжения человечества составляет менее 1%!

Мне кажется, неадекватно повышенное внимание к так называемой «возобновимой» энергетике привлекается далеко не случайно. Широко распространяя материалы об этих новых «чудесах технологий», СМИ решают сразу две стратегические задачи:

– создают иллюзию, что у нас есть некий альтернативный технологический «выход» из наметившегося энергетического тупика;

– уводят внимание от главной причины нарастающих серьезных проблем человечества – чрезмерного материального потребления в сочетании с чрезмерной численностью популяции Homo Sapiens на Земле.

Забавно, но упоминание о привычном для нас уровне материального потребления как о ключевом факторе разрушения природных экосистем – практически полностью отсутствует даже в материалах экологических организаций. Напротив, в них часто делается упор на то, что «возобновимые», «экологически чистые» источники энергии позволят сохранить привычные для цивилизованного человека жизненные стандарты.

Стоит ли удивляться, что для современной потребительской цивилизации деятельность многих экологических организаций оказалась вполне приемлемой? Ведь их представители, по сути, разделают ключевые ценности общества развитого потребления. А глобальные экологические проблемы стремятся решить привычным путем технического прогресса.

Но может быть, это и вправду возможно? Решить экологические проблемы с помощью новых, «экологически чистых» технологий?

Давайте включать здравый смысл.

Не знаю, все ли из вас читали начальную книгу этого цикла «Точка отсчета – 2017»? Поэтому позволю себе привести из нее цитату, которая объясняет, почему переход на «экологически чистые» источники энергии вряд ли осуществим и по всей вероятности «экологически вреден»:

«Чтобы понять это, нужно вернуться к «истоку всего». К той первичной энергии, благодаря которой на Земле существует жизнь.

Это – энергия Солнца. Поток солнечной энергии постоянно пронизывает экосферу Земли (сложную сеть локальных экосистем). И только благодаря этому непрерывному потоку солнечной энергии экосфера Земли может поддерживать себя в устойчивом состоянии.

Причем, только в таком – устойчивом – состоянии условия в экосфере Земли оказываются максимально благоприятными для жизни.

В системе Земной экосферы солнечная энергия многократно преобразуется и перераспределяется в сложной сети составляющих экосферу экосистем и элементов этих экосистем.

Наверное, многие из нас помнят картинку из школьного учебника, на которой был изображен «круговорот воды в природе». Солнечная энергия в экосфере Земли тоже совершает подобный непрерывный, естественный «энергопроцесс».

Так вот, энергия, которую люди получают из так называемых «возобновимых» источников (вроде ветряков или солнечных батарей), автоматически ИЗЫМАЕТСЯ из этого естественного энергопроцесса в экосфере планеты.

Во всяком случае, вся та часть этой «возобновимой» энергии, которая идет на удовлетворение всё тех же «дополнительных», «искусственных» материальных потребностей человека.

С помощью ветряков, например, получают электроэнергию, которую используют потом в тех же самых хозяйственных целях, что и энергию, полученную из «невозобновимых» ископаемых углеводородов или урана.

Причем, если в случае ископаемого топлива, мы, по крайней мере, используем ту солнечную энергию, которая поступила на Землю в далеком прошлом, то в случае «возобновимых» источников энергии – мы забираем ту солнечную энергию, которая поступает на Землю прямо сейчас.

Иными словами, используя «возобновимые» источники энергии, мы изымаем солнечную энергию напрямую у экосистем планеты!

Забираем на нужды всё того же искусственного, рукотворного человеческого мира.

К чему это приводит, можно наблюдать на примере гидроэнергетики, которая изымает естественную, природную энергию воды из естественного водного цикла. Гидроэнергетика обеспечивает всего лишь примерно 4% энергетических потребностей человечества, а насколько нарушены этим «возобновимым» источником энергии естественные речные водотоки планеты! Не говоря о больших площадях суши, затопленных искусственными водохранилищами, и соответственно разрушенных экосистемах, окружавших некогда зарегулированные теперь реки.

Вот почему переход на «возобновимые» источники энергии является не более чем еще одной большой ИЛЛЮЗИЕЙ.

Представьте себе, какое количество этой «возобновимой» энергии придется напрямую отнимать у экосистем планеты, чтобы заменить ею «невозобновимые» источники топлива? Заменить – при тех же самых энергетических аппетитах, с которыми потребляют энергию современные люди!

Не будут ли последствия ТАКОГО «решения проблемы» намного катастрофичнее, чем использование «невозобновимых», ископаемых энергоресурсов и даже «мирного атома»?!»

(Лотарев М. Точка отсчета – 2017, Харьков, 2011)

Не знаю также, замечают ли сторонники «альтернативной» энергетики, что они пытаются совместить несовместимое? Одновременно остановить разрушение естественной, природной среды на планете Земля и сохранить привычные для нас материальные жизненные стандарты. Более того – расширить их до пределов всего семимиллиардного человечества.

Увы, но это противоречит второму началом термодинамики. Потому что означает как минимум сохранение нынешней сложности системы современной цивилизации, присущего ей «количества порядка». А это, согласно второму началу термодинамики, автоматически будет сопровождаться «выносом» в окружающую природную среду беспорядка, превышающего количество порядка внутри «человеческой» системы. То есть вести к дальнейшему наращиванию беспорядка в естественных экосистемах планеты – их упрощению и дальнейшей деградации.

(В реальности переход на новые технологии, как правило, ведет к увеличению порядка в системе человеческой цивилизации, что, конечно, только усугубляет вышеописанную ситуацию.)

Напротив, если начать уменьшать количество беспорядка, который система современной цивилизации «выносит» в окружающую среду, это автоматически приведет к соответствующему уменьшению порядка внутри самой системы человечества. Что неизбежно будет означать ее упрощение, соответствующее снижение привычных для цивилизованных людей жизненных стандартов и весьма вероятно – сокращение численности человеческой популяции.

Это и есть единственная реальная плата, которой люди могут оплатить восстановление разрушенной сложности природных экосистем. (С соответствующим восстановлением занимаемой ими территории.)

Разумеется, такой ход событий ни в коей мере не является целью «альтернативной» энергетики. Напротив, ее главная цель, по сути, та же, что и у энергетики традиционной: обеспечение материального уровня жизни, привычного для современного цивилизованного человека. А разница между ними состоит в том, что традиционная энергетика, основанная на сжигании ископаемых углеводородов, привычные жизненные стандарты обеспечивает массово и реально. По крайней мере, нескольким миллиардам людей на Земле. В то время как «альтернативная», «возобновимая» энергетика (солнечная, ветровая, геотермальная…) – делает это лишь гипотетически. В полном соответствии со своей долей в «энергетической корзине» человечества – менее 1%.

По счастью, «альтернативная» энергетика несостоятельна и в чисто энергетическом плане. Потому что имеет дело с едва ли не самыми «распыленными» источниками энергии из всех, которые когда-либо использовал человек.

Как вы, наверное, помните, самыми эффективными «фабриками» по переработке и накоплению первичной солнечной энергии на Земле являются растения. Именно поэтому изначально рассеянная энергия Солнца в древесном топливе содержится в концентрированном виде.

Использование этой – сконцентрированной в древесине энергии стало основой роста и усложнения человечества на протяжении многих тысячелетий. От древнейших времен, когда люди впервые овладели огнем, до Промышленной революции XIX века.

В еще более концентрированном виде первичная солнечная энергия содержится в каменном угле. Уголь образовался из органических растительных останков, которые «уплотнялись» на протяжении миллионов лет. И соответственно «уплотнялась» накопленная в них энергия. Антрацит – это своего рода «сконцентрированные дрова».

Еще большую «плотность» изначально рассеянная энергия приобрела в природном газе и особенно – в нефти.

Бурный рост и стремительное усложнение человечества на протяжении двух последних столетий основаны на том, что люди использовали энергию во всё более «уплотненном» виде. Причем «концентрированные» энергоносители: уголь, нефть, газ – добывались в уже готовом виде. Первоначально рассеянная энергия была «уплотнена» в них с помощью «природных технологий». Задолго до того, как на Земле появился цивилизованный человек.

А в каком виде содержат энергию энергоносители, которые предлагает нам «возобновимая» энергетика?

Нетрудно догадаться, что в солнечном свете, в ветре, в морских приливах эта энергия содержится в гораздо более рассеянном виде, чем в ископаемых углеводородах и даже в обычных дровах. Поэтому, чтобы использовать такую энергию вместо энергии угля, нефти и газа, ее нужно сначала должным образом «уплотнить».

Как это сделать без помощи множества зеленых растений, геохимических процессов и быстрее, чем за миллионы лет?

А с помощью новых, «экологически чистых» технологий, – говорят сторонники «альтернативной» энергетики.

Вот только «наивно» упускают из виду, что для разработки, внедрения и эксплуатации этих новых, «экологически чистых» технологий понадобится использовать энергию УЖЕ сконцентрированную. И брать эту «плотную» и качественную энергию придется… из ископаемых углеводородов!

Причем, поскольку мы всё еще живем в Нефтяной цивилизации, основным источником энергии, с помощью которой будут «уплотнять» рассеянную энергию солнечного света, приливов и ветра, станет всё та же обычная, «легкая» НЕФТЬ!!!

Увы, но в противном случае энергетический переход от ископаемых углеводородов к солнечному свету, приливам и ветру будет означать откат человечества к тем, совсем уж далеким временам, когда люди даже огнем еще не владели. Откат от эффективных, высококонцентрированных энергоносителей: антрацита, газа и особенно нефти – к намного менее эффективным источникам энергии, чем даже простые дрова…

Но готовы ли современные цивилизованные люди вновь начать жить так, как живут другие животные? Все те наши собратья по планете, которые обходятся лишь текущими «энергопоставками» солнечного света, воды или ветра. А в концентрированном виде добывают энергию лишь в виде пищи: из растений, других животных или грибов.

Помнят ли сторонники «альтернативной» энергетики, что в те далекие времена на Земле жило не более 5–10 миллионов особей вида Homo Sapiens? И жили эти несколько миллионов человек в целиком природной, еще не затронутой цивилизацией и потому максимально благоприятной для их жизни среде. Потому что в ТОЙ природной среде, еще не узнавшей огня человека, первичная энергия Солнца концентрировалась в великом множестве растений и поедавших их животных, которые населяли всю поверхность планеты.

А какую жизненную среду унаследуют современные адепты «экологически чистых», «возобновимых» энергоресурсов?

Разросшиеся техногенные пустыни?

Обедненные растениями и животными, глубоко нарушенные остатки природных экосистем?

Боюсь, что в этих новых условиях численность человечества, которое решит жить за счет «возобновимых» источников энергии, вряд ли дотянет даже по первобытных нескольких миллионов человек.

Физические ограничения, связанные с использованием рассеянных источников энергии, еще в 1975 году разъяснил в своем докладе, сделанном на научной сессии, посвященной 250-летию Академии наук СССР, Нобелевский лауреат, академик П. Л. Капица. Приведу некоторые выдержки из этого замечательного документа. Текст его достаточно понятен, в том числе и неспециалисту. Но если у вас возникнут трудности в той части, где используются математические расчеты (возможно также, что в этой части текста есть неточности, допущенные при публикации первоисточника), постарайтесь просто понять суть – о чем идет речь, – и двигайтесь дальше.

Итак, цитирую:

«Энергия, которой пользуются люди, делится теперь на две части. Первая – это так называемая бытовая энергия. /Выделено автором/. Она непосредственно обеспечивает культурный образ жизни. Эта энергия используется для освещения, для питания холодильников, телевизоров, электробритв, пылесосов и большого количества других приборов, которыми пользуются в повседневной жизни. Используемая в быту мощность исчисляется обычно киловаттами. Другой вид энергии – это промышленная энергия, энергия больших мощностей. /Выделено автором/. Ее используют в металлургии, на транспорте, в машиностроении, в механизации строительства и сельского хозяйства и ряде подобных областей. Эта энергия значительно больше бытовой, мощность ее исчисляется в мегаваттах, ее масштабы и стоимость определяют уровень валового продукта в народном хозяйстве страны. Конечно, предстоящий кризис будет вызван недостатком ресурсов энергии только в энергетике больших мощностей: обеспечение получения этой энергии в достаточном количестве и является основной проблемой, которая ставится перед наукой.

Я уже сказал, что предсказания предстоящего энергетического кризиса делаются на основе закона сохранения энергии. Как известно, большую роль в ограничении возможности использования энергетических ресурсов играет также закон, требующий во всех процессах преобразования энергии возрастания энтропии. Оба эти закона накладывают "вето" на преодоление кризиса путем создания "перпетуум-мобиле". Закон сохранения энергии накладывает "вето" на "перпетуум-мобиле" 1-го рода. Энтропия накладывает "вето" на так называемый "перпетуум-мобиле" 2-го рода. Интересно отметить, что этот второй род "перпетуум-мобиле" и по сей день продолжают предлагать изобретательные инженеры, и часто опровержение такого рода устройств связано с большими хлопотами. /Например, опровержение «совместимости» сохранения окружающей природной среды с сохранением привычного для нас материального уровня жизни путем дальнейшего научно-технического прогресса – примечание автора/. Эта область относится к термодинамике, она хорошо изучена, и я на ней останавливаться не буду.

Я ограничусь рассмотрением закономерностей, которые определяют развитие энергетики больших мощностей и связаны с существованием в природе ограничений для плотности потока энергии. /Выделено автором/. Как будет видно, часто эти ограничения не учитываются, что ведет к затратам на проекты, заведомо бесперспективные. Это и будет основной темой моего доклада.

Все интересующие нас энергетические процессы сводятся к трансформации одного вида энергии в другой, и это происходит согласно закону сохранения энергии. Наиболее употребительные виды энергии – электрическая, тепловая, химическая, механическая, а теперь и так называемая ядерная. Трансформацию энергии обычно можно рассматривать как происходящую в некотором объеме, в который через поверхность поступает один вид энергии, а выходит преобразованная энергия.

Плотность поступающей энергии ограничена физическими свойствами той среды, через которую она течет. В материальной среде плотность потока энергии U ограничивается следующим выражением:

U < vF, (1)

где v – скорость распространения деформации, обычно равная скорости звука, F – плотность энергии, которая может быть либо упругой, либо тепловой, U есть вектор. <…> Вектор U оказывается весьма удобным для изучения процессов преобразования энергии. Впервые он был предложен в 1874 г. русским физиком Н. А. Умовым. Десятью годами позже такой же вектор для описания энергетических процессов в электромагнитном поле был дан Дж. Пойнтингом. Поэтому у нас принято называть его вектором Умова–Пойнтинга.

Если выражение (1) применить для газовой среды, то оно приобретет следующий вид:

U = A T1/2p, (2)

где А – коэффициент, зависящий от молекулярного состава газа, Т – температура и р – давление газа.

Выражение такого вида определяет, например, ту предельную мощность, которую может передать горючая среда на единицу поверхности поршня мотора или лопаток турбины. Как видно, эта мощность падает с давлением; поэтому такое же выражение определяет ту предельную высоту, на которой может летать турбореактивный самолет.

Используя вектор Умова-Пойнтинга, можно описывать даже процессы, когда энергия передается ременной передачей. Тогда произведение скорости ремня на его упругое напряжение дает мощность трансмиссии.
<…>
Мне пришлось на практике встретиться с технической проблемой, когда недостаточная плотность потока электрической энергии ограничивала осуществление решения этой проблемы на практике. Это произошло при следующих поучительных обстоятельствах.

В 40-х годах мой учитель А. Ф. Иоффе занимался разработкой оригинального электростатического генератора, который питал небольшую рентгеновскую установку. Этот генератор был прост по своей конструкции и неплохо работал. Тогда у Иоффе возникла идея заменить в широком масштабе электромагнитные генераторы на электростатические и перевести на них всю большую электроэнергетику страны. Главным основанием было то, что электростатические генераторы не только проще по своей конструкции, но могут сразу давать высокое напряжение для линий передач. Мне пришлось тогда опровергать осуществимость этого проекта, исходя из оценки плотности потока электроэнергии при трансформации ее в механическую.

Определим, согласно выражению (1) для U, плотность потока энергии, которая в зазоре между ротором и статором генератора преобразуется из механической в электрическую или обратно. Тогда v будет равна окружной скорости ротора генератора. По конструктивным соображениям эта скорость обычно берется около 100 м/с. Тангенциальные силы взаимодействия между статором и ротором в электромагнитном генераторе определяются энергией магнитного поля, поэтому мы имеем для плотности потока энергии:

U = a(H2/4p)v (3)

Коэффициент a определяется конструкцией генератора и характеризуется косинусом угла, образованного силой F и скоростью v. Обычно a имеет величину, равную нескольким десятым долей единицы. Магнитное поле Н определяется насыщением железа и не превышает 2 x 10 [в четвертой степени] Э. При этом плотность потока электроэнергии (которая трансформируется в механическую или обратно) получается около 1 кВт на см². Таким образом, для генератора мощностью 100 МВт ротор будет иметь рабочую поверхность примерно около 10 м². Для электростатического генератора плотность потока энергии U будет равна

U = a(E2/4p)v , (4)

где электростатическое поле Е ограничивается электрической прочностью воздуха и не превышает 3 x 10 [в четвертой степени] В/см, или 100 э.-с.е. Поэтому, чтобы получить ту же мощность в 100 МВт потребуется ротор с поверхностью в (Н/Е)2 = 4 x 10 [в пятой степени] раз большей, т.е. равной 4 x 10 [в пятой степени] м², или примерно половине квадратного километра. /Выделено автором/. Таким образом, электростатический генератор больших мощностей получается практически неосуществимых размеров.

Аналогичный анализ показывает, что ограничение плотности потока энергии приводит к тому, что для энергетики больших мощностей приходится отказываться от ряда весьма эффективных процессов трансформирования энергии.
<…>
Сейчас главный интерес привлекают те методы генерирования энергии, которые не зависят от количества энергии, запасенной в прошлом в топливе различного вида. Здесь главным из них считается прямое превращение солнечной энергии в электрическую и механическую, конечно, в больших масштабах. Опять же осуществление на практике этого процесса для энергетики больших мощностей связано с ограниченной величиной плотности потока энергии. Оптимальный расчет сейчас показывает, что снимаемая с одного квадратного метра освещенной Солнцем поверхности мощность в среднем не будет превышать 100 Вт. Поэтому, чтобы генерировать 100 МВт, нужно снимать электроэнергию с площади в 1 км².

Ни один из предложенных до сих пор методов преобразования солнечной энергии не может этого осуществить так, чтобы капитальные затраты могли оправдаться полученной энергией. Чтобы это было рентабельно, надо понизить затраты на несколько порядков, и пока даже не видно пути, как это можно осуществить. Поэтому следует считать, что практическое прямое использование солнечной энергии в больших масштабах нереально. /Выделено автором/.
<…>
Сейчас также идет обсуждение вопроса использования геотермальной энергии.
<…>
Современный подход к этой проблеме основывается на том, что в любом месте земной коры на глубине в 10–15 км достигается температура в несколько сот градусов, достаточная для получения пара и генерирования энергии с хорошим КПД. При осуществлении этого проекта на практике мы опять наталкиваемся на ограничения, связанные с плотностью потока энергии. Как известно, теплопроводность горных пород очень мала. Поэтому при существующих внутри Земли градиентах температур для подвода необходимого тепла нужны очень большие площади, что весьма трудно выполнимо на глубине в 10–15 км. Вот почему возможность нагрева необходимого количества воды сомнительна.

Сейчас тут выдвигается ряд интересных предложений. Например, на этой глубине взрывать атомные бомбы и этим создавать либо большую каверну, либо большое количество глубоко проникающих трещин. Осуществление такого проекта будет стоить очень дорого; но, ввиду важности проблемы и больших преимуществ геотермального метода, я думаю, что, несмотря на эти расходы, следует, по-видимому, рискнуть осуществить этот проект.

Кроме солнечной и геотермальной энергий, не истощающих запасы, есть еще гидроэнергия, получаемая при запруживании рек и при использовании морских приливов. Накопленную таким образом гравитационную энергию воды можно весьма эффективно превращать в механическую. Сейчас в энергетическом балансе использование гидроэнергии составляет не более 5%, и, к сожалению, дальнейшего увеличения не приходится ждать. Это связано с тем, что запруживание рек оказывается рентабельным только в горных местах, когда на единицу площади водохранилища имеется большая потенциальная энергия. Запруживание рек с подъемом воды на небольшую высоту обычно экономически не оправдывает себя, в особенности, когда это связано с затоплением плодородной земли, так как приносимый ею урожай оказывается значительно более ценным, чем получаемая энергия. Опять тот же недостаток плотности потока энергии.

Использование ветра, также из-за недостаточной плотности энергетического потока, оказывается экономически неоправданным. Конечно, использование солнечной энергии, малых водяных потоков, ветряков часто может быть полезным для бытовых нужд в небольших масштабах. /Выделено автором/.

Из приведенного анализа следует, что нужно искать новые источники энергии для энергетики больших мощностей взамен истощающихся в природе запасов химической энергии. Очевидно, можно и следует более бережно относиться к использованию энергетических ресурсов. Конечно, желательно, например, не тратить их на военные нужды. Однако все это только отсрочит истощение топливных ресурсов, но не предотвратит кризиса. Как это уже становится общепризнанным, вся надежда на решение глобального энергетического кризиса – в использовании ядерной энергии.
<…>
Следует признать, однако, что лучшим выходом из создавшегося положения нужно считать получение энергии путем термоядерного синтеза ядер гелия из ядер дейтерия и трития. <…>

Но трудности осуществления управляемой термоядерной реакции пока еще не преодолены. Я буду говорить о них в своем докладе, потому что, как теперь оказывается, эти трудности в основном также связаны с созданием в плазме энергетических потоков достаточной мощности. <…>

Хорошо известно, что для полезного получения термоядерной энергии ионы в плазме должны иметь очень высокую температуру – более 108 К. Главная трудность нагрева ионов связана с тем, что нагрев плазмы происходит в результате воздействия на нее электрического поля, и при этом практически вся энергия воспринимается электронами, которые благодаря их малой массе при соударениях плохо передают ее ионам. С ростом температуры эта передача становится еще менее эффективной. Расчеты передачи энергии в плазме от электронов к ионам при их кулоновском взаимодействии теоретически были надежно описаны еще в 30-х годах. Л. Д. Ландау [2] дал выражение для этого взаимодействия, которое до сих пор остается справедливым.

Мощность Рa, передаваемая электронами с температурой Te ионам с температурой Тi в объеме V, равна [3]

Рa = Vnk((Te – Тi) / teq) (5)

где k – постоянная Больцмана, n – плотность плазмы. Время релаксации teq вычисляется по формуле Ландау, основанной на учете кулоновских взаимодействий. Согласно этой формуле при тех высоких ионных температурах Тi = 108–109 К, при которых термоядерная реакция может давать полезную мощность, поток энергии, переданный от электронов к ионам, очень мал.
<…>
Малость величины передаваемой ионам энергии в особенности проявляется при осуществлении наиболее широко разрабатываемых теперь термоядерных установок Токамак. В них ионы удерживаются в ограниченном объеме сильным магнитным полем и процесс нагрева производится электронами, которые вначале коротким импульсом тока нагреваются до очень высоких температур, потом путем кулоновских столкновений передают свою энергию ионам. В условиях, принимаемых в современных проектах Токамака, время, за которое электроны передадут свою энергию ионам, достигает 20–30 с [3]. Оказывается, за это время большая часть энергии электронов уйдет в тормозное излучение. Поэтому сейчас изыскиваются более эффективные способы подвода энергии к ионам [4]. Это может быть или высокочастотный нагрев, или инжекция быстрых нейтральных атомов дейтерия, или диссипация магнитоакустических волн [5]. Все эти методы нагрева ионов, конечно, значительно усложняют конструкцию реакторов типа Токамак.

Из выражения для Рa видно, что эффективность энергетической передачи между электронами и ионами растет с плотностью. Поэтому предположим, что при нагреве лазерным импульсом твердого конденсированного трития или дейтерия начальная плотность будет очень велика (на несколько порядков выше, чем в Токамаке) и импульсами удается нагреть ионы в короткий промежуток времени. Но подсчеты [3] показали, что, хотя время нагрева и сокращается до 10–8 с, все же оно недостаточно, так как за это время ничем не удерживаемый плазменный сгусток уже разлетится на значительное расстояние.
<…>
Главное препятствие в данное время лежит в том, что еще недостаточно глубоко изучены физические процессы в плазме. Теория, которая здесь хорошо разработана, относится только к нетурбулентному состоянию плазмы. Наши опыты [6] над свободно парящим плазменным шнуром, полученным в высокочастотном поле, показывают, что горячая плазма, в которой электроны имеют температуру в несколько миллионов градусов, находится в магнитном поле в турбулентном состоянии. Как известно, даже в обычной гидродинамике турбулентные процессы не имеют полного количественного описания и в основном все расчеты основаны на теории подобия. В плазме, несомненно, гидродинамические процессы значительно сложнее…»

(П. Л. Капица. Энергия и физика. Доклад на научной сессии, посвященной 250-летию Академии наук СССР, Москва, 8 октября 1975 г. См.: Вестник АН СССР. 1976. № 1. С. 34–43. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/KAPITZA/KAP_10.HTM)

Чтобы наглядно проиллюстрировать реальные возможности «альтернативной» энергетики, обратимся еще раз к эссе Мэтта Савинара. Невзирая на то, что оно написано обычным адвокатом, в нем, на мой взгляд, есть достаточно того здравого смысла, который может понадобиться людям в эпоху больших перемен. Наберитесь терпения, цитата снова будет большая.

«Рассматривая роль нефти в продуктах современных технологий, помните о том, что большинство альтернативных энергосистем, включая солнечные батареи, солнечные нанотехнологии, ветряки, водородные топливные элементы, фабрики по производству биотоплива, ядерные электростанции и т.п., основано на изощренных технологиях и энергоемких видах металлургии.

Фактически, во всех электрических приборах используются серебро, медь, алюминий и платина, а их поиск, добыча и обработка ведутся с помощью оборудования, работающего на нефтепродуктах или природном газе. Например, в своей книге «Скудные годы: политика дефицита», писатель Ричард. Дж. Барнет (Richard J. Barnet) пишет:

«На тонну меди требуется 112 млн. BTU или эквивалент 17,8 баррелей нефти. Энергетическая составляющая себестоимости производства алюминия – в 20 раз больше». /BTU – Британская тепловая единица – примечание автора/.

Джоэл Гарро, в той же главе его книги «Девять стран Северной Америки», что была процитирована выше, объясняет, насколько энергоемка алюминиевая промышленность:

«В качестве своего наиболее важного сырья, производство алюминия требует недорогого топлива. Для создания фунта алюминия нужно затратить в 12 раз больше энергии, чем для получения фунта железа. Приличных размеров алюминиевый завод потребляет энергии столько же, сколько 175-тысячный город»
<…>
Большая часть промышленного сырья (соевые бобы, кукуруза) для производства биотоплива, такого как биодизель и этанол, выращивается с применением высокотехнологичных, нефтезависимых индустриальных методов ведения сельского хозяйства... <…>

Одним словом, так называемые «альтернативы» нефти на самом деле – ее «производные». Аналитик Джон Майкл Гриер предлагает следующее, вполне вразумительное объяснение этой, зачастую не замечаемой взаимосвязи:

«… любой другой источник энергии, ныне используемый в современном обществе, получает существенную «энергетическую субсидию» от нефти. Энергия, используемая для добычи урана и постройки реакторов, к примеру, берется из дизельного топлива, а не из ядерного, точно так же как солнечные батареи не делают из солнечного света». <…>

Требуется огромное количество нефти и других дефицитных ресурсов, чтобы обнаружить и извлечь сырье (серебро, медь, платину, уран и т.д.), необходимое для постройки солнечных батарей и ветряков или работы атомных электростанций. Нефть нужна также для разработки альтернативных энергоустановок, их распределения, поддержки и адаптации к ним ныне существующей инфраструктуры.
<…>
Мало кто осознает, сколько энергии сконцентрировано даже в малом объеме нефти или природного газа. Баррель нефти содержит энергетический эквивалент почти 25 тыс. часов человеческого труда. А всего один галлон бензина – эквивалент 200–500 человеко-часов.

Многим кажется ошеломляющим это открытие, даже после того, как они перепроверят цифры самостоятельно. Но если немного подумать над этим, все встает на свои места: нужен всего галлон бензина, чтобы трехтонный спортивный автомобиль проехал 10 миль за 10 минут со скоростью 60 миль в час. А сколько времени потребуется вам, чтобы, толкая перед собой автомобиль, преодолеть ту же дистанцию?

В то время как люди имеют тенденцию радикально преуменьшать плотность энергии, присущую нефти и природному газу, они столь же радикально преувеличивают плотность энергии (а, следовательно, и масштабируемость) альтернативных энергоносителей. Несколько примеров помогут проиллюстрировать эту мысль:

1. Энергия ветра и природный газ.

Потребовались бы все до единой 13 тыс. калифорнийских ветротурбин, выдающих 100% своей пиковой мощности (а обычно они выдают не более 30%), чтобы получить столько же электроэнергии, сколько ее вырабатывает одна 555-мегаваттная электростанция, работающая на природном газе.

2. Энергия ветра и уголь.

В 2004-м году общая мощность действующих ветровых электростанций в Соединенных Штатах составляла 6361 МВт. Это значит, что если бы все ветротурбины одновременно выдавали свою пиковую мощность, по совокупной выработке электроэнергии они были бы эквивалентны шести обычным ТЭС, работающим на угле. Как было отмечено выше, ветряки обычно выдают не более 30% своей номинальной мощности, поэтому на самом деле их совокупная производительность ниже производительности даже двух ТЭС.

3. Солнечная энергия и уголь.

Для солнечной энергии соответствующие показатели еще хуже. Например, Пол Робертс (Paul Roberts) в книге «Нефтяной тупик: на пороге опасного нового мира» пишет:

«… даже суммарная производительность всех действующих фотогальванических элементов в мире – около 2000 МВт – едва дотягивает до мощности пары ТЭС, работающих на угле».

Расчеты Робертса также основаны на том, что солнечные батареи выдают 100% номинальной мощности. В реальном мире, они, в среднем, выдают лишь 20% своей пиковой мощности, потому что Солнце светит не всюду одновременно. Разумеется, это означает, что и совокупная выработка электроэнергии впятеро ниже номинального уровня.

К 2008-му году общая мощность солнечных батарей в мире достигла чуть более 5000 МВт. С учетом 20%-й эффективности, общая реальная выработка электроэнергии ими теперь эквивалентна производительности одной ТЭС.

4. Энергия ветра/солнечная энергия и нефть.

Чтобы возместить всего 10%-е сокращение потребления нефти в США, общая мощность солнечных и ветряных электростанций там должна возрасти на 2200%. /Выделено автором/.

5. Солнечная энергия и бензин.

Количество энергии, перераспределяемое за день на одной бензоколонке, равно количеству энергии, которое вырабатывалось бы кластером солнечных батарей, занимающим площадь четырех манхэттенских кварталов (почти 90 тыс. кв. м – прим. переводчика). При этом в одних только Соединенных Штатах – 170 тыс. бензоколонок.

Причина такой разницы уже описана выше: нефть – невероятно концентрированный источник энергии, в то время как энергия солнечного излучения – наоборот, очень рассеянная.

6. Зачаточное состояние промышленной солнечной энергетики.

Чтобы перевести всю мировую экономику на солнечную энергию, потребуется около 220 тыс. кв. км солнечных панелей. Это может показаться более или менее достижимой целью, пока вы не осознаете, что общая площадь, покрытая солнечными батареями в настоящее время, составляет всего каких-нибудь 10 кв. км. <…>

8. Электрические аккумуляторы вместо бензиновых ДВС для автомобилей.

Др. Уолтер Янгквист пишет:

«… галлон бензина весом примерно в 8 фунтов содержит такое же количестве энергии, как тонна обычных свинцово-кислотных аккумуляторов. Соответственно, в объеме бензобака автомобиля заключен энергетический эквивалент 15 тонн таких аккумуляторов. Даже если будут разработаны существенно улучшенные батареи, по плотности энергии они все равно не смогут конкурировать с бензином или дизельным топливом. Также, аккумуляторные батареи становятся практически бесполезными при очень холодной погоде, их емкость ограничена, и каждые несколько лет им требуется дорогостоящая замена.

Нет аккумуляторов, которые могли бы эффективно приводить в движение тяжелую сельхозтехнику на полях протяженностью в целые мили. И ни один из них даже и близко не способен 14 часов без перерыва поддерживать в воздухе Боинг 747 на скорости 600 миль в час».

Некоторые скажут, что проблему свинцово-кислотных аккумуляторов, подмеченную др. Янгквистом, можно решить, перейдя на литий-ионные. К сожалению, запасы лития в мире настолько малы, что производители электромобилей уже предвидят проблемы с поиском его поставщиков, хотя сейчас лишь незначительная часть жителей западных стран водит электромобили. <…>

9. Неравномерность выработки энергии и нехватка аккумулирующих технологий.

В отличие от насосов, которые выкачивают нефть днем и ночью почти при любых погодных условиях, или от угольных/газовых ТЭС, которые также могут функционировать 24 часа в сутки, ветряки и солнечные батареи вырабатывают энергию лишь при определенных условиях либо в определенное время суток. Это может быть не столь важным, если вы всего лишь хотите обеспечить питанием свои домашние бытовые приборы или мелкомасштабное децентрализованное хозяйство. Но если вы хотите привести в движение индустриальную экономику с ее опорой на аэропорты, самолеты, 18-колесные грузовики, миллионы миль шоссейных дорог, гигантские небоскребы и круглосуточную доступность топлива, то нерегулируемых источников энергии будет недостаточно.

Хотя ведутся многообещающие работы по нейтрализации неравномерности ветряной и солнечной энергетики, большая часть этих проектов находится на стадии разработки. Рентабельными и пригодными для широкого внедрения они станут, самое раннее, через несколько десятилетий. <…>

Без рентабельной технологии хранения (аккумулирования) энергии для использования ее в периоды отсутствия ветра или солнечного света, крупные солнечные или ветровые электростанции должны быть подстрахованы угольными/газовыми ТЭС либо добычей нефти. По этой причине распространение альтернативной энергетики в действительности требует роста использования ископаемого топлива. Журналист Майкл Кейн (Michael Kane) объясняет:

«Европейская ветроэнергетика на целые световые годы обогнала американскую. Германия – мировой лидер в этой области. Но германские показатели рисуют безрадостную картину с точки зрения перспектив. В собственности компании E.ON Netz – одного из крупнейших частных поставщиков электроэнергии в мире – находится 40% от общей мощности используемых в Германии ветротурбин. В отчете, опубликованном этой компанией и озаглавленном «Ветер–2004», говорится, что ветроэнергетика требует наличия «спутников» – резервных традиционных электростанций для страховки на случай неподходящей погоды. Утверждается, что нужен резерв в размере 60–80% от совокупной мощности ветровых электростанций! Так что, по мере ввода в эксплуатацию новых ветряков почти наверняка потребуется и увеличение резервной мощности, использующей углеводороды. Это лишний раз демонстрирует, каким образом возобновляемые источники энергии используются для наращивания сверхпотребления».

А главная загвоздка состоит в том, что эти электростанции-спутники, ввиду их грандиозных размеров, нельзя быстро запускать или останавливать, когда вздумается. Для того чтобы они были готовы вырабатывать электроэнергию в любой момент, когда нет ветра или солнечного света, требуется постоянный расход угля или природного газа.

Другими словами, сколь бы контр-интуитивно это ни звучало поначалу, перевод промышленности или коммунальных служб на альтернативные источники энергоснабжения не означает, что традиционные источники можно временно или насовсем отключить. Наоборот, необходимо еще большее количество угольных или газовых ТЭС для предотвращения перебоев в подаче электроэнергии, связанных с неравномерностью ветряной и солнечной энергетики.
<…>

12. Непригодность в качестве топлива для транспорта.

На транспортные нужды расходуется приблизительно 2/3 добываемой нефти. Более 90% топлива получают из нефти (бензин, дизельное и реактивное топливо). Поэтому даже если не принимать во внимание перечисленные выше трудности, все равно проблематично использовать электричество, вырабатываемое солнечными батареями или ветротурбинами, чтобы приводить в движение грузовые автомобили, самолеты, океанские лайнеры и т.д.

К сожалению, электроэнергия не может служить топливом для перевозок в промышленных масштабах, если только не использовать ее для получения водорода из воды при помощи электролиза. Водород, добываемый таким путем, отлично подходит для нужд небольших городков или экспериментальных проектов. Но для того, чтобы перевести значительную часть мировой индустриальной экономики на водород, потребуются:

– сотни триллионов долларов на создание парка автомобилей, грузовиков, кораблей и самолетов, оснащенных водородными двигателями;

– сотни, если не тысячи, потребляющих нефть заводов для производства нового транспорта;

– создание абсурдно дорогостоящей заправочной и обслуживающей сети;

– ошеломляющее количество платины, серебра, меди и других материалов, для которых уже наступила эпоха перманентного дефицита.

13. Крайне низкий стартовый уровень.

Наконец, большинство новичков в данном вопросе радикально переоценивает количество энергии, которое возможно будет получить из альтернативных источников в ближайшие 5–25 лет. Если приведенные выше примеры не убедили вас в том, что солнечная и ветровая энергетика не способна заменить нефть и природный газ (за исключением мелких и вспомогательных нужд), примите во внимание следующие легко проверяемые факты:

– в 2003-м году потребление энергии в США составило 98 квадриллионов BTU;

– доля солнечной и ветровой энергетики вместе взятых составляла 0,179 квадриллиона BTU.

Простой подсчет показывает, что лишь 0,18% нашего «энергетического аппетита» удовлетворялось за счет этих источников (0,42% в 2007-м году, согласно той же таблице – прим. переводчика). Следовательно, чтобы получать из них всего 2–3% необходимой нам энергии, потребовалось бы четыре раза удвоить совокупную мощность солнечных и ветровых электростанций.
<…>
По сходным причинам и остальные «зеленые» источники, такие как энергия приливов и геотермальная энергия, лишь отчасти способны заменить потребление нефти. Они не сравнимы с нефтью по плотности энергии и не пригодны в качестве топлива для транспорта. К тому же, у них есть географические ограничения. Приливная энергетика технически реализуема только в прибрежных районах, а геотермальная – только в некоторых странах, таких как Исландия, где есть достаточное количество геотермальных источников.

Это ни в коем случае не повод сворачивать инвестиции и прекращать поиски. Просто мы должны трезво оценивать возможности и ограничения альтернативных энергоресурсов. Капиталовложения в них, безусловно, оправданы, но ждать, что они обеспечат сколько-нибудь существенную долю потребностей мировой индустриальной экономики (оцениваемой в 45 триллионов долларов и все еще растущей), просто нереалистично».

(Мэтт Савинар. Пик нефти: жизнь после нефтяного краха. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ecocrisis.wordpress.com/economia/peakoil/)

Схожим образом оценивает возможности «альтернативной» энергетики и Игорь Николаевич Бекман, доктор химических наук, профессор Московского государственного университета им Ломоносова:

«Оценки показывают, что в настоящий момент для производства 1МВт (Эл) в год в солнечной энергетике потребуется затрат времени и людских ресурсов в сорок раз больше, чем традиционной энергетике на органическом топливе (уголь, мазут, природный газ).
<…>
Оптимальные по производству ветроэнергии станции (ВЭС) должны иметь гигантские размеры – на 90-метровых башнях вращаются пропеллеры с размахом лопастей 80–100 метров.
<…>
Использование энергии ветра требует дополнительных дублирующих источников электроэнергии или систем аккумулирования энергии на случай безветренной погоды.
<…>
Для размещения ветряной электростанции необходимы громадные площади земли. Чтобы производить такое же количество электроэнергии, как производят угольные или атомные электростанции, в районах со средней скоростью ветра двадцать километров в час, потребовалось бы занять около сотни квадратных километров земли с тысячью опор не менее чем пятьдесят метров высотой. Башни ветровой ЭС должны отстоять друг от друга на расстоянии не менее трёх высот башен, отсюда – территориальная проблема. В областях с меньшим количеством ветра, их число увеличивается пропорционально. <…> Одна тысяча действующих ветряных турбин звучала бы подобно торнадо или большой ракете при запуске. ВЭС генерирует инфразвуковой шум, вызывающий постоянное угнетённое состояние, дискомфорт и беспокойство. Этот шум не выдерживают ни животные, ни птицы, а потому территории, где размещаются ВЭС, оказываются практически непригодными для проживания.
<…>

Небольшая зарисовка. Аэропорт Амстердама – большое здание. Очень большое. <…> Но есть достопримечательность – большая палатка, разбитая на бойком месте. Там – борцы, не важно против чего, главное – бороться и искать, найти и не сдаваться! <…>

Но на этот раз они меня удивили. Отряд воевал с ветряными мельницами, точнее – с ветряными электростанциями. <…>

В зелёной палатке мне популярно объяснили, что большей гадости, чем ветровая электростанция, мир не ещё выдумал. Экологи против. Категорически!

Оказалось – станция воет, как лайнер на старте, с выходом в инфразвук. Так что население разбегается в радиусе 10 км. Потоки воздуха засасывают стаи перелётных птиц, а лопасти перемалывают их в фарш. Радио не послушаешь, телевизор не посмотришь – сплошные помехи. Если башня стоит на холме (а она там и стоит, где же ещё?!) то потоки воздуха, направленные вниз размывают холм. Так что станция постоит, постоит, поработает, да и рухнет вниз. Сама себя уничтожив.
<…>

Среди запретов природы на развитие новых технологий, запрет на промышленное использование водорода занимает важное место.

Запрет простой – с воздухом водород образует гремучую смесь, каковая взрывается.
<…>
Когда вы взрываете что-то приличное, скажем снаряд от пушки, или мину какую, вы всегда можете залечь в кустах, зайти за бугорок или за экран броневой. Глядишь, осколки мимо пролетят. С водородом у вас такой фокус не пройдёт. Водород не просто взрывается сам – он взрывает всё пространство. Объёмный взрыв называется, в вакуумной бомбе используется. Если вы опрометчиво выпустили водород под тягу, то незамедлительно взорвётся ваш прибор, тяга и вся лаборатория. Огненный вал вырвется в коридор и прокатится по всей окрестной территория, сметая всё на своём пути. Отлежаться за бугром не удастся – кислород сгорит, вы задохнётесь, причём лёгкие ваши будут разорваны и выворочены наружу, даже если вы находились за 100 метров от эпицентра. В помещении возникнет сначала повышенное давление – стёкла полетят наружу, а затем отрицательное, здание рухнет внутрь как яичная скорлупа.
<…>
Мне случалось видеть испуганного мужика. Ну, там раненный медведь на него выскочит, вулканическая лава прольётся, гадюка за пазуху заползёт… Мало ли что может с мужиком случиться? Но коллективный страх, ужас, когда у людей глаза круглыми становятся, волосы встают дыбом и седеют, челюсти клацают, я видел только однажды. Случилось это на Чернобыльской АЭС. Задолго до известного инцидента.

В то время мы решили бороться за стабильность работы атомной электростанции. Дело в том, что в электросети имеют место крупные суточные колебания: днём предприятия работают и требуют большой энергии, а ночью отдыхают и энергия им особо не нужна. В результате в сети при пиковых нагрузках напряжение падает, а при сбросе нагрузки растёт. Теплоэлектростанции это как-то переживают – сбрасывают поток природного газа, и все дела. А АЭС так не может, не способна она регулирующие стержни вверх вниз перемещать (ксеноновая яма не дозволяет). Короче, АЭС должна работать при постоянной нагрузке. Вот мы и подумали – ночью, когда избыток энергии девать некуда, направить ток на электролиз воды. Во времена затишья будем нарабатывать водород, а при пиковой нагрузке сжигать, получая дополнительное электричество для ненасытного потребителя. Поди плохо?!

Вооружившись передовыми идеями, во главе с известным академиком, явились мы на Чернобыльскую АЭС соединять атомную энергетику с водородной.

Вот тут-то и попал на сеанс коллективного ужаса.

А что бы, действительно, было, успей мы внедрить свои технологии.

Вы, наверное, знаете, что при чернобыльской аварии запоздали с эвакуацией жителей окрестных городов. Так вот, если бы на АЭС находилось производство водорода, то эвакуировать никого бы не пришлось вообще. Взрыв водорода мгновенно уничтожил бы всю АЭС (не только 3-й корпус), разрушил бы города Припять и Чернобыль (равно как все окрестные деревни-посёлки), отправив на тот свет всех жителей и прочих обитателей окрестных лесов и полей (включая червей в почве и птиц в небе).

Фейерверк был бы знатным!

Вывод простой: никогда не при каких обстоятельствах на АЭС не появится никакое химическое производство, тем более водородное. Даже не мечтайте!
<…>

Есть большие умы, которые предлагают перекачивать водород по трубам или хранить в баллонах при больших давлениях. Не вздумайте!

Какой бы длины трубопровод не был, в какой бы точке не произошёл взрыв – он охватит весь трубопровод – взрыв побежит по всему ему и трубы будут вскрыты по всей длине. И не думайте, что взрыв стимулирует гроза, дурной бульдозерист или какой заезжий террорист. Взрыв произойдёт сам собой! Во-первых, водород – газ с малым диаметром молекулы, он легко просачивается сквозь любые несплошности, легко диффундирует сквозь уплотняющие прокладки, норовя покинуть отведенный ему объём. Во-вторых, водород – химически агрессивное вещество, особенно – в атомарной форме. Он взаимодействует с дефектами конструкционных материалов, накапливается в них и создаёт так называемую газовую пористость. Эта пористость имеет привычку быстро размножаться (особенно – при нагреве) с ростом внутренних напряжений и охрупчиванием. Кроме того, водород реагирует с лигирующими добавками в сталях (титан, никель и др.), образуя с ними гидриды. В результате труба с водородом, прочная на вид, превращается в пыль. Мельчайшую пыль. Водород устремляется наружу и пошло, поехало….

Водород следует хранить в химически связанной форме, например, в виде гидридов. Но! Хорошие гидридобразующие вещества (например, лантан-никель-5) безумно дороги, емкость их хоть и велика, но недостаточна, и хранят они водород только при комнатной температуре. Не дай Бог нагреть гидрид, водород попрёт с редкой энергией.

Сторонники водородных автомобилей доказывают их безопасность, показывая фильм об аварийных испытаниях. Вот сталкиваются два обычных авто – бензин вспыхивает, машины сгорают. А вот сталкиваются два водородных авто, водород в которых – на гидридах. И ничего страшного: удар, и ни взрыва, ни пожара. Благодать!

В чём здесь подлог?

Действительно, водород в 14 раз легче воздуха, поэтому он быстро улетает в пространство, не успев образовать с воздухом гремучую смесь, и не успев взорваться.

Но это – только на свежем воздухе, в степи, где ветер дует.

А что получится в гараже, если в вашей машине начнётся утечка водорода, и если этот водород сумеет скопиться где-то в укромном уголке? Ответ прост – вакуумная бомба, объёмный взрыв. Повторяться не буду…

Вот вы бодро въезжаете на подземную стоянку ближайшего универсама. Тормоза горячие, колесо слегка о что-то трётся. Вы двинули за покупками. А тепло пошло внутрь машины, нагрело баллон с водородом, давление возросло, водород стал потихоньку утекать. Сначала в машину, затем – в гараж. А там таких водородных машин – пара сотен. Искра – и нет машин, нет стоянки, нет универсама, да и небоскрёба нет, их приютившего.

Так что с водородным транспортом с баллонным или гидридным водородом всё ясно: нет его и не будет. Если и появится, то сотня-другая взрывов машин, десяток взорванных гаражей, пара торговых центров и всё – вымрут, как дирижабли…

Другое дело, если водород задействован в дело, но задействован исключительно в виде протона. Это возможно в топливных элементах.

Тут идея проста: водород производится прямо на транспортном средстве из чего-то дешёвого и безопасного; ни на одной стадии не существует он в виде молекулы Н2, и передаёт энергию не [в] виде тепла, а в виде электричества. То есть водород как элемент (исключительно в виде протона) может участвовать в процессе, но водорода, как химического вещества, нет вообще!

Схема устройства такова. Камера делится перегородкой (мембраной) на два объёма. Поверхности мембраны покрыты катализаторами (на одной стороне – один тип катализатора, на другой – совершенной иной). В одну камеру запускается углеводород (например, метан), во вторую – окислитель (например, воздух). Водород отрывается от молекулы углеводорода, в виде протона растворяется в материале мембраны и диффундирует к противоположной поверхности. Кислород с противоположной поверхности проникает в мембрану и движется с небольшой скоростью навстречу протону. Прямо в мембране происходит синтез молекулы воды, которая выходит из перегородки и удаляется. Поскольку в реакции синтеза возникают электроны, они накапливаются на перегородке. Если каким-либо проводом заземлить перегородку, то по нему потечёт электрический ток. Его можно использовать для питания электромотора. И никаких АЭС, электролизов воды, производства токсичного синтез-газа, водородопроводов, баллонов с водородом и других элементов традиционной водородной энергетики!

Самое замечательное – что и от углеводородов можно отказаться. Вместо них подавать пары воды, которые будут каталитически разлагаться с отрывом протонов. Тогда будет полный цикл: вода и воздух на входе, вода и азот на выходе. Плюс электричество. Такой автомобиль вообще ничем заправлять не надо – пары воды и воздух автомобиль будет просто качать из атмосферы.

Правда сейчас такой автомобиль на основе топливных элементов стоит как Мерседес из чистого золота. Но беда в другом: топливный элемент управляется диффузией, она медленна, энергия рассеянна, вектор Умова-Пойтинга мал.

Запрет природы…»

(Бекман И. Н. Энергетика. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://profbeckman.narod.ru/Energ.htm)

Впрочем, и совсем уж официальные источники, похоже, не питают насчет новых энергетических технологий особых иллюзий. Цитирую уже упоминавшийся мной обширный доклад Программы ООН по окружающей среде GEO–4:

«Время проникновения на рынок новых технологий, таких как водородные топливные элементы для автомобилей, даже при самых оптимистичных прогнозах составляет не менее 40 лет».

(GEO-4 UNEP. Глобальная экологическая перспектива: окружающая среда для развития, 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.unep.org/geo/geo4.asp)

А теперь представьте себе, какое огромное количество энергии понадобится, чтобы в течение сорока лет осуществлять только «проникновение на рынок» этого нового «технологического чуда».

И сколько энергии придется затратить еще потом – дополнительно – для того, чтобы это «чудо» внедрить в массовое производство.

Откуда возьмется вся эта энергия?

Из тающих запасов «легкой» нефти?

Однако современные СМИ с завидным упорством продолжают раз за разом формировать у людей представление об уже существующей «альтернативной энергетике», которая способна – в промышленных масштабах мирового хозяйства (!) – заменить «традиционную» нефть, уголь и газ.

О стратегическом смысле такой информационной кампании уже было сказано в начале этой главы. Но помимо задач «стратегических» создание иллюзии о масштабных возможностях «альтернативной» энергетики решает, на взгляд автора, еще и сугубо практическую задачу. А именно, формирует у людей представление об успешном пополнении нефтедобывающими компаниями их оскудевших ресурсных запасов.

Об этой стороне «энергетической медали» современные СМИ тоже стараются умолчать. Однако заметить, кому интерес к «альтернативным» источникам энергии выгоден в первую очередь, не так уж и трудно. Достаточно просто включить здравый смысл.

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, что является главным активом крупнейших нефтедобывающих компаний? Тех самых, которые обрели мировое могущество на продаже легкодоступной нефти из огромных месторождений, открытых в середине XX века. Не есть ли это те резервы черного золота и других «энергетически» рентабельных энергоносителей, которыми эти компании располагают?

Наверное, не секрет, что именно от наличия таких резервов прямо зависит рыночная капитализация энергетической компании, ее «вес» на мировом рынке и – как следствие ее рыночного могущества – возможность влиять на распределение добытой энергии (общей для всего человечества) между конкретными субъектами мирового хозяйства.

Между тем, как вы уже знаете из двух предыдущих глав, начиная с середины восьмидесятых, среднегодовые объемы добываемой нефти постоянно и всё более значительно превышают те объемы черного золота, которыми еще удается пополнять скудеющие запасы (рис. 6).

К 2010-м гг. люди ежегодно потребляли уже в 5–6 раз больше нефти, чем находили ее в новых месторождениях. Вдобавок еще и общее качество этих новых резервов (компенсирующих лишь 20% ежегодной нефтедобычи!) намного уступало качеству тех высоко рентабельных запасов «легкой» нефти, которые были открыты в 1940–70-е гг. и использованы… уже навсегда.

Иными словами к началу XXI века основные игроки на нефтяном рынке уже израсходовали огромные запасы своего наиболее ликвидного и ключевого товара. И восполнить эти потери им оказалось попросту нечем. Потому что легко доступная нефть, увы, никак не воспроизводится в недрах Земли быстрее, чем за долгие миллионы лет. Во всяком случае, в тех объемах, которые поглощает сейчас мировое хозяйство.

Что может предпринять в столь «пиковой» ситуации могущественная нефтяная компания, чтобы сохранить свой «вес», свое хозяйственное влияние, свои огромные, накопленные за годы предыдущего роста рыночные активы?

Продолжать вкладывать средства в поиск новых, «энергетически» высоко рентабельных месторождений?

Но практика двух последних десятилетий показывает, что таких месторождений – попросту нет.

Вложить средства в другие отрасли мирового хозяйства?

Но всё мировое хозяйство, в сущности, держится как раз на самой энергетике! На той самой нефти, которую ему поставляют крупнейшие нефтедобывающие компании, перед которыми и возникла описанная выше проблема.

Замкнутый круг?

Для здравого смысла, может быть, да.

Но только не для цивилизованного человека!

Потому что умные люди уже давно научились находить эффективный (а вернее – эффектно фиктивный) выход из такого рода «пиковых» ситуаций. И выход этот – на удивление прост. Он состоит в создании видимости наличия у компании реальных активов, когда на самом деле – их нет. Ну, не случилось в природе…

Увы, но интуиция подсказывает автору, что с активами крупнейших нефтедобывающих компаний происходит сейчас именно этот процесс. Постепенный переход резервов энергоресурсов, которыми они располагают, из состояния реального – в чисто виртуальную, «информационную» плоскость.

Вкладывать огромные средства в поиск новых «энергетически» высоко рентабельных месторождений нефти стало бессмысленно. Сопоставимых с нефтью по своей «энергетической» эффективности заменителей не нашлось. А средств у компании много. Возможностей – еще больше. И свой хозяйственный «вес» нужно поддерживать обязательно, прямо здесь и сейчас.

Стоит ли удивляться, что ключевые игроки энергетического рынка направили свои усилия на то, что единственное могло дать им быстрый и нужный эффект? На создание видимости своего ресурсного благополучия в ситуации, когда их ресурсная база на самом деле – стремительно ухудшалась.

Можно ли сомневаться, что с помощью грамотно проведенных информационных кампаний современные СМИ могут формировать у людей нужные представления о технологической доступности всё новых запасов энергоресурсов? Например, об «энергетической» рентабельности добычи нефти из битуминозных песков и нефтеносных сланцев (где она имеется в невероятном количестве!)… Или о крупнейших месторождениях нефти на дне Мексиканского залива и шельфе полярных морей… Или об энергетической «целесообразности» производства биотоплива из пищевых культур, выращенных в энергоемком сельском хозяйстве… Или о «возможности» удовлетворить энергозапросы мирового хозяйства с помощью солнечных батарей и полей ветряков…

(Ведь солнце и ветер как источники энергии – едва ли не бесконечны. Разве не заворожит воображение людей столь бесконечно блаженная перспектива? Одновременно маскируя растущее перераспределение энергии от основной массы человеческого населения планеты на нужды самих же энергодобывающих компаний. Перераспределение, которое уменьшает энергетическую базу всех остальных отраслей мирового хозяйства и происходит прямо здесь и сейчас…

Не подобным ли образом маскировали СМИ растущий переток денег из карманов доверчивых вкладчиков в карманы хозяев и покровителей знаменитой компании МММ?..)

Увы, но когда реальные запасы «традиционной», «энергетически» рентабельной нефти стремительно подходят к концу, основным игрокам энергетического рынка и близким к ним властным структурам, похоже, остается лишь блеф. Прием, конечно, недолговечный. Но когда все вокруг перестают смотреть в будущее дальше, чем на 5–10 лет…

Так не пришла ли пора сторонникам «альтернативной» энергетики спуститься на твердую Землю?

Сделать это есть смысл хотя бы потому, что нынешние солнечные батареи, ветряки, приливные и геотермальные электростанции сделаны с помощью современных высоких технологий. И проработают они ровно столько времени, сколько будет существовать возможность поддерживать их в рабочем состоянии.

Как вы, наверное, понимаете, для этого совершенно необходим достаточно высокий технологический уровень мирового хозяйства. Иначе станет невозможным заменять вышедшие из строя детали энергоустановок и связанной с ними технической инфраструктуры. (Даже если сохранится необходимая квалификация обслуживающего их персонала.) Микросхему не выточишь напильником с помощью верстака.

Иными словами, «альтернативная» энергетика будет возобновимой ровно до тех пор, пока на Земле будет существовать современная высокотехнологичная цивилизация.

Но стоит этой высокотехнологичной цивилизации начать деградировать – из-за нехватки обычной нефти, – и «возобновимая» энергетика компьютеризованных ветряков и солнечных батарей неизбежно канет в небытиё.

Интересно, осознают ли это представители того узкого слоя наиболее состоятельных граждан планеты, которые затрачивают сейчас дополнительные объемы энергии ископаемых углеводородов на создание своей личной энергетической «независимости» – путем установки солнечных, ветровых и иных «автономных» энергосистем?

Конечно, об этом можно горячо сожалеть, но похоже, что чудеса «альтернативной» энергетики вряд ли помогут людям во времена глобального экологического кризиса. Куда более вероятно, что виду Homo sapiens sapiens придется искать в будущем иные решения – более адекватные изменившимся условиям жизни на этой Земле.


ПОДВОДЯ ИТОГИ


1. Итак, залогом существования нынешней системы цивилизованного человечества является рост потока энергии, который через нее проходит.

Основным источником этой энергии для людей – материальных потребителей – служат сейчас ископаемые углеводороды. Уголь антрацит, природный газ и в первую очередь – уникальный по своей эффективности энергоноситель НЕФТЬ.

Современная цивилизация потребления Западного типа – это цивилизация Нефтяная.

2. До 1980 года рост численности человечества и рост потребления людьми материальных продуктов происходил за счет последовательного перехода от менее эффективных основных энергоносителей – к более эффективным:

Древесина (19 600 – 21400 кДж/кг) → Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) → Нефть (43 000 кДж/кг).

В 1980-е годы, впервые в истории человечества, начался обратный переход. От более эффективного основного энергоносителя Нефти – к менее эффективным основным энергоносителям: Природному Газу и даже – Углю.

Древесина (19 600 – 21400 кДж/кг) → Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) → Нефть (43 000 кДж/кг) → разрыв цепочки повышения качества основного энергоносителя…

…Откат к менее качественным энергоносителям:
Природный газ (35 000–37 000 кДж/кг) ←
Каменный уголь антрацит (25 000 – 28 000 кДж/кг) ←

И этот процесс набирает всё большую силу!

3. Ожидавшийся в середине XX века переход человечества от использования энергии ископаемых углеводородов к ядерной энергетике – на данный момент является лишь подтвержденной иллюзией.

4. Вероятным следствием изменения «энергетического вектора» человечества стал застой в потребления энергии на душу населения в масштабах планеты. Этот процесс также берет начало в 1980-х годах. С 1980 по 2000 год потребление энергии на душу населения в мире стабильно снижалось, и лишь резкий рост добычи каменного угля в начале XXI века (назад к Угольной цивилизации?) позволил этому показателю превысить уровень 1979 года.

5. Одновременно с разворотом «энергетического вектора» человечества – в восьмидесятые годы XX века материальные потребности современной цивилизации впервые превысили уровень самоподдержания земной Экосферы.

К 2000 году для обеспечения растущих потребностей человечества требовалось уже 1,2 территории этой планеты. (То есть Земля плюс 20% какой-то другой планеты, во всём аналогичной Земле.)

Сейчас нагрузка со стороны людей на окружающую среду – возросла еще больше!

6. Основной энергоноситель современной цивилизации – Нефть – быстро подходит к концу. Во всяком случае – запасы той обычной, «традиционной» нефти, которую экономически (вернее, энергетически) возможно добыть в ближайшие двадцать лет.

К началу 2012 года люди УЖЕ выкачали из недр колоссальный объем нефти – примерно 1 трлн. 250 млрд. баррелей.

Согласно достаточно оптимистичным оценкам, общий объем геологических запасов доступной обычной нефти составлял изначально 1,9–2,2 трлн. баррелей.

Таким образом, с большой степенью вероятности можно предположить, что люди УЖЕ израсходовали от 57% до 66% имевшихся запасов обычной, «традиционной» нефти, добывать которую – энергетически целесообразно.

Причем истощению подверглись в первую очередь наиболее доступные залежи наиболее легко добываемой нефти. Поэтому добыча новой нефти с каждым годом требует всё больших энергетических затрат:

1. Для извлечения черного золота из «традиционных» месторождений приходится использовать всё более затратные методы увеличения «отдачи» истощенных пластов.

2. Уже начата крайне энергоемкая нефтедобыча из битуминозных песков и нефтеносных сланцев, из глубоких скважин на дне океана, из месторождений на Арктическом шельфе. На очереди… Антарктида?!

Значительная часть дополнительной энергии, необходимой для извлечения такой – тяжелой – нефти, берется… из оставшихся еще запасов обычной, «легкой» нефти в месторождениях, которые были открыты в 1940–70-х гг., в среднем – полвека тому назад!

Образовался порочный круг взаимно усиливающих друг друга обратных связей:

– Чем меньше остается в недрах Земли легко добываемой нефти – тем больший объем другой – тяжелой нефти необходимо извлекать, чтобы обеспечить растущие потребности человечества.

– НО для добычи тяжелой нефти необходимо расходовать дополнительную энергию, которая берется в том числе из легкой нефти.

– В результате чего легкой нефти оказывается в недрах Земли еще меньше, что в свою очередь ведет к необходимости добывать еще больше тяжелой нефти и так далее…

Чем меньше более «легкой» нефти → тем больше необходимость в более «тяжелой» нефти → тем больший расход более «легкой» нефти →

тем еще меньше более «легкой» нефти → тем еще больше необходимость в более «тяжелой» нефти → тем еще больший расход более «легкой» нефти → …

Таким образом, современная нефтедобывающая промышленность вынуждена всё больше и больше энергетически «дотировать» сама себя.

Она всё больше напоминает гигантского монстра, который извлекает из недр огромные количества энергии лишь для того, чтобы самому же их и сожрать.

7. Дефицит нефти в мировом хозяйстве (которое – продолжает расти!) ожидается уже в промежутке между 2015 и 2020 гг. Уже в этом десятилетии!

Восполнять этот дефицит по всей вероятности будет нечем. Потому что открытие новых запасов черного золота стабильно сокращается еще с конца 1970-х годов. Сейчас люди находят ежегодно лишь по 6–8 млрд. баррелей новой нефти, а потребляют – 29 млрд. баррелей.

Более 80% черного золота добывается из месторождений, которые были открыты еще до 1973 года.

Что означает стабильный дефицит нефти для Нефтяной цивилизации – системы, ключевой основой которой является РОСТ, – подумайте сами…

8. Уже в 2020-е годы основными энергоносителями для системы современной цивилизации могут стать природный газ и каменный уголь – энергоносители, значительно уступающие по своей эффективности нефти.

С большой степенью вероятности это приведет к снижению интенсивности энергетического потока через систему современного человечества.

Когда энергетический поток, за счет которого система поддерживает свою стабильность, ослабевает, система неизбежно переходит в состояние хаоса.

В дальнейшем такая система либо перестает существовать, либо вновь стабилизируется, но уже в упрощенном состоянии, соответствующем менее интенсивному потоку энергии, который через нее проходит.

9. Надежды на некую «альтернативную», «возобновимую» энергетику (солнечную, ветровую, приливную, геотермальную…) являются не более чем иллюзией.

10. Сколько-нибудь масштабный переход на термоядерную энергию и использование в качестве топлива водорода – в ближайшие тридцать–сорок лет практически исключен. Надежды на то, что эти источники энергии смогут в нужное время заменить ископаемые углеводороды – полностью иллюзорны.

Вероятно, человечество УЖЕ достигло предела возможной нефтедобычи.

Как долго оно сумет продержаться на этом пределе?

Ответ по всей вероятности дадут ближайшие десять лет…

Читать дальше

 

Марк Лотарев Харьков 2005
РЕГИСТРАТУРА.РУ: бесплатная автоматическая регистрация в каталогах ссылок и поисковых машинах, проведение рекламных кампаний в Интернете, привлечение на сайт целевых посетителей.
Используются технологии uCoz