About

     Главная

    Издателям

     Письма читателей

    Веселая
     автобиография

    Книга - Круг судьбы

    Варианты обложки

     Книга - Лунный фавн

    Книга - На опушке
      последнего лесa

    • Книга - Приключения
      Осмотрительного

    Книга Точка отсчета – 2017

    Книга Точка отсчета – XXI
      Исходники 1. Ресурсы

    Книга -
      Тайный зритель

    Мастер Класс

    Фотоальбом

    Стихи и рассказы

     Картины и фото

    Экранизация

    Дружественные
     сайты

    Гостевая

Интернет магазины, где можно приобрести книгу "Круг судьбы"
ozon.ru
bolero.ru
bookpost.ru


Яндекс.Метрика

©    Марк Лотарёв, 2009

Выражаю большую благодарность моей жене Ирине, объяснившей мне многие нюансы психологии плюшевых тигрят и придумавшей термин «метадетское» произведение

МАРК ЛОТАРЁВ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ОСМОТРИТЕЛЬНОГО

Автор выражает большую благодарность
Осмотрительному и Решительному за активную
помощь в работе над этой книгой


           Знаете ли Вы, что связь человека с его любимой игрушкой может быть обоюдной? Потому что в мире вещей есть особые Тайные Игрушки, которые умеют двигаться и мыслить самостоятельно. Но никто из их хозяев об этом даже не подозревает. Потому что Первое правило Тайных Игрушек гласит: «Никогда не показывай людям свою истинную природу».
           И только когда хозяин такой игрушки попадает в беду, когда его жизни угрожает опасность, Тайная Игрушка может рискнуть себя выдать. Более того – она даже может отправиться в опасное путешествие, чтобы прийти на помощь!

           «Приключения Осмотрительного» – необычная, "метадетская" книга о психологии плюшевых игрушек.
           Герой повести – плюшевый тигренок по имени Осмотрительный задумывается над серьезными жизненными вопросами, незаметно участвует в отношениях между людьми, преодолевает множество препятствий.
           Никто из людей так никогда и не узнает, каким образом эта обычная с виду «игрушка» попала из загородного дома в больницу – к своей хозяйке девочке Кате? И тем более никто никогда не задумается о том, как воспринимают жизнь и ее загадки плюшевые тигрята? Каким они видят окружающий мир?
           Узнать об этом можете только Вы – открыв эту необычную книгу о приключениях плюшевого тигренка по имени Осмотрительный…


СОДЕРЖАНИЕ

1. Тигренок из Тайного Дома
2. Один в доме
3. Тигренок исчез
4. Попался
5. Неприятный разговор
6. Укррраденная фишка
7. Детская колбаса, бананы и шоколадка
8. Осмотрительный предается воспоминаниям
9. Совсем не больница
10. Самое страшное, что может случиться с тигренком
11. Как удрать из закрытой квартиры?
12. Жуткая книга
13. Таинственный папа
14. Земля и небо меняются местами
15. Танюха и Макс
16. Клыкастый Джерри
17. Вращающаяся центрифуга
18. Сюрприз в гараже
19. Неугомонный тигренок
20. Катя рассказывает Осмотрительному историю их знакомства
21. «Скорая» у подъезда
22. «Первая неотложка»
23. В приемном покое
24. Палата тридцать четыре
25. Пропавший тигренок
Эпилог


           Действие этой истории происходило давным-давно. Тогда в России еще работали в городах казино, в которых нерадивые папы проигрывали семейные деньги, а некоторые молодые люди мечтали провезти контрабандой запрещенные таблетки.
           Сейчас у нас, по счастью, всё не так. Игорные заведения запрещены, а некоторые молодые люди мечтают стать олимпийскими чемпионами. И, наверное, в наши дни эта история сложилась бы совсем по-другому.
           Но тогда… тогда дело было вот так…


ТИГРЕНОК ИЗ ТАЙНОГО ДОМА


           Осмотрительный сидел, ощущая телом приятное тепло Катиной руки, и предавался туманным воспоминаниям. Катя спала. Ее дыхание слегка овевало шерсть на лбу Осмотрительного. И от равномерности этого дыхания спящего человека Осмотрительному было хорошо и уютно. Он любил Катю.
           Это чувство пришло к нему не сразу. Сначала он осторожно присматривался к Кате, опасаясь, что она начнет таскать его за хвост, который у него совсем не железный. Или будет мять его, неприятно сжимая тело. Или крутить ему голову.
           Вполне справедливые опасения. До того, как попасть к Кате, Осмотрительный наслушался жутких рассказов своих братьев об ужасных хозяевах, которые медленно, но верно, вытрясали душу из таких, как он, тигрят.
           Но ему повезло. Катя вела себя совсем по-другому. И постепенно Осмотрительный проникся к ней взаимным теплым чувством. Теперь он был готов оберегать Катю и всё, что ей дорого, изо всех своих тигриных сил и умений.
           Осмотрительный вспомнил, как он впервые увидел Катю, и в глазах его зажглись огоньки. Это произошло 13 сентября 2005 года. К тому времени он провел в магазине целую вечность. И людей перед ним прошло столько, что впору было стать философом.
           Одни люди вдруг застывали на секунду, заметив его, в глазах их вспыхивало восхищение, и они начинали улыбаться. Некоторые из них даже брали его в руки, внушая ему надежду своим искренним восторгом. Но этим всё и ограничивалось. Их окликали. Или глаза их уходили в сторону. Они бросали на прикольного тигренка последний взгляд и устремлялись к своим, столь важным для них, заботам. (До которых, признаться, Осмотрительному не было никакого дела).
           Другие люди мимоходом трепали его по голове из чувства симпатии. Или, схватив его, рычали вместо него на свою маму или на своего приятеля, изображая из себя игрушку. После чего, получив удовольствие, снова совали его на полку.
           Третьи тихонько гладили его украдкой, пока не заметили родители. И сразу убегали, как только их окликнут.
           А большинство взрослых людей просто безучастно скользили по нему взглядом, стараясь поскорее увести от стеллажа замешкавшихся детей.
           В итоге посетители магазина так достали Осмотрительного, что он забрался на самое дно большого проволочного ящика, укрывшись в куче равнодушных и довольно-таки тяжелых игрушек. В конце концов, шкура у него не застрахована, чтобы все, кому не лень, проходились по ней своими руками. Без всяких положительных для тигренка последствий. Уж лучше быть тут, на дне ящика. Хотя тебя здесь и утрамбовывают всякие лоси и бегемоты.
           Сидеть в ящике было грустно. Осмотрительный принадлежал к славному роду тигрят из Тайного Дома «Магия Плюша», который вел свою родословную еще с 1938 года, имел самый настоящий диплом Тайной Игрушки. И вот он вынужден сидеть на самом дне ящика, тесно зажатый, в темноте, упираясь лапами в жесткие металлические прутья.
           Потому что, в конечном счете, никому нет до него дела.
           Хорошо, что никто не видел, какой унылый был у него тогда вид. А то, чего доброго, его сплавили бы в какой-нибудь сэконд-хэнд. Или вообще – выкинули на помойку.

           Поэтому, когда тяжелые туши над ним вдруг раздвинулись, и раздался восхищенный возглас: «Мама, мама, смотри, какой тигренок!» – Осмотрительный в первый момент посмотрел на обладательницу голоса недоверчиво и даже с недовольством.
           Сверху на него смотрела какая-то девчонка, которая была явно в восторге от своей находки. Разглядев ее как следует, Осмотрительный едва не фыркнул, презрительно мотнув головой. За те полгода, что он проторчал на полке, он по самые кончики усов наелся таких восхищенных взглядов. И по самые уши наслушался таких радостных возгласов. Да что толку!
           Короче, он чуть не прокололся, выдав, что умеет фыркать и вертеть головой. Но, по счастью, вовремя вспомнил Первое правило Тайных Игрушек: «Никогда не показывай людям свою истинную природу» – и притворился обычной игрушкой.
           Между тем рука девчонки уже ухватила его под живот, и все четыре лапы Осмотрительного наконец-то оторвались от чертовых металлических прутьев на дне ящика. Признаться, это доставило ему удовольствие. Но он не подал виду. Наоборот, когда перед ним опять открылся надоевший зал магазина, Осмотрительный взъерошил шерсть и укоризненно посмотрел на девчонку. Совсем как те родители, которые столько раз оттаскивали за руку детей от его стеллажа.
           Однако девочку это не смутило.
           – Мама, мама, смотри, как он осматривается, – воскликнула она, держа тигренка обеими руками. – Наверное, его зовут Осмотрительный.
           Осмотрительного так удивило, что девочка угадала его имя, что он, забыв обо всем, уставился на нее во все глаза. Недовольное выражение разом исчезло с его мордочки, уступив место изумлению.
           И как раз в этот момент на него наконец обратила внимание мама девочки.
           Во взгляде ее Осмотрительный сразу увидел знакомый приговор. «Ах, милая, ну зачем тебе этот тигренок? У тебя и так игрушки девать некуда. Ка-а-тя, мы сюда за платьем пришли».
           Как видно, физиономия у него стала унылой. Потому что мать девочки, открывшая уже было рот, вдруг сжала губы и невольно покачала головой.
Неужели сдастся? – подумал Осмотрительный. Почему-то он был уверен, что девочку зовут Катя. И в том, что она откопала его на дне ящика, ему вдруг послышался голос судьбы.
           – Катя, ну мы же сюда не за этим пришли, – сказала молодая женщина, и Осмотрительный осторожно возликовал внутри.
           Как он угадал имя девочки!
           – Мама, ну посмотри, какой он хороший, – сказала Катя, аккуратно, но цепко держа Осмотрительного обеими руками.
           Нарочито тяжело вздохнув, мама девочки перевела взгляд на тигренка.
           Она была довольно симпатичная. С короткой стрижкой, красивым носом и притягательными карими глазами, которые показались Осмотрительному добрыми в самой их глубине.
           Наверное, молодая женщина почувствовала, что нравится Осмотрительному. И вместе с тем, увидела на его физиономии большой вопрос. Потому что выражение лица ее вдруг изменилось. Невольно улыбнувшись, она обреченно посмотрела на Катю и сказала:
           – Господи. Сколько он стоит?
           После чего, не дожидаясь ответа, взялась за диплом Осмотрительного, который он предусмотрительно носил на шее, перевернула его и посмотрела на бесцеремонно прилепленный с другой стороны диплома ценник.
           Очевидно, цена ее устроила. Потому что Осмотрительный остался в руках девочки, а они уже шли к кассам у выхода из зала игрушек.
           Целый вихрь противоречивых чувств нахлынул на Осмотрительного. Он и победно смотрел вокруг, гордясь своим новым положением. И беспокоился, хватит ли у мамы Кати денег на покупку? И с замиранием шариков (которые были у него внутри) думал: догадаются ли Катя и ее мама отодрать наконец от его диплома этот мерзкий ценник?
           В голову ему вдруг полезли страшные рассказы о жутких детях, которые раздирают таких, как он, тигрят на части. И Осмотрительный притаился в Катиных руках, решив сбежать при малейшем намеке на такую возможность.
           – У, мордастый. И где вы его откопали? – нагло сграбастав Осмотрительного за голову, сказала кассирша. – Я думала, у нас таких уже давно нет.
           Осмотрительный покосился на Катю и увидел, что ей тоже не нравится поведение кассирши. Это вселяло надежду.
           Как только кассирша отстала от него, Катя сразу протянула к нему руку, словно стремясь защитить его от кассирши. Но девушка за кассой снова привычным жестом взяла тигренка за спину и принялась упаковывать его в полиэтиленовый пакет.
           Перед тем, как оказаться в пакете, Осмотрительный, не без грусти, бросил последний взгляд на зал магазина. Что бы там ни было, он успел к нему привыкнуть. А сколько он разгуливал здесь тайком по ночам! Эх, что сулит ему будущее?..

           Пока они подбирали Кате платье, Осмотрительный покорно сидел в пакете. Но как только они вышли из магазина, Катя сразу же полезла в пакет за тигренком, и Осмотрительный выбрался наружу.
           Устроившись в Катиной руке, он принялся с любопытством оглядываться по сторонам, рассматривая незнакомую ему автостоянку перед магазином, серое, облачное небо наверху, большую ворону, которая азартно рылась в урне.
           – Мама, какое сегодня число? – спрашивала Катя.
           – Тринадцатое сентября.
           – А год, 2005-й?
           – 2005-й, – рассмеялась Катина мама.
           – Вот. Запомни, – строго сказала Катя тигренку. – Мы с тобой познакомились 13 сентября 2005 года.
           Потом они сели в машину и поехали «домой».
           Так Осмотрительный встретился с Катей.

           И надежды его сразу начали оправдываться. Еще в машине девочка старательно отскребла с его диплома липкий ценник и протерла диплом влажным пальцем, за что Осмотрительный почувствовал к ней глубокую симпатию.
           Правда, «дома» ему снова пришлось поволноваться. Потому что Катя сняла диплом с его шеи и принялась внимательно разглядывать.
           Вдруг она захочет его выбросить? – перепугался тигренок.
           Рассмотрев лицевую сторону диплома, на которой красовалось его изображение и аббревиатура «ТИГР», Катя перевернула lbgkjv, начала читать то, что там написано, и вдруг всплеснула руками и подбежала к матери.
           Ничего удивительного. Ведь в дипломе Осмотрительного она прочла, что первые тигрята из Т. Дома «Магия Плюша» появились еще в 1938 году!
           Ника – так звали мать Кати – тоже восхитилась древностью рода тигренка.
           – Ничего себе, еще до войны, – сказала она, вертя в пальцах диплом и не замечая, с какой настороженностью следит за ее действиями Осмотрительный.
           – Мама, а что такое «Т. Дом»? – полюбопытствовала Катя.
           – «Торговый Дом», наверное, – пожала плечами Ника.
           Осмотрительный недовольно посмотрел на Катину маму. От такой расшифровки названия «Тайный Дом» хотелось зафыркать. Но он отлично помнил Первое правило Тайных Игрушек.
           В гостиной, кроме них, был еще и отец Кати, от которого тигренок узнал имя молодой женщины. Но Катин папа, по счастью, был далеко и внимания на диплом тигренка не обратил.
           Потом Осмотрительный узнал, что его зовут Игорь.
           В итоге Катя спрятала диплом Осмотрительного в свою шкатулку, и тигренок успокоился. Правда, без диплома было как-то непривычно.
           Улучив момент, Осмотрительный незаметно подвигал туда-сюда шеей и решил, что так – тоже ничего. Даже чувствуешь неожиданную свободу.

           Постепенно тигренок освоился в доме, и новая жизнь ему очень понравилась. Катя вовсе не собиралась отрывать ему хвост, голову или лапы. Наоборот, она всячески его опекала.
           Ника тоже иногда тайком брала в руки Осмотрительного. Когда оставалась дома одна. Поставив тигренка себе на ладонь, молодая женщина внимательно вглядывалась в его физиономию и, слегка хмыкая, говорила:
           – Ну что? Ты и вправду Осмотрительный?
           Потом невольно улыбалась и со вздохом ставила его обратно на Катину кровать.
           Осмотрительный даже начал подозревать: небось Нике обидно, что он стал другом Кати, а не ее. Порой он ей даже сочувствовал.
           Игорь – отец Кати и муж Ники – тоже вполне устраивал тигренка. Он практически не замечал Осмотрительного и заботился о Кате и Нике. Только один раз он прикололся над тигренком, заявив со смехом, что такие имена – Осмотрительный – дают миноносцам.
           Катя очень обиделась. Даже чуть не расплакалась. Она вовсе не желала, чтобы ее Осмотрительный имел что-то общее с миноносцем.
           Но сам Осмотрительный отнесся к такому сравнению спокойно. Оно ему даже понравилось. Ему вспомнились передававшиеся в их роду рассказы о большой войне, во время которой хлебнули горя первые тигрята из Тайного Дома «Магия Плюша». Из этих преданий Осмотрительный знал, что во время войны миноносцы охраняли корабли, на которых тигрята плыли со своими близкими. Так что, если Игорь намекает, что Осмотрительный тоже своего рода охранник для Кати, Осмотрительному это лестно.
           В итоге Катя так привязалась к своему тигренку, что даже брала его с собой в школу и в разные поездки. А вечером непременно усаживала его где-нибудь рядом, чтобы он охранял ее сон.
           Так они и жили до того самого вечера, когда Осмотрительный привычно устроился на кровати у Кати, подождал, пока девочка заснула, и предался туманным воспоминаниям.

           Неожиданно тигренок встряхнулся и прислушался к дыханию девочки. Вместо уютного блаженства, им снова овладела тревога. Потому что, вместо привычного ровного дыхания, Катя теперь дышала болезненными рывками. Тело девочки вздрагивало во сне. И вдруг ее пальцы с силой сжали Осмотрительного.
           Пальцы у Кати оказались такими горячими, что тигренок совсем перепугался. У нее опять температура! А он-то думал, что Катя уже поправилась.
           Его хозяйка заболела два дня назад. У нее точно так же сделались горячими пальцы и щеки, к которым она прижимала тигренка. Девочка жаловалась, что у нее болят руки и ноги, надрывно кашляла.
           Родители решили, что у Кати грипп, и в понедельник не пустили ее в школу.
           Название Катиной болезни – грипп – звучало для тигренка очень пугающе. От этого слова в его горле само собой начинало клокотать ворчащее рычание.
           Однако в болезни девочки была и своя светлая сторона. Потому что Катя целый день сидела дома и все время общалась с тигренком.
           Когда Кате становилось плохо, она тесно прижимала Осмотрительного к себе. Тигренок тогда тихонько замирал и старался, чтобы девочке стало лучше. А когда дыхание у Кати снова делалось спокойным, Осмотрительный тоже удовлетворенно расслаблялся. И в голову ему сами собой приходили разные мысли и всякие приятные воспоминания.
           Так было и сегодня вечером. Ника перед сном дала Кате две длинные белые таблетки, и вскоре девочка спокойно заснула, положив руку на спину тигренку.
           И вот…
           Высвободившись из Катиных пальцев, Осмотрительный всмотрелся в лицо девочки. Лицо у Кати было напряжено, рот полуоткрыт, веки вздрагивали. И вдруг Катя застонала. Так жалобно, что у тигренка шерсть встала дыбом.
           – Мама, мамочка, – не просыпаясь, позвала девочка, и Осмотрительный увидел, как в углу ее глаза появилась крупная слеза и потекла по щеке.
           Он хотел было снова забраться в руку своей хозяйки, но Катины пальцы теперь крепко сжимали край одеяла. И Осмотрительный не нашел ничего лучшего, как приблизиться к самому лицу девочки и прижаться мордочкой к ее горячей щеке.
           – Мама, мамочка, мне больно, – бормотала Катя, дергая головой, отчего Осмотрительному никак не удавалось прижаться к ней по-настоящему. Он ткнулся носом в подушку и почувствовал, что подушка у Кати стала влажной. То ли от слез, то ли от пота. Тигренок так перепугался, что даже забыл уловить запах подушки.
           Подумав секунду, Осмотрительный спрыгнул с кровати. Будь что будет, он просто обязан кого-нибудь позвать!
           Он был уже на середине комнаты, когда дверь вдруг распахнулась, вспыхнул свет, и Ника бросилась к Катиной кровати. Осмотрительный едва успел повалиться набок и застыть, вспомнив о Первом правиле Тайных Игрушек. Только навострил левое ухо, прислушиваясь к происходящему.
           Катя проснулась. Осмотрительный услышал ее жалобный голос, обращенный к Нике, и понял, что Кате плохо. Очень плохо. Он осторожно развернулся в сторону кровати, но тут в комнату вошел встревоженный Игорь, и Осмотрительный снова застыл.
           – Что случилось? – с тревогой спросил Игорь.
           – Она горит вся, – ответила Ника.
           Игорь подошел к кровати, склонился над Катей, потом выпрямился, и Осмотрительный услышал загадочные слова: «Я вызову «Скорую», – от которых на тигренка повеяло расставаньем и жутью.
           Игорь вынул мобильный телефон и набрал необычно короткий номер, что еще больше усилило тревогу Осмотрительного.
           Прошло несколько долгих секунд.
           И вот папа Кати начал сбивчиво рассказывать кому-то далекому, как плохо сейчас его дочке. Потом отнял от лица телефон, пискнул кнопкой на панели и успокаивающе сказал Нике:
           – В течение получаса приедут.
           – Катюша, милая, что у тебя болит? – тут же ласково наклонилась к дочери Ника.
           – Дышать больно, – слабо пролепетала Катя.
           – Господи, она задыхается, – повернула Ника к мужу заплаканное лицо, и Осмотрительный изо всех сил захотел, чтобы эта «Скорая» приехала как можно скорее.
           – Может, ее лучше в гостиную спустить? – сказал Игорь.
           Ника вытерла слезы и заботливо завернула девочку в одеяло. Игорь осторожно взял ее на руки и, не обратив на Осмотрительного никакого внимания, родители Кати вышли из комнаты.
           Осмотрительный встал на лапы. Ярко горел свет. Смятая простыня свесилась с кровати почти до самого пола. Справа от нее у кровати стояли тапочки Кати. Понимая, что стряслась беда, Осмотрительный замотал головой.


ОДИН В ДОМЕ


           Подойдя к двери, тигренок внимательно прислушивался к голосам родителей Кати, доносившимся с первого этажа. Потом у Игоря зазвонил телефон, и он с кем-то коротко поговорил. Прошло еще несколько минут. Тигренок услышал приглушенный шум подъехавшей к дому машины. И сразу вслед тишину дома рассек резкий звук дверного звонка.
           Не выдержав напряжения, Осмотрительный осторожно выскользнул из комнаты и бесшумно побежал к лестнице. Секунду помедлив, мягко спрыгнул на первую ступеньку, потом – на следующую...
           Внизу, в гостиной, звучали уже несколько голосов. К встревоженным голосам Ники и Игоря прибавился незнакомый тигренку, спокойный мужской голос.
           – Я могу с ней поехать? – спросила Ника, когда Осмотрительный спрыгнул с последней ступеньки на пол первого этажа.
           – Да, – ответил ей голос незнакомца.
           – Вы ее в какую больницу забираете? – озабоченно спросил Игорь.
           – В «Первую неотложку», – сказал незнакомец, и эти новые, загадочные слова заставили тигренка раздраженно фыркнуть. Здесь, у лестницы, его никто не видел, и фыркать можно было сколько угодно.
           – Я только переоденусь, – сказала Ника.
           Знакомые шаги Катиной мамы быстро устремились в его сторону. Осмотрительный юркнул в тень под лестницей и прижался боком к стене.
           – Насколько это серьезно? – спросил Игорь, когда шаги Ники затихли на втором этаже.
           – Сейчас трудно сказать, – ответил голос незнакомца. – Нужно сделать обследование. Тогда будет понятно.
           – Понятно, – эхом повторил за ним Игорь.
           – Да вы не волнуйтесь, – ободряюще сказал незнакомец. – Всё будет нормально.
           Но почему-то тигренок не очень поверил его голосу.

           Не прошло и трех минут, как на лестнице снова застучали поспешные шаги Ники. Из гостиной на первом этаже вышел Игорь с Катей на руках и незнакомый тигренку мужчина в зеленом медицинском костюме, с чемоданчиком в руке. Ника забежала вперед, чтобы открыть им дверь, и все вышли из дома.
           – Я за вами поеду, – услышал тигренок с улицы голос Катиного папы.
           Игорь взбежал по ступенькам крыльца, входная дверь захлопнулась, в прихожей звякнули ключи, щелкнул замок. Отец Кати быстро спустился по лестнице в подвал, и тут же снаружи тихо зашумел двигатель незнакомой тигренку машины, зашуршали шины. А еще через несколько секунд внизу, в гараже, заработал двигатель машины Игоря. Знакомо заскрежетали открываемые ворота гаража, и машина отца Кати тоже куда-то поехала. Ворота вернулись на место. Настала тишина.

           Оставшись в доме один, тигренок выбрался из-под лестницы и осторожно двинулся к прихожей. В воздухе висел неприятный, тревожный запах, с каким он еще ни разу в жизни не сталкивался. Наверное, это был запах «Скорой».
           В прихожей ярко горел свет. На полу валялись разбросанные тапочки Ники и Игоря. Входная дверь была плотно закрыта.
           Присев на задние лапы, Осмотрительный внимательно посмотрел на дверную ручку, потом решительно развернулся и бросился в гостиную.
           В гостиной тоже горел свет. Его явно забыли погасить. На диване лежало знакомое Катино одеяло. Смятое и одинокое.
           Осмотрительный побежал к дивану. Знакомый запах Кати, одеяло девочки, еще хранившее ее тепло, заставили его растерянно опуститься на задние лапы. Только теперь, оставшись один в покинутом всеми доме, он почувствовал, насколько успел привязаться к своей хозяйке. Что, если с Катей случилось что-то настолько плохое, что она никогда сюда не вернется?
           Вскочив, Осмотрительный бросился обратно к лестнице и, вспрыгивая со ступеньки на ступеньку, снова забрался на второй этаж.
           Катина комната была пуста. Кровать девочки, без одеяла, выглядела так одиноко, что Осмотрительный зафыркал и попятился, подергивая усами и головой.
           Опомнился он только, когда отвернулся от пятна света, падавшего из комнаты девочки на серый ковролин коридора. Тигренок устремил свои черные глаза на корешки книг, стоявших на высоком – до потолка – стеллаже, и жалобно заскулил. Ему было чуть ли не в тысячу раз хуже, чем тогда, когда он остался единственным непроданным тигренком в магазине и от одиночества забрался на самое дно высокого ящика, где на него навалили кучу больших и тяжелых игрушек.
           Черт бы побрал этих взрослых! Вот дураки! Им и в голову не пришло взять его с собой.
           Неужели они не понимают, что Тайные Игрушки способны помочь, когда кому-нибудь очень плохо?
           А Кате сейчас было плохо. Он это чувствовал. Ей было так плохо, как еще никогда в жизни не бывало. И она была одна.
           Осмотрительный злобно фыркнул в адрес Ники и Игоря.
           Но тут же вспомнил, как сам забился под лестницу, когда Ника побежала на второй этаж. Вместо того, чтобы попасться ей на глаза. И чувство вины зарычало в нем так, что перебудило бы всех соседей, не будь в доме закрыты все окна.
           Если бы он только мог снова оказаться рядом с Катей! Она взяла бы его в руки, прижала к себе. И ей сразу стало бы легче. Разве может кому-нибудь не стать легче, когда он прижимает к себе тигренка из Тайного Дома «Магия Плюша»!
           Осмотрительный сорвался с места и кинулся в комнату Ники. Зачем? Он и сам этого не знал.
           Кровать Ники тоже оказалась смятой и не застеленной. Замерев на середине комнаты, тигренок раздраженно фыркнул и завертел головой по сторонам. Вот! На краю тумбочки, стоявшей рядом с кроватью, он увидел знакомый Никин телефон. В глазах тигренка сразу вспыхнула надежда. С помощью этой штуки можно связаться с Катей!
           Подбежав к кровати, Осмотрительный подпрыгнул, ухватил лапами свесившийся конец одеяла и потянул его на себя. Одеяло у Ники было легким и вскоре наполовину съехало на пол. Вскарабкавшись по скользкой матерчатой горке на кровать, Осмотрительный перебрался с кровати на тумбочку и обнюхал телефон. Потом повертел его лапами. Но телефон не подавал признаков жизни. Его экран не засветился таинственным, белым светом. На нем почему-то даже не было клавиш с цифрами "1", "2", "3"..., которые обычно нажимают люди. Тигренку с его толстыми лапами, конечно, трудно было бы нажать на такую маленькую клавишу, но Осмотрительный бы что-нибудь придумал.
           Однако, клавиш на телефоне не было. Откуда ему было знать, что, в отличие от простого телефона Кати, у Ники – слайдер?
           Фыркнув на предательский телефон, тигренок спрыгнул с тумбочки на пол и побежал в комнату Игоря, надеясь найти там другой телефон – с клавишами. Но в комнате Игоря вообще не было никакого телефона. Наверное, Игорь взял свой телефон с собой.
           Снова выбравшись в коридор, Осмотрительный с тоской посмотрел в сторону Катиной комнаты. Может быть, поискать телефон самой Кати? Но тигренок тут же с фырканьем отогнал эту мысль прочь. Ведь, если телефон Кати остался дома, то Кате на него уже никак не позвонишь.
           С нарастающим беспокойством Осмотрительный спустился на первый этаж и уселся перед входной дверью. За дверью была огромная ночь. И где-то там, далеко от него, страдала и плакала Катя...


ТИГРЕНОК ИСЧЕЗ


           К утру стало ясно, что Кате придется остаться в больнице. Врачи сделали, что смогли, Катя пришла в себя, но дело оказалось гораздо серьезнее, чем думали Ника и Игорь. Похоже, у Кати был вовсе не грипп. Нику даже отчитали за то, что она самостоятельно занялась лечением дочери. Вместо того, чтобы сразу обратиться к врачу. Ника перепугано молчала.
           Врачи разрешили Нике остаться с Катей в ее палате. Игорь собрался уезжать. Несмотря на бессонную ночь, ему необходимо было перед работой заехать домой, чтобы привезти Нике нужные вещи.
           – Что тебе привезти? – ласково спросила Ника у Кати, гладя мягкие волосы своей заболевшей дочери.
           Лицо у Кати было совсем бледное. Глаза страдальчески запали.
           – Привези мне моего тигренка, – слабым голосом прошептала Катя, посмотрев на мать и на склонившегося к ней отца.
           – Хорошо, милая, не волнуйся, – сказала Ника. – А еще что?
           – Привези мне Осмотрительного, – повторила Катя и закрыла глаза.
           Ее тигренок был последним, с кем она разговаривала, когда чувствовала себя хорошо. Она смутно помнила, как он прижимался к ней, когда ей стало плохо. Она так привыкла к нему. Привыкла, что он всегда рядом с ней, когда она лежит в постели.
           Тут всё было чужое. Кроме ее мамы. Но мама могла уйти, когда придут врачи. А тигренок остался бы с ней. Он – маленький. Она держала бы его в руках. Он ее друг. Он всегда был с ней. Даже, когда родителей не было дома. Она его охраняла. Почему мама не взяла его с собой? С Осмотрительным ей стало бы лучше.
           Ника положила руку на лоб Кати.
           – Заснула, наверное, – сказала она Игорю.
           – Я поеду, – грустно кивнул Игорь. Они с Никой уже условились, какие вещи нужно привезти.
           – Он должен быть в ее спальне, – сказала Ника, имея в виду Катиного тигренка.
           – Ладно, я не забуду, – успокоил ее Игорь.
           – И телефон мой привези.
           Игорь кивнул.
           – Будь осторожен на дороге, ладно?
           – Хорошо, – пообещал Игорь.
           Нагнувшись, он поцеловал Нику и вышел из палаты.

           Стояло ясное утро. Сощурившись, Игорь устало посмотрел на синее небо, на желтеющую листву. Потом взглянул на часы. До начала рабочего дня оставалось еще много времени. Он вполне успеет съездить домой, собрать все нужные вещи и заехать на обратном пути в больницу.
           При мысли, что время у него есть, Игорь сразу почувствовал, как он проголодался. Волнения плюс бессонная ночь... У него заурчало в животе. И неплохо было бы выпить чашку крепкого чая.
           Да и на работу можно приехать попозже. В конце концов, у него есть уважительная причина.
           Решив сначала позавтракать в каком-нибудь круглосуточном кафе, Игорь уселся в машину и запустил двигатель. Некоторое время он сидел, глядя куда-то сквозь лобовое стекло, потом, словно спохватившись, тронул машину с места и поехал к воротам больницы.

           Осмотрительный до самого утра просидел у входной двери. Не отрывая глаз от дверной ручки и прислушиваясь к тишине ночи снаружи.
           Потом на участке защебетали птицы, и тигренок понял, что уже рассвело. Поднявшись на четыре лапы, он побрел на кухню, чтобы посмотреть в окно. В гостиную, где на диване лежало остывшее одеяло Кати, ему заходить совсем не хотелось.
           За окном сияло ясное осеннее утро. Покачивались на ветру верхушки берез. На подоконник прилетела откуда-то синица, громко запинькала и тут же вспорхнула и исчезла. Где-то стрекотала сорока. Резко крикнул дятел.
           А в доме стояла полная тишина. Только привычно урчал холодильник.
           Подумав немного, Осмотрительный снова вернулся к входной двери. Время текло так медленно, что казалось: он ждет тут уже тысячу лет.
           И вдруг он почувствовал Катю. Почувствовал, как она хочет, чтобы он оказался рядом с ней. Ей сразу стало бы лучше!
           Тигренок беспокойно завертелся на месте. Может быть, это зазвонил Никин телефон? Он поскорее вскарабкался по лестнице на второй этаж и забежал в комнату Ники. Но телефон, выглядывавший из-за края тумбочки, по-прежнему не подавал признаков жизни.
           Осмотрительный повернул голову к окну. С тумбочки вполне можно забраться на подоконник. Если бы окно было открыто, он запросто мог бы выпрыгнуть наружу. Для него ничего не стоило спрыгнуть вниз с любого этажа. Но окно было плотно закрыто, и ручка повернута вниз.
           Развернувшись, Осмотрительный побежал по комнатам второго этажа, однако везде его ждало разочарование. Все окна, как нарочно, стояли закрытыми или с маленькой щелью для микро проветривания.
           Пересилив свои чувства, Осмотрительный забежал в комнату Кати. Вдруг ее окно как-нибудь открылось с тех пор, как он ушел оттуда сегодня ночью? Но чуда не произошло. В комнате Кати окно тоже было закрыто.
           На первом этаже всё оказалось точно так же, как на втором. И гостевая комната, и гостиная с Катиным одеялом на диване встретили его дружно закрытыми окнами. Подбежав к входной двери, Осмотрительный уперся в нее лбом и попытался сдвинуть дверь с места. Но запертая дверь не подалась и на миллиметр. Ничего удивительного, ведь она открывалась внутрь дома.
           Осмотрительный скатился по лестнице в подвальный этаж. Вдруг там открыта дверь в гараж?
           Дверь в гараж, конечно, оказалась закрытой. Однако основательная щель под ней внушила тигренку надежду. Улегшись на бок, вплотную к щели, Осмотрительный попробовал подсунуть под дверь кончики правых лап. Но лапы у него были слишком толстыми, а щель под дверью – слишком узкой.
           Безуспешно провозившись у двери несколько минут, тигренок вскочил и злобно зафыркал. Дом явно на него ополчился. Чтобы он не смог выбраться наружу и побежать к Кате.
           Развернувшись, Осмотрительный посмотрел на единственную открытую дверь в подвале. Он знал, что эта дверь ведет в сауну. К бассейну, в котором купались Игорь и Ника.
           Тигренок еще ни разу не бывал в этом помещении. Потому что Кате играть около бассейна запрещали. Пока она не научится плавать. Оно и понятно. Любой тигренок из Тайного Дома отлично знает: от воды нужно держаться подальше.
           Но вдруг там найдется открытое окно, из которого можно выпрыгнуть наружу?
           Осмотрительный осторожно приблизился к открытой двери и заглянул в полутемное помещение сауны.
           Вода в бассейне зловеще журчала и поблескивала, отбрасывая на потолок коварно пляшущие блики. Вдобавок внутри бассейна что-то тревожно гудело. Как будто там работал двигатель большущей машины.
           Зато тигренок сразу почувствовал, как по полу, прямо по его лапам отчетливо тянет холодком. Еще несколько шагов, и он увидел над дальним краем бассейна небольшое окошко. И оно было почти наполовину открыто!
           С опаской поглядывая на воду, Осмотрительный стал красться по краю бассейна к окну. Однако, когда он наконец подобрался к окошку, оказалось, что оно находится гораздо выше, чем это казалось издалека. Даже оттолкнись тигренок всеми четырьмя лапами, он наверняка до него не допрыгнет. Зато запросто может потерять равновесие и полететь в коварную воду.
           Охваченный внезапным страхом, что окно может как-нибудь захлопнуться, Осмотрительный бегом бросился обратно.
           Он бежал по узкой дорожке, шедшей по краю бассейна. Стараясь держаться вплотную к стене и не заглядывать в опасную, закручивающуюся водоворотами глубину.
           Наконец бассейн закончился. Отбежав на всякий случай от него подальше – на ровную, надежную площадку перед входом в сауну – тигренок остановился и завертел головой в поисках того, что можно подтащить к окну. Тапочки, пустая бутылка от минеральной воды. Нет. Это не годится. Зато корзина для белья в углу такая полная, что из нее выглядывает большущее белое полотенце.
           Впервые за утро Осмотрительному улыбнулась удача. Из-за болезни дочери Ника после выходных дней запозднилась со стиркой. И корзина в углу сауны была доверху заполнена использованными простынями и полотенцами, оставшимися после визита гостей.
           Втиснувшись между стеной и корзиной, тигренок завозился, постепенно отодвигая корзину от стены. Добравшись до середины корзины, он уперся задом в стену, а в корзину – передними лапами и головой, и начал ее раскачивать. До тех пор, пока корзина не грохнулась с шумом на пол.
           Обежав корзину, Осмотрительный ухватил вывалившееся из нее тяжелое банное полотенце и поволок его к бассейну.
           На этот раз дорожка по краю бассейна показалась ему гораздо уже, чем она была, когда он шел по ней в первый раз. Вдобавок громоздкое полотенце несколько раз неожиданно уваливалось в сторону бассейна, норовя свалиться всей тяжестью в воду. И всякий раз Осмотрительный замирал на долгую секунду, а потом осторожно подтягивал непослушный край полотенца обратно к стене.
           У него ушло добрых десять минут, чтобы дотащить полотенце к окну. Поспешно скомкав полотенце в горку, тигренок слегка отдышался и прикинул, насколько уменьшилось расстояние до окна?
           Нет, все еще не допрыгнуть.
           Поспешно развернувшись, Осмотрительный отважно помчался за простыней.
           На этот раз он проделал привычный уже путь гораздо быстрее. К тому же, с простыней дело пошло намного легче, чем с полотенцем. Во-первых, она весила гораздо меньше. А во-вторых, Осмотрительный придумал скатать простыню в комок, который можно было толкать перед собой головой.
           Удачно добравшись к окну, Осмотрительный втащил простыню на полотенце и посмотрел наверх. Нет. Горка из полотенца и простыни все еще была слишком низкой.
           Только еще дважды проделав опасный пусть по краю бассейна туда и обратно, тигренок соорудил из белья достаточно высокую гору, чтобы можно было попробовать запрыгнуть на подоконник.
           Осмотрительный наклонил голову и покосился на темневшую внизу воду. Гора притащенного им белья начиналась у самого края бассейна. Одна простыня даже свесилась вниз. Стоит ему промахнуться с прыжком, и он наверняка скатится в эту жуткую глубину.
           С трудом оторвав взгляд от воды, тигренок тоскливо посмотрел на оконную щель, показавшуюся ему предательски узкой. Таская белье, он совсем запыхался. Мягкая простыня на вершине горы предательски проседала под его лапами. Может быть, попробовать затащить сюда последнее оставшееся в корзине полотенце?
           Однако тащить на самый верх горы тяжелое полотенце было едва ли не опаснее, чем сделать прыжок.
           С замершими внутри него шариками Осмотрительный вспомнил о самом главном – он должен найти Катю – тщательно примерился и прыгнул.
           Едва почувствовав лапами холодный камень подоконника, Осмотрительный повалился на бок и – головой вперед – благополучно вывалился наружу.
           Перекувыркнувшись через голову, тигренок мягко упал на широко расставленные лапы, утонув по самое брюшко в мокрой от росы траве.
           Уф-ф…
           Но не успел он обрадоваться своему подвигу, как ощутил, что матерчатые подушечки его лап начинает пропитывать влага.
           Поскорее перебравшись с травы на сухую дорожку, Осмотрительный встряхнулся и гордо поглядел по сторонам. На ветках ближней рябины звонко пинькали четыре синицы и оглушительно стрекотала сорока. Все они видели, как из подвального окошка дома неожиданно выскочил желтый плюшевый тигренок. Зрелище настолько непривычное, что синицы на всякий случай вспорхнули повыше, а сорока громко выразила свое возмущенное любопытство.
           Впрочем, сам Осмотрительный воспринял птичий гомон, как выражение восхищения в его честь. Наверняка птицы оценили, с какой ловкостью он выбрался из запертого дома!

           Участок Катиной семьи тигренок знал как свои четыре лапы. Стоит обогнуть угол дома, пробежать немного по двум дорожкам и он окажется у калитки. Но едва он двинулся по дорожке, стараясь не наступать на мокрые пятна, как на него с шумом спикировала сорока.
           Осмотрительный тут же повалился набок и замер, притворившись игрушкой. Это озадачило сороку. Вплотную подойдя к тигренку, она нагнулась и вытянула шею так, что ее острый клюв чуть не ткнулся в незащищенный бок Осмотрительного. Не выдержав напряжения, тигренок осторожно прижал подбородок к груди и посмотрел между лап на сороку. Уж не собирается ли она его клюнуть? Запросто может ему шкурку порвать!
           Сорока тут же опасливо вскинула голову и скосила на него круглый, внимательный глаз.
           «Она тоже меня боится, – понял Осмотрительный. – Наверняка никогда не видала, чтобы игрушечные тигрята сами бегали по земле».
           И в следующую секунду, сам поразившись своему поступку, Осмотрительный вскочил на лапы и яростно зарычал.
           Его обдало ветром от хлопнувших крыльев. Большущая птица метнулась вверх и в сторону, взлетела на ветку и громко застрекотала.
           С опаской косясь на сороку, Осмотрительный медленно двинулся в сторону калитки. На удивление ему, сорока тут же сделала вид, что ей нет до него никакого дела. С шумом сорвавшись с ветки, она перелетела на рябину, вызвав переполох среди сновавших там синиц. Возмущенно вереща, синицы прянули в стороны. А Осмотрительный тем временем припустил по дорожке и повернул за угол дома.

           Щель под калиткой всегда казалась ему достаточной, чтобы пролезть через нее на улицу. Припав к земле, тигренок первым делом сунул в щель голову. Если голова пролезет, лапы и тело последуют за ней без труда. Он уже высунул на улицу нос, ощущая вибриссами влажную пыль асфальта, и увидел глазами забор соседнего дома напротив, но тут его высокий лоб прочно уперся в твердый край калитки.
           Осмотрительный попробовал повернуть голову боком, но теперь в калитку уперлась его скула. Сколько он ни вертелся, просунуть голову в щель никак не получалось. А если в щель не пролазит голова, нечего и пытаться пробраться через нее как-нибудь по-другому.
           Выбравшись из-под калитки обратно на домашнюю территорию, Осмотрительный с сомнением посмотрел на высокий забор, потерся замурзанной скулой о плечо, развернулся и побежал по дорожке дальше – к воротам у спуска в гараж.
           Вот тут щель оказалась то, что надо! Чуть ли не вполовину роста тигренка. Высунув мордочку на улицу, Осмотрительный осмотрелся и выбрался наружу.
           Улица, на которой стоял дом Кати, была ему хорошо знакома. И все-таки, стоило тигренку очутиться снаружи, как ему сразу стало немного не по себе. Он впервые оказался по ту сторону забора один, без Кати.
           До этого момента он даже не задумывался о том, что ждет его впереди? Все его мысли были направлены на то, как выбраться из запертого дома. А потом на него напала сорока. А потом он думал, как пролезть через щель под калиткой.
           И вот, попав наконец на улицу, Осмотрительный впервые отчетливо почувствовал, насколько далека от него теперь Катя.
           Где же находится эта загадочная «Первая неотложка»? Может быть, в том городе, откуда он приехал сюда когда-то на машине вместе с Катей и Никой? Может быть, «Первая неотложка» – это та поликлиника, куда Катю возили лечить зубы? А может быть, она находится рядом с тем магазином игрушек, где он когда-то коротал время на полке?
           Тигренок не раз бывал в городе вместе с Катей. И даже ездил с ней вместе в другие города. Он даже летал с ней на самолете. И каждый раз, когда они куда-нибудь ехали, это было долго. Очень долго. А мчались они при этом будь здоров. Так, что деревья только и успевали мелькать за окном машины.
           А эта «Скорая», наверное, мчится еще быстрее. Не зря же она так называется. И ехала она сюда целых полчаса...
           Осмотрительный растерянно посмотрел на росшую у забора березу. На белом стволе дерева там и сям располагались темные пятна. Ничего себе, маскировочная окраска. Презрительно фыркнув в адрес дерева, тигренок потихоньку глянул по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, побежал вдоль забора.
           Глаза у него, как и у всех тигрят, смотрели вперед. Опасаясь, чтобы кто-нибудь сзади случайно не заметил, как он бежит, Осмотрительный держался вплотную к забору. Из-за этого ему пришлось идти по мокрой траве, порой доходившей ему до плеч. Недовольно подергивая усами, тигренок старался поднимать лапы как можно выше. Но все равно матерчатые подушечки лап быстро намокли от обильной утренней росы. Вдобавок капли воды на травинках так и норовили перескочить ему на плечи и даже на подбородок.
           Вскоре его лапы изрядно пропитались влагой. И стали как будто тяжелее. А ведь он добрался только до соседнего участка.
           Да, – удрученно подумал Осмотрительный. – С такой скоростью мне в город не один день идти.
           Он прибавил шаг и побежал дальше, уже не очень заботясь о безопасности, как вдруг за забором отчетливо заработал двигатель машины.
           Тигренок мгновенно замер. Машина за забором наверняка принадлежала их соседям. Наверное, они собрались куда-нибудь уезжать.
           Тут же, словно в подтверждение его мыслей, за забором послышался шорох шин. И вдруг железные ворота, около которых он стоял, лязгнули, дернулись и со скрежетом поехали в сторону, оставляя тигренка беззащитным на открытом пространстве.
           Осмотрительный изо всех сил попятился назад – под прикрытие неподвижного забора. Однако шум шин за воротами неожиданно стих, и вместо него тигренок услышал знакомые голоса соседей – Гарика и Алисы. Они сразу же начали ругаться. Они вообще любили это дело.
           – Эй, а принтер ты что, не возьмешь? – с угрозой спросила Алиса – худая особа, обожавшая ходить в «тертых», «рваных» джинсах, и из-за этого казавшаяся тигренку подозрительной и хитрой.
           – Потом отвезу, – буркнул в ответ Гарик – полноватый мужчина, носивший свои темные, длинные волосы собранными на затылке в хвостик, совсем как девчонка.
           – Тебе что, трудно заехать?
           – А ты что, сама не можешь?
           – А ребенка к зубному мне не надо везти? – голос Алисы был полон сарказма. – Или, по-твоему, он меня будет ждать два часа, пока я в мастерскую мотаюсь?
           Осмотрительный никогда еще не подсматривал с улицы за ругающимися соседями. Не удержавшись от соблазна, он потихоньку выглянул из-за кирпичного угла ворот и увидел машину, Гарика и Алису.
           Полноватый сосед уже сидел в своем темно-зеленом «Опеле», нацелившись выехать в открытые ворота. Окно «Опеля» тоже было открыто, и Гарик высунул в него свое мясистое лицо, повернув его к Алисе, стоявшей от машины в нескольких шагах.
           Худощавая Алиса, как всегда, была одета в противные, «порванные» на коленях, потертые джинсы (дуррацкая мода). Уставив руки в бока, она злобно смотрела на своего мужа, готовая дать отпор любому его слову.
           – А мне еще в пробках торчать. Я и так на работу опаздываю! – раздраженно выкрикнул Гарик.
           – Да какие, к черту, пробки? – искренне возмутилась Алиса. – Ты же едешь раньше на полчаса. Мне, между прочим, тоже на работу надо. Или у нас один ты работаешь в доме?
           – У меня сегодня съемка, – не сдавался Гарик. – Я же тебе говорил.
           – А мне принтер нужен, – отмела его возражения Алиса. – Не успеваешь утром, можешь и в перерыве сгонять.
           Гарик отвернул лицо от окна машины, злобно пробормотал что-то неразборчивое, выключил двигатель, распахнул дверцу и выбрался наружу.
           – Ладно, тащи, – сказал он, щелкнув кнопкой, которой открывают багажник.
           Алиса умчалась в дом, а Гарик подошел к багажнику, не глядя, поднял рукой крышку, достал из кармана сигареты, щелкнул зажигалкой и закурил, неприязненно уставившись в даль участка.

           Тигренок и сам не понял, что его подтолкнуло так сделать. Выскочив из-за забора, он быстро пересек пустое пространство и оказался перед машиной соседа. Теперь ему были видны только ноги Гарика в черных брюках и узких черных туфлях, и слышно его похаркивание.
           Хлопнула дверь дома. По лестнице застучали шаги худощавой Алисы. Осмотрительный поспешно забежал под машину и спрятался за колесо.
           Вскоре ноги Алисы в джинсах, лежавших на поношенных белых туфлях без задников, присоединились к ногам Гарика.
           Осмотрительный осторожно выглянул из-за колеса. По счастью, Алиса и не собиралась смотреть в его сторону. Обеими руками она придерживала большую картонную коробку, поставив ее на ребро багажника. Гарика вообще не было видно за машиной, коробкой и Алисой.
           Открытая дверь «Опеля» была прямо над его головой. Ни секунды не раздумывая, Осмотрительный бесшумно запрыгнул в машину Гарика и забрался под водительское сиденье. Как раз вовремя. Потому что сзади тут же глухо хлопнула крышка багажника.
           Шаги соседей зашаркали к открытой дверце, и вдруг тигренок услышал явственный звук поцелуя.
           – Ну, пока, – неожиданно нежным голосом сказала Алиса.
           Странные соседи снова поцеловались, и перед глазами тигренка появился черный задник Гариковой туфли, от которого густо пахнуло кремом для обуви.
           Едва удержавшись, чтобы не фыркнуть, Осмотрительный попятился в глубину ниши под сиденьем. Вверху над ним тяжело заскрипела кожа. Вторая нога Гарика тоже забралась в салон. Клацнула дверца. Проникнув дрожью в лапы тигренка, мерно заработал двигатель. Нога в черной туфле нажала на большую педаль, и машина поехала, зашелестев шинами по асфальту.
           Через несколько секунд тигренок услышал совсем рядом знакомый скрежет ворот, и машина поехала быстрее. Под сиденье ворвался прохладный воздух улицы и сразу стих. Гарик закрыл окно.
           Не успел Осмотрительный обрадоваться, что так удачно забрался в машину, как другая нога в черной туфле тоже надавила на свою педаль. Тигренка бросило вперед. Так, что его задние лапы на мгновение взвились в воздух, а подбородок чуть не уперся в пол.
           «Опель» резко остановился. Широко расставив все четыре лапы, тигренок прижался к полу. Что, если Гарик решил выйти из машины и заглянуть под сиденье?
           Но хорошая нога Гарика опять надавила на нужную педаль, и машина снова поехала. И вдруг мощно рванула вперед и вбок, поворачивая так круто, что Осмотрительного поволокло в сторону. Не расставь он заранее лапы, его точно свалило бы на бок.
           Наконец «Опель» Гарика выпрямился и, уже без приключений, стремительно помчался по дороге, все больше набирая ход…

           Плотно позавтракав, Игорь быстро ехал по пустой в это время суток полосе шоссе. Навстречу ему уже неслись по «встречке» машины спешивших на работу в город людей. Вот и загородный поселок, где стоит их дом. Осталось только свернуть на свою улицу.
           На повороте ему пришлось затормозить, чтобы разминуться с выезжавшим соседом. Телевизионщик Гарик был явно чем-то раздосадован и гнал машину чуть ли не по середине дороги. Увидев машину Игоря, он резко тормознул, взял к обочине и даже остановился. Почувствовал, что виноват. Игорь джентльменски миновал машину соседа. Мужчины привычно махнули друг другу рукой.
           Подкатывая к дому, Игорь видел в зеркало заднего вида, как «Опель» Гарика круто вырулил на дорогу и исчез за деревьями лесопосадки.
           Игорь оставил машину на улице. Чтобы собрать вещи, ему хватит пятнадцати минут.
           Разувшись и погасив свет в прихожей, отец Кати невольно застыл на пороге гостиной. От вида лежавшего на диване одеяла, которым укрывалась его дочь, в груди у него возникла тревожная пустота. Тишина в доме казалась гнетущей. Шумно вздохнув, Игорь выключил в гостиной свет, спустился в подвал за дорожной сумкой и, громко топая по ступенькам, пошел на второй этаж.
           На то, чтобы собрать нужные вещи, ушло минут десять. Закончив с этим, он зашел в ванную, наскоро побрился, затем переоделся в деловой костюм, машинально завязал перед зеркалом галстук и вдруг вспомнил о Катином тигренке. Вот же черт, он чуть о нем не забыл!
           Войдя в комнату Кати, Игорь бросил взгляд на незастеленную постель своей дочери. Мелькнула мысль спуститься в гостиную за одеялом и застелить постель, но Игорь отогнал ее. Он и так расслабился. Уже время ехать прямо на работу, а ему еще нужно заехать в больницу – отдать Нике вещи. Взгляд его заскользил по Катиным игрушкам, книжкам, брошенному на столе школьному дневнику...
           Тигренка нигде не было видно.
           Игорь попытался вспомнить, где он в последний раз видел этого Катиного Осмотрительного? Кажется, он был у нее в руках, когда Ника повела ее вчера укладывать в постель.
           Игорь поднял подушку, потом похлопал рукой по простыне, словно тигренок мог умудриться спрятаться под ней. Еще раз обведя взглядом постель, Игорь встал на колени и заглянул под кровать. На полу ничего не было, кроме одиноко стоявших детских тапочек.
           Уже не задумываясь об аккуратности, Игорь быстро разворошил в комнате дочери ее вещи. Раскрыл шкаф с одеждой, повыдвигал все ящики, перерыл ее рюкзачок.
           Его неожиданно прошиб пот. Он вспомнил, как жалобно просила Катя привезти ей Осмотрительного. Представил, как она спросит его о тигренке.
           Ладно. Работа подождет.

           Через час бесплодных поисков Игорь, казалось, уже перелопатил весь дом и даже участок. Но Катин тигренок как в воду канул.
           Мелькнувшая в голове поговорка навела его на мысль проверить сауну. Кате категорически запрещалось туда заходить, но мало ли? Вдруг она нарушила запрет и забыла там своего тигренка?
           В предбаннике Игорь с удивлением обнаружил, что кто-то притащил на дальний край бассейна груду простынь и полотенец. Корзина для использованного белья валялась опрокинутая. Наверное, вчера к Кате заходила Маша, и девчонки баловались тут тайком от Ники.
           При мысли, что Катя или кто-нибудь из ее подруг мог свалиться в бассейн и утонуть, Игоря охватила ярость. Пусть только поправится, он ей задаст! Но тут же у него так сдавило грудь, что Игорь мысленно поклялся себе: он ни слова не скажет Нике о Катиных проделках в бассейне.
           На всякий случай он прошел по краю бассейна, подобрал простыни и полотенца и развернул каждый предмет белья, желая убедиться, что внутри не прячется тигренок. Потом обыскал сауну. Но тигренка не было и там.
           Взглянув на часы, Игорь понял, что рабочий день уже начался. Но ему было все равно. Странное дело, пропавший тигренок почему-то стал для него сейчас важнее любой работы.
           Достав телефон, Игорь соединился со своим начальником, сообщил ему о болезни дочери и спросил, может ли он сегодня не выходить на работу?
           Начальник молчал, раздумывая.
           Игорь пообещал созвониться с несколькими сослуживцами и решить все необходимые вопросы.
           Наконец шеф дал свое согласие, и Игорь, поблагодарив его, отключился и набрал номер больницы.
           Трубку взяла дежурная сестра.
           Игорь не стал просить к телефону Нику, только попросил передать жене, что у него возникли кое-какие проблемы на работе, и он заедет в больницу к двум часам дня. Он решил во что бы то ни стало найти для Кати другого тигренка – точно такого же, как тот, что был у нее. А для этого, прежде чем ехать в больницу, надо отправиться в детские магазины...


ПОПАЛСЯ


           Первое время Осмотрительный тихо лежал, распластавшись в полумраке под сиденьем. Он почти не сомневался, что работает Гарик в том большом городе, куда ему нужно попасть. Игорь, отец Кати, тоже ездил на работу в город.
           Машина то прибавляла ход, то тормозила, то поворачивала так, что Осмотрительного тащило в сторону брюхом по полу. Гарик включил музыку, и со всех сторон резко скрежетали электрогитары, и какой-то дядька хрипло вопил на английском языке. Отстой.
           Вскоре тигренку надоело лежать просто так, и он завертелся, с любопытством осматриваясь под сиденьем. Все равно Гарик ничего не услышит, даже если что-нибудь ненароком задеть. Вконец осмелев, Осмотрительный даже выглянул в проход позади кресла, но ничего интересного там не обнаружил. Перед ним вздымалось вверх заднее сидение, высоко в окнах плыло назад синее небо в белых облаках, а внизу, перед носом, лежал пыльный коврик.
           Обследовав ближайшее пространство, тигренок снова улегся под сидением Гарика и впервые задумался о том, что же будет дальше?
           Он понятия не имел, куда Гарик его привезет? А когда он куда-нибудь приедет, как ему выбраться из машины? О том, чтобы нагло выпрыгнуть из-под сидения у всех на виду, и речи быть не могло. Никто из тигрят, ни при каких условиях не может нарушить Первое правило Тайных Игрушек. А что, если Гарик сразу захлопнет дверь машины?
           Осмотрительный загрустил и начал думать о Кате.
           Где она сейчас? Ей по-прежнему так плохо, как было, когда она жалобно застонала в постели? Или тот доктор, который забрал ее в «Первую неотложку», уже дал ей какое-нибудь лекарство, и ей стало лучше?
           Но что-то подсказывало тигренку, что Кате плохо по-прежнему. И Осмотрительный тихонько заскулил, укрывшись за гитарным скрежетом ACDC.

           «Опель» Гарика в очередной раз затормозил и остановился. Почему-то на этот раз тигренок сразу понял, что они приехали. Гарик выключил двигатель, открыл дверь, и его ноги в черных туфлях выбрались наружу. Немного помешкав, Осмотрительный рискнул высунуть мордочку из-под сидения, но тут же нырнул обратно. Потому что в салон машины протянулась рука Гарика.
           В следующую секунду позади Осмотрительного, где-то в самом конце машины, раздался глухой щелчок.
           Багажник открыл, – догадался тигренок.
           Набравшись смелости, он снова выглянул из-под сидения. Гарик уже успел выпрямиться, головы его не было видно. Дверь машины все еще была открыта. Осмотрительный мгновенно вылез на коврик перед креслом и прыгнул к порогу у открытой двери.
           Полноватый муж Алисы стоял, положив руку на дверь своего «Опеля», и задумчиво смотрел куда-то вдаль. Момент был самый подходящий. Ни секунды не раздумывая, Осмотрительный вскочил на порог, бесшумно спрыгнул на асфальт и юркнул под машину. Как раз вовремя. Потому что сверху тут же хищно захлопнулась тяжелая дверь.
           Кажется, Гарик ничего не заметил. Его ноги пошли вдоль машины, удаляясь от притаившегося тигренка, исчезли за задним колесом, снова появились и остановились у багажника. Через несколько секунд там опустился на асфальт большой картонный ящик, и крышка багажника захлопнулась.
           Ноги Гарика двинулись в обратном направлении, и вдруг над головой Осмотрительного громко щелкнули замки машины.
           Тигренок испуганно попятился за колесо. Здесь, под машиной, звук запираемых замков звучал совсем иначе, чем когда он слышал его снаружи, беззаботно устроившись в руке у Кати.
           Между тем ноги Гарика вернулись к багажнику. Большой картонный ящик взлетел вверх, и черные туфли супруга Алисы стали быстро удаляться от машины.
           Понес в мастерскую принтер, – догадался тигренок.
           Это означало, что на работу Гарик еще не приехал.
           Может быть, они еще не доехали до города?
           Осмотрительный осторожно выбрался из-за колеса и выглянул из-под машины. Асфальт перед ним упирался в стену большого дома. Вон и железная дверь, в которую вошел Гарик. Справа от тигренка дом поворачивал под прямым углом, исчезая за колесом. А слева – через два подъезда заканчивался. После дома там был пустой промежуток. А за ним – еще один дом.
           Наверняка они уже в городе, – решил Осмотрительный.
           Развернувшись, он перебежал на другую сторону машины – к бордюру, у которого припарковался Гарик. За бордюром высились красивые, желто-зеленые клены и виднелось вдалеке другое крыло этого необычайно большого дома.
           Убедившись, что справа и слева от него никого нет, Осмотрительный решительно запрыгнул на бордюр.
           Перед ним открылся широкий двор с деревьями и детской площадкой. По счастью, во дворе не было ни души, если не считать воробьев и нескольких ходивших по земле голубей.
           Спрыгнув с бордюра, Осмотрительный пересек пространство сухой, вытоптанной земли и спрятался в желтых кленовых листьях. Земля и листья были сухими. Тигренок почувствовал, что его лапы тоже уже подсохли, и зарычал от удовольствия.
           Теперь следовало хорошенько осмотреться и решить, куда же ему идти, чтобы попасть в «Первую неотложку»?
           Раньше Осмотрительный почему-то был уверен: стоит ему попасть в город, и он сразу поймет, где находится Катя. Но вот он уже в городе, а где Катя – непонятно.
           Тигренок по-прежнему всеми своими шариками чувствовал, как плохо его хозяйке. И как сильно она хочет, что он был рядом с ней. Но где находится девочка или хотя бы ее родители, оставалось загадкой.
           Хлопнула железная дверь подъезда с вывеской «Сервисный центр». Вертя в руке брелок с ключами, Гарик подошел к своей машине. Пискнула сигнализация. Муж Алисы открыл дверь темно-зеленого «Опеля», уселся за руль и уехал.
           Двор совсем опустел. Где-то за домом слышался приглушенный шум городской улицы. С дерева упал большой, желтый лист.
           Покосившись на окна дома, из которых его запросто мог кто-нибудь заметить, Осмотрительный побежал по двору, стараясь держаться поближе к опавшим листьям. Они отлично маскировали его желтое тело с темными полосками. Желтые листья на фоне серой земли.
           Однако листья вскоре закончились. А еще через несколько метров закончилась и сухая земля. Дальше – до самого угла дома – был только серый асфальт.
           Помешкав, Осмотрительный спрыгнул с бордюра и побежал к углу дома. Может быть, там, за домом, окажется «Первая неотложка»?
           И тут же, как назло, навстречу ему из-за угла дома вышли две девушки.
           Осмотрительный застыл на полушаге, сразу притворившись игрушкой. А что ему еще оставалось делать?
           – Ух ты, смотри, тигренок! – услышал он изумленный девичий возглас.
           В следующую секунду его лапы оторвались от земли, и перед Осмотрительным возникло улыбающееся лицо девушки с довольными светло зелеными глазами. Нос у девушки был немного курносый, зубки белые и ровные, а на щеках – легкие, редкие веснушки. Прямые, светлые волосы гладко облегали ее голову, открывая широкий лоб, а пальцы ее показались тигренку неожиданно холодными.
           – Какой теплый. Класс! – восхищенно сказала курносая девушка, тиская пальцами толстые лапы и упитанное брюшко Осмотрительного.
           – Господи, мать, он же грязный, – брезгливо ответила ей вторая девушка. – Вечно ты всякую фигню подбираешь.
           – Да ладно тебе, Юлька, смотри, какой прикольный! Р-р-р, – и девушка сунула тигренка прямо в лицо своей подруге.
           – Да убери ты его на фиг, – оттолкнула ее руку Юлька. – Кончай, Олька. Его, может быть, какие-нибудь бомжи тут в мусорнике нашли.
           Осмотрительный презрительно посмотрел на Юльку, слегка дергая кончиком носа. Тоже мне, чистюля. И вдруг забеспокоился. Неужели он и в самом деле такой грязный, что можно подумать, будто его нашли в мусорном баке? Где-то на краю сознания ему смутно припомнилось, что врачи, и вообще все в больнице очень любят чистоту.
           Тигренок осторожно скосил глаза на державшую его в руках Ольку. Потом снова посмотрел на Юльку, прикидывая, кто из двух девушек прав?
           В отличие от своей подруги, Юлька была смуглой и темноглазой. Волосы ее были выкрашены в какой-то зелено-фиолетовый цвет и заплетены в африканские косички. Лицо у нее, честно говоря, было посимпатичнее, чем у Ольки. Но до того недовольное всем на свете, что Осмотрительный чуть не фыркнул. Неужели в больнице за чистотой следят вот такие особы?
           Юлька напомнила ему ту сороку, которая атаковала его на дорожке около дома Кати. Только на нее, как на сороку, не зарычишь.
           – Подумаешь, грязный, – легкомысленно хмыкнула Олька и стала отряхивать Осмотрительному лапы, за что он тут же проникся к ней некоторой симпатией.
           – Ты что, его с собой взять хочешь? – возмущено наехала на подругу Юлька.
           – Конечно, – ответила Оля, радостно блестя глазами.
           – Господи, мать, ну ты даешь! Лучше бы подумала, где нам деньги взять?
           Очевидно, Юлька затронула серьезную тему, потому что Оля сразу же замолчала. Но тигренка из рук не выпустила. Девушки пошли вдоль дома, и Оля продолжала сжимать Осмотрительного, грея об него свои пальцы. Они уже заметно потеплели, напитавшись теплом от его толстого брюшка.
           Попавшийся тигренок тоскливо смотрел на проплывающий мимо него двор. На то место, где еще совсем недавно стояла темно-зеленая машина Гарика. Он так удачно выпрыгнул из нее наружу!
           Черт бы побрал эту Ольку. Лучше бы она тоже решила, что его выкопали из мусорного бака бомжи.
           – Да брось ты его. Вдруг его какой-нибудь чесоточный до тебя в руках держал? – словно услышав его мысли, посоветовала Юлька.
           Девушки уже остановились у двери подъезда, и Юлька начала рыться в своей сумочке. Наверное, искала ключи.
           Осмотрительный встрепенулся. Может быть, Олька все-таки послушается свою подругу?
           Но курносая девушка вовсе не собиралась его отпускать.
           – Да ладно тебе, – сказала она беспечно. – Скажешь тоже...
           – Ну смотри, мое дело предупредить. Я тебя лечить не буду.
           Юля наконец-то нашла ключи, приложила их к круглой, черной кнопке, потянула на себя железную дверь, и они вошли в дом.
           – Ты его хоть в рюкзак засунь, что ли. А то будешь по квартире заразу разносить, – говорила Юлька, пока они поднимались вверх по лестнице.
           В ответ Оля только шумно вздохнула, закатила глаза к пыльному потолку подъезда, и потянула со спины свой рюкзачок.
           Через минуту Осмотрительного запихали внутрь рюкзака, безжалостно умяв им какие-то тетради. Как только молния над его головой закрылась, тигренок злобно зафыркал в темноте на окружившие его чужие запахи. Губной помады. Бумаги, побывавшей в тысяче мест. Пирожков с капустой в раскрывшемся полиэтиленовом пакете. Ароматизированного табака. Все они тут же принялись цепляться к шерсти тигренка. Поди их потом выветри!
           Снаружи раздались звуки открываемого замка. Громко хлопнула дверь.
           – Руки помой, – требовательно сказала Юлька.
           – Достала уже, – глухо проворчала в ответ Оля.
           Рюкзак очутился в воздухе и стукнулся об пол. Где-то неподалеку зашумела вода. Потом рюкзак снова подняли, понесли, поставили опять. Вжикнула молния, и внутрь рюкзака ворвались запахи кухни и свет дня.
           – Нет, правда прикольный? – спросила Оля, ухватив Осмотрительного за голову и вытащив его наружу.
           – Господи, как ты меня утомила своим тигренком, – тут же набросилась на нее Юлька. – Я его скоро в окно выкину.
           Осмотрительный впился глазами в девушку с косичками. Вдруг она и вправду выбросит его на улицу?
           Но Оля тут же разрушила его надежды.
           – А я его обратно в рюкзак засуну, – деловито пообещала она. – Если ты такая брезгливая. Пусть там сидит.
           – Вот так, – в подбородок Осмотрительному уперся замок молнии.
           Впрочем, это его не очень расстроило. Он уже не раз путешествовал так – высунув голову наружу из Катиного рюкзака.
           При мысли о Кате шарики в брюшке тигренка тоскливо заныли. У этого рюкзака был совсем другой запах. Чужой и неприятный.
           И все-таки его положение улучшилось. Теперь он мог следить за тем, что происходит на кухне.
           – Кофе будешь? – спросила Юля, взяв в руку металлическую джезву.
           – Ага, – мечтательно отозвалась Оля, тиская голову Осмотрительного. – Слушай, Юльчик, а как ты думаешь, у него есть душа?
           – Чего? – фыркнула Юля.
           Не оборачиваясь, она открыла пакет с молотым кофе. По кухне поплыл терпкий аромат.
           Похожий аромат, только гораздо лучший, Осмотрительный вдыхал в своем детстве, в приморском городе, где находится Тайный Дом «Магия Плюша». Как давно это было... Ему только-только прикрепили на шею его диплом...
           А в доме Кати почему-то никогда не пили настоящий кофе. И Катя, и Ника, и Игорь предпочитали чай, а кофе держали только для гостей, и то растворимый.
           – Знаешь, я когда на них смотрю, на такого вот тигренка, например, мне кажется, что он всё понимает, – вдохновенно произнесла Оля.
           – Слушай, кончай дурью маяться! – взорвалась Юлька.
           Она так грохнула джезвой по решетке плиты, что вода с коричневыми крапинками кофе выплеснулась наружу.
           – Ты бы лучше подумала, где мне деньги взять?! Если я сегодня взнос не внесу, родители меня просто убьют! До тебя что, не дошло еще? – воскликнула она с укоризной. – Как виски трескать в клубе, так у тебя ума палата. А как придумать, где деньги взять... Я тут всю голову уже на куски разломала, а ты…
           – Господи, столько денег просадить, – в сердцах мотнула она косичками.
           – Да ладно, придумаем что-нибудь, – посочувствовала ей Оля. – Ты лучше расслабься.
           – Нет, я с тобой точно чокнусь, – безнадежно закатила глаза Юля.
           Отвернувшись к плите, она хмуро ткнула в конфорку газовой зажигалкой, и под джезвой вспыхнуло пламя.
           Оля вдруг нагнулась к самой мордочке Осмотрительного и притворно зарычала на него. Зарычала глупо и по-дурацки. Так, как почему-то думают, что надо рычать именно так, все взрослые люди.
           Чаша Юлькиного терпения лопнула окончательно. С криком:
           – Дай его сюда, – она подскочила к своей подруге и попробовала ухватить тигренка за голову.
           Оля тут же вцепилась в рюкзак, спрятав его за спину, и прикрывая тигренка всем телом.
           – Дай его сюда сейчас же! – бесновалась Юля.
           – Зачем?
           – В окно выкину.
           – Только посмей.
           – Дай сюда, говорю!
           – Он же грязный. Руки испачкаешь.
           – Помою!
           Подруги отчаянно боролись.
           – Да отстань ты, зараза, – выдохнула Олька. – У тебя кофе сбежит!
           – Черт!
           Юля метнулась к плите, а Оля вытащила из-за спины рюкзак и незаметно подмигнула Осмотрительному.
           Выключив газ, Юлька решительно развернулась к подруге, и тут Оля сказала:
           – Слушай, а давай в казино пойдем.
           – В казино? – опешила Юля.
           – Ну да. Нам же уже есть по восемнадцать лет. В первый раз всегда везет. Кого хочешь спроси. Только надо сразу уйти, как только мы выиграем. Столько, сколько нам нужно. Не зря же он нам попался, – потрепала она по голове Осмотрительного. – Это к удаче, точно тебе говорю. У тебя сколько денег осталось?
           – Две тысячи.
           – И у меня рублей восемьсот.
           – Еще десять тысяч надо, – сказала Юля.
           – Ну вот мы их и выиграем. В рулетку.
           – А ты знаешь, как в рулетку играют?
           – Разберемся, – беззаботно ответила Оля.
           – А если проиграем?
           – Господи, да какая тебе разница, четыреста долларов тебе не хватит или пятьсот? Все равно ведь взнос не заплатишь.
           Лицо у Юльки стало совсем сосредоточенным. Предложение подруги ее огорошило. Но ничего более путного ей в голову не приходило.
           – А сколько туда вход стоит? – спросила она.
           – Ой, да с утра наверняка пустят, – уверенно сказала Оля. – Вряд ли там утром вход дороже ста долларов.
           – Держи, – Юля подала подруге чашку кофе, уселась к столу и как-то по-новому взглянула на Осмотрительного.
           – Думаешь, он нам к удаче попался? – спросила она с подозрением.
           – Точняк, – отрезала Оля, смешно повернула к Юльке голову тигренка, и обе подружки прыснули смехом.
           – Ну, мать, если мы проиграем, я ему точно башку оторву, – зловеще пообещала Юлька.


НЕПРИЯТНЫЙ РАЗГОВОР


           Примерно через полчаса Оля и Юлька шагали по улице, а Осмотрительный сидел в темноте рюкзака на спине у Оли и напряженно вслушивался в каждое слово из разговора девчонок.
           – Ну откуда у него душа? – неприятным голосом говорила Юлька. – Он же не-о-ду-ше-вленный. Как булыжник. Как любой предмет.
           – А ты почем знаешь? – азартно возражала ей Оля. – Это же всё люди придумали. Что душа только у нас есть и больше ни у кого.
           – А у кого же она еще есть, по-твоему?
           – Да хоть у кого. Помнишь, у тебя попугайчики жили? Что, скажешь, у них души не было?
           Вопрос застал Юльку врасплох. В детстве у нее в доме жили два волнистых попугайчика: Марлена и Боб. И Юлька их очень любила.
           – Ну, ты сравнила, мать, – осторожно хмыкнула девушка с косичками. – Коня с телегой.
           – Так была у них душа или нет? – продолжала наседать на нее Олька.
           – Ну, может быть, и была. Ну и что?
           – Вот видишь. А у собак... У них, по-твоему, тоже души нет?
           – Наверное, есть, – вынуждена была признать Юлька, покосившись на лежавшую у киоска дворнягу, которая провожала их умными глазами.
           – Вот то-то же, – победно заключила Оля.
           – Ага, – вспыхнула Юлька, переходя в контратаку. – Тебя послушать, так у червей каких-нибудь или у коров тоже есть душа.
           – Про червей не знаю, а у коров есть, – сказала Оля.
           – А чем же тебе черви хуже коров? – саркастически фыркнула Юлька. – Они же тоже живые. И ползают. И если у коров душа есть, чего же их тогда на мясо режут?
           – Дураки потому что, – вспыхнула Оля.
           – Ага. То-то ты мясо трескаешь так, что за ушами трещит.
           – Слушай, – Оля даже остановилась, не обратив никакого внимания на слова подруги. – Я только сейчас поняла! Душа знаешь, у кого есть? У тех животных, с которыми люди общаются. Которым они дают имена. Вот ты в детстве общалась со своими попугаями. И имена у них были. Как у людей. Вот потому у них и появилась душа. Ты в них ее вложила. Понимаешь?
           – Правда, я классно придумала? – довольным голосом сказала Оля, когда они снова пошли.
           – А тигренок тут причем? – язвительно поинтересовалась Юля. – Он же вообще игрушка. Все равно что предмет.
           Слышно было: ей вовсе не хочется, чтобы верх в споре взяла ее подруга.
           – Подумаешь, – возразила Оля. – Черви вот живые, а у них души нет. Потому что мы с ними не общаемся. И по именам их не называем. А с этим тигренком я буду общаться. И как-нибудь его назову. Вот у него и появится душа. Та, которую я в него вложу.
           – Ну, мать, ты даешь. Ты еще скажи, что ты из него крестраж сделаешь. Как в «Гарри Поттере», – хмыкнула Юлька.
           – А ты что думаешь, она это все в «Гарри Поттере» просто так придумала? От фонаря? – обиделась Оля за Джоану Ролинг, автора ее любимых книжек.
           – А я думаю, что люди потому и любят некоторые вещи, что вложили в них кусочек своей души, – сказала она убежденно. – У тебя что, в детстве любимых вещей не было?
           – Ну были. А причем тут это?
           – А притом. Ты их любила, потому что они для тебя были как будто живые. Потому что ты в них перемещала кусочек своей души. Только ты сама этого не замечала. Как Волан-де-Морт, когда он попробовал убить Гарри.
           – То-то он его потом прямо обожал, – фыркнула Юля.
           – Волан-де-Морт, обожающий своего любимого Гарри Поттера. Потому что он вложил в него кусочек своей черной души, – кривляясь, произнесла она голосом то ли Малфоя, то ли Гермионы из экранизации нашумевших романов.
           – Не смешно, – холодно констатировала Оля.
           – И я из него другой крестраж сделаю. Белый. Положительный, – добавила она вдруг на полном серьезе.
           Разумеется, она имела в виду найденного ею тигренка. И Осмотрительный сразу же это понял. Все шарики внутри него испуганно замерли от страшных слов, которые говорила курносая Олька. Что если она и вправду сделает из него какой-то жуткий крестраж? Отделит от себя кусочек своей души и вложит его в шарики Осмотрительного?
           Осмотрительный вовсе не хотел, чтобы эта девчонка вкладывала в него свою душу.
           А что же тогда будет с Катей? Вдруг он ее сразу забудет?
           Тигренка так перепугала эта внезапная мысль, что он даже не сразу подумал – а может быть, Катя тоже вложила в него кусочек своей души? И потому он ее так любит?
           Значит, эта Олька хочет заменить в нем кусочек Катиной души своим собственным? Чтобы он разлюбил Катю и полюбил ее?
           Осмотрительный даже головой замотал от такого коварства.

           На самом деле, он всегда знал, что у него есть душа. Знал с того самого момента, когда впервые увидел свет в Тайном Доме «Магия Плюша». И это всегда была его собственная душа. Его и никого другого.
           Наличие в нем души было для тигренка чем-то настолько само собой разумеющимся, что он о ней даже как будто забыл.
           И вот, после жутких слов зеленоглазой девчонки, он снова принялся изо всех сил чувствовать свою душу. И вдруг отчетливо понял – с тех пор, как девочка Катя нашла его на дне ящика в магазине игрушек, в нем что-то переменилось. Потому что та душа, которую он ощущал в себе сейчас, была не такой, как душа, которая была у него прежде, до встречи с Катей.
           Вот странно! Как будто в него и впрямь перешел кусочек Катиной души.
           Неужели они и вправду могут вкладывать в тигрят свою душу? – с ужасом подумал Осмотрительный о людях, которые становятся хозяевами Тайных Игрушек.
           И тут же забеспокоился: хуже его нынешняя душа, чем та, которая была у него раньше, или нет?
           Сомнения и чувства водопадом обрушились на бедного тигренка. Яростно зафыркав, он подпрыгнул на Олиных конспектах.
           Нет, он такой же хорроший, как и раньше. Это девчонки – дурры! Может быть, он стал даже лучше после того, как познакомился с Катей! И она из него никаких крестражей не делала!
           Слово «крестраж» звучало так страшно, что тигренок невольно ощетинился и зарычал. Хорошо, что он сидел в застегнутом рюкзаке, и его никто не видел.
           Если эта Олька сделает из него крестраж, что же тогда будет с частицей Катиной души? Если она в нем есть? – волновался тигренок.
           А если эта Олька вдобавок даст ему другое имя?!
           Что, если тогда кусочек Катиной души в нем умрет?
           Осмотрительный вдруг отчетливо почувствовал, насколько Катя больна. И как ей сейчас плохо.
           Страшное слово «крестраж» соединилось в его голове с другим страшным словом – «Первая неотложка».
           И вдруг он всё понял.
           Катя спрятала в него кусочек своей души потому, что верила – когда ей будет совсем плохо, Осмотрительный обязательно вернет ей то, что она доверила ему сохранить. И тогда ей сразу станет лучше. Тогда она сразу поправится. И будет снова бегать и смеяться. И всегда брать с собой своего тигренка.
           А если он не сможет вернуть Кате кусочек ее души?
           Вдруг тогда Катя умрет? Умрет насовсем. Так, что ее больше нигде не будет?!
           Жуткая мысль пронзила шарики тигренка таким ледяным холодом, что он задрожал от ненависти к своей похитительнице. Отчаянно завертевшись, он попробовал головой расстегнуть молнию рюкзака. Но сдвинуть замок не получилось. Зато хозяйка рюкзака явно что-то почувствовала. Плечи ее вдруг задвигались, и она недовольно подпихнула рюкзак рукой. Так, что Осмотрительный сразу замер.

           Между тем девушки как ни в чем не бывало продолжали болтать.
           – Нет, мать, ты точно в детстве в игрушки не наигралась, – со вздохом говорила Юлька.
           – Да при чем тут это? – возмущалась Оля. – Тигренок – это не игрушка, а талисман. Магический символ. Как у древних индейцев.
           – Ага. В Америке столько тигров жило, – насмешливо фыркнула Юля.
           – Слушай, – сказала вдруг Оля, снова останавливаясь. – А давай об этом профессора Звягина спросим. Завтра на семинаре.
           На несколько секунд воцарилось молчание. И вдруг Юлька громко заржала.
           – А чё, прикольно! – услышал тигренок ее насмешливый голос. – Представляю себе рожу Звягина, когда ты ему этот вопрос задашь.
           – Скажите, профессор, – передразнила она голос подруги. – А у этого тигренка внутри есть душа? Или там одни шарики?
           Новая напасть в виде «Пррофессора» совсем сбила с толку тигренка. Опасный разговор студенток застал его врасплох, и, в отличие от Юльки, Осмотрительному было совсем не до смеха. Только «пррофессора» ему не доставало.
           – А что, нормальный вопрос, – обиделась Оля. – Если у человека есть душа, разве он не может ею распоряжаться? А если я могу распоряжаться своей душой, то почему я не могу вложить ее часть в игрушечного тигренка? Может быть, я умирать не хочу. А так – умру, а часть моей души останется в тигренке. И никто об этом даже знать не будет.
           – Господи, мать, ты как полоумная Лавгуд, – захохотала Юлька. – Ты что, правда его об этом завтра спросишь?
           – Спрошу. А что такого? Еще посмотрим, что он мне на это ответит?
           Голос Оли зазвучал неожиданно мечтательно.
           А ей очень хочется привлечь внимание этого Звягина, – подумал Осмотрительный. Он попытался представить себе их «профессора» и презрительно наморщил физиономию. Небось, симпатичный…
           – Смотри, если забудешь, я напомню, – пообещала Юлька своей подруге.
           Девушки уже снова шли по улице, и тигренок мерно покачивался в рюкзаке, сидя на Олиных конспектах. Мысли о загадочном Звягине пришли к нему очень кстати. Он сам не заметил, как с их помощью отвлекся от других – куда более тревожных мыслей. На некоторое время он даже перестал улавливать смысл разговора подружек.
           Профессор Звягин почему-то представился ему ослепительно жгучим красавцем брюнетом. Высоким, холеным, молодым. И еще он был полноправным хозяином территории, которую точно боялись Оля и Юля.
           На первый взгляд название этой территории звучало смешно – «семинар». Однако стоило подольше протянуть в нем последнюю «р», как в «семинаррре» решительно проступала угроза.
           В действительность его вернуло слишком запомнившееся слово, произнесенное вдруг Олей.
           – Вон казино, – сказала она изменившимся голосом.
           И бойкая Юлька с вызывающими косичками на голове не издала ни звука в ответ.
           Вздрогнув всем телом, Осмотрительный быстро оглядел стенки закрытого рюкзака. Сбежать не было никакой возможности.
           Девушки тоже притихли и сбавили шаг.


УКРРРАДЕННАЯ ФИШКА


           – Погоди, я тигренка достану, – сказала Оля, поставив рюкзак на какую-то твердую поверхность.
           В следующую секунду замок молнии поехал вниз, и Осмотрительный увидел перед собой сначала обеих девушек, а потом и зловещее «казино». Если его похитительницам не удастся раздобыть тут деньги, злобная Юлька пообещала оторвать ему голову.
           Не выпуская тигренка из руки, Оля отдала другой рукой рюкзак снисходительному парню в черном костюме, взяла у него номерок и сунула его Юльке, чтобы та убрала номерок в сумочку.
           – Талисман? – кивнув на Осмотрительного, с улыбкой спросил забравший рюкзак парень.
           – Ага, – ответила Оля, ухмыльнувшись.
           Вид у девушек был одновременно вызывающий и оробелый.
           – Где тут у вас рулетка? – нарочито громко спросила Оля у парня за стойкой.
           – Сюда проходите, пожалуйста, – с вежливой усмешкой ответил ей другой парень в костюме, стоявший у дверей в открывающийся за ними зал.
           Оля взяла со стойки длинную коробку с необычными, пестрыми пластмассовыми кружками и потянула за собой оробевшую Юльку:
           – Пошли.

           Девушки вошли в большой, освещенный зал без окон, в котором стояли какие-то странные, никогда прежде не виденные Осмотрительным, столы. Они были совсем не похожи ни на привычный ему обеденный стол, ни на столы для школьных занятий.
           Около нескольких таких столов стояли мужчины и женщины в униформе. Такой же, как у парня на входе в зал. А за столами сидели на стульях четверо мужчин и одна молодая женщина.
           От того, что людей в зале совсем мало, девушки смутились еще больше. Нерешительно остановившись, они завертели головами по сторонам.
           – Вон рулетка, – кивнула Оля на один из столов, в котором крутилась какая-то необычная штука, очень похожая на опасную игрушку.
           – Да погоди ты. Куда ты спешишь? – зашипела на нее Юлька, затравленно озираясь.
           – А чего? – удивленно посмотрела Оля на свою подругу.
           Смуглая девушка с афрокосичками явно не собиралась двинуться с места, и Оля, помявшись, перевела взгляд на тигренка.
           – Слушай, надо его как-нибудь назвать, – сказала она. – Может быть, Васькой?
           Осмотрительный напрягся. Он был готов всеми силами сопротивляться идиотскому новому имени. Но Оля этого не заметила.
           – Подержи, пожалуйста, – всучила она коробку с кружками Юле и взялась за тигренка обеими руками.
           – Васька, Васька, – позвала она Осмотрительного, поворачивая ему голову то вправо, то влево.
           Черные глаза Осмотрительного испуганно застыли. Сейчас с ним произойдет что-то непоправимое. Кусочек Катиной души в нем исчезнет. Да и его собственная душа тоже! И в нем появится другая, отвратительная душа какого-то Васьки. И он превратится в страшное слово «крестраж». По имени «Васька».
           Прошло несколько долгих секунд, прежде чем тигренок решился снова глянуть по сторонам. Зал, да и сами девчонки вроде бы всё те же. Кажется, он и сам пока остается самим собой. И вдруг частица Катиной души в нем вспыхнула таким отчаянием и любовью, что Осмотрительный чуть не рванулся всем телом из Олиных рук.
           Катя по-прежнему была с ним! И она звала его на помощь!
           На счастье тигренка, зеленоглазая девушка вдруг тонко пискнула и оторвала от него свой магический взгляд.
           – Господи, мать, не позорься, – одновременно прошипела рядом с ним Юлька, больно ущипнувшая за бок свою подругу.
           – Эй, ты чё? – обиженно повернулась к ней Оля, потирая больное место.
           – Ничё. Кончай дурью маяться, – горячо зашептала Юлька. – Мы ведь его просто так нашли? Просто так. Без имени? Без имени. Ну и успокойся. А то дашь ему сейчас какую-нибудь кличку дурацкую, а это нам удачу спугнет. Я вам тогда обоим головы поотрываю. Поняла?
           – Поняла, – недовольно буркнула Оля.
           Бросив быстрый взгляд на парня, который пригласил их в зал и продолжал пялиться на девушек со скрытой усмешкой, Юля решительно взяла подругу под руку и устремилась к столу с рулеткой.

           Пройдя мимо нескольких игровых столов, девушки неловко взобрались на высокие стулья и уселись рядом с каким-то лысоватым мужчиной средних лет. На зеленом столе перед ним стояла точно такая же, как у девушек, коробка с пестрыми пластиковыми кружками. И еще много кружков лежало прямо на столе.
           Юля тоже выложила на стол кружки из своей коробки. Кружков у девушек было много. Но все-таки гораздо меньше, чем у сидевшего рядом мужчины. К тому же у девчонок все кружки были одинаковые, и на них стояло обозначение «100» простыми черными цифрами. А у мужчины многие кружки были гораздо более красивыми – с толстым красным ободком и ярким красным числом «500» в центре кружка.
           Осмотрительный посмотрел на мужчину с невольным уважением.
           Посередине этот удивительный зеленый стол был притягательно разлинован белыми линиями на квадраты с красными и черными овалами, в которых были написаны белые числа, и прямоугольники с непонятными обозначениями на английском языке. Явно для какой-то игры. В некоторых из этих квадратов и прямоугольников лежали кружки, такие же, как в коробке у мужчины. В двух местах по одному, и еще в нескольких – небольшими стопками.
           А там, где квадраты с числами заканчивались домиком с цифрой «0», возвышаясь над столом, крутился тот самый большущий, массивный, пестрый круг, который с самого начала привлек внимание тигренка. И по ободу круга с легким жужжанием несся темный шарик.
           Оказывается, взрослые люди тоже играют в игры! Как дети, – изумленно подумал Осмотрительный.
           Рядом с крутящимся кругом у стола стояла строгая девушка в форменном костюме. Она была постарше Оли и Юли, и явно распоряжалась этой необычной игрой. Лицо у нее было до того непроницаемым, что тигренку стало немного не по себе. У такой – попробуй выиграй! Вон у нее сколько кружков. Много коробок. Намного больше, чем у сидевшего рядом с Олей мужчины. И кружки у нее самые разные. В том числе много таких, каких нет ни у мужчины, ни у девчонок.
           Осмотрительный посмотрел на сиротливо лежавшие перед девушками простые серенькие кружки и приуныл. Наверное, плохи их дела.
           Лысоватый мужчина тоже бросил взгляд на кружки девушек. В глазах его мелькнула презрительная усмешка. С недовольством глянув на Олю и Юлю, он снова вперил взгляд в крутящийся, мельтешащий круг, постукивая пальцами по зеленой поверхности стола. Один из его пальцев украшал массивный золотой перстень с каким-то изображением.
           Тигренку стало очень любопытно, что же нарисовано на кольце у мужчины? Но изображение было слишком непонятным, чтобы сразу его распознать. Тем более, палец с перстнем все время двигался. Мужчина нервничал. Оно и понятно, когда играешь в такую сложную игру.
           Тем временем, вращение разноцветного круга стало более медленным. И вдруг темный шарик соскользнул с обода, по которому бежал, и попал в одну из многочисленных, разноцветных ячеек, расположенных на этом завораживающе опасном круге. Круг остановился, и Осмотрительный с удивлением обнаружил, что в ячейках на круге тоже написаны числа – такие же, как в квадратах на зеленой поверхности стола.
           Вот это игра!
           – Номер двадцать пять, красное, нечет, – сказала девушка в униформе и поставила на квадратик с цифрой «25» какую-то штуку, похожую на солдатика.
           Осмотрительный невольно проследил за общим взглядом всех сидевших за столом и увидел, что в квадратике с цифрой «25», кроме «солдатика», нет ни одного кружка, а все кружки на разлинованном игровом поле лежат совсем в других местах.
           Девушка в форме подняла забавную штуковину, похожую на игрушечную швабру, и проворно сгребла к себе с игрового поля почти все кружки. Но потом небольшую часть кружков подвинула обратно к мужчине – вместе с несколькими оставшимися на столе кружками.
           Мужчина бросил на Олю и Юлю сердитый взгляд. Как будто это они были виноваты в том, что девушка в форме забрала у него столько кружков.
           Наверное, проиграл, – догадался Осмотрительный.
           На секунду задумавшись, суровый дядька быстро разложил полученные кружки по линиям, мелькая золотым перстнем, добавил к ним еще штук десять своих кружков, и самый большой столбик из пяти кружков с числом «100» поставил на длинный прямоугольник с загадочным обозначением «3rd 12».
           Тигренок заметил, что большую часть кружков мужчина опять специально положил так, чтобы было непонятно, на каком квадрате они лежат.
           Может быть, он хочет смухлевать? – подумал Осмотрительный. – Незаметно сдвинуть кружок на нужный квадрат до того, как девушка в форме поставит на него «солдатика»?
           Тигренок внимательно посмотрел на строгую работницу казино, но она, похоже, не обратила внимания на подозрительное поведение лысоватого дядьки.
           Интересно, что будет дальше?
           – Ставь давай, – услышал он сдавленный шепот Юльки, незаметно толкнувшей в бок свою подругу.
           – Почему я? – тихо возмутилась Оля.
           Между тем девушка в униформе снова закрутила тяжелый, разноцветный круг и ловко запустила шарик на его край.
           Увидев это, Оля поспешно схватила один кружок и поставила его на пустой квадратик с цифрой «3».
           – Ставок больше нет, – объявила девушка в форме. Но Олин кружок все-таки засчитала.
           Смуглая Юлька тут же впилась глазами в мчащийся круг, на котором ничего нельзя было разобрать. От волнения она так стиснула локоть Оли, что та зашипела на подругу и дернула рукой, пытаясь освободиться. Но Юлька вцепилась в нее крепко.
           Оля хотела разжать ее пальцы свободной рукой и вдруг обнаружила, что все еще держит в ней найденного тигренка. Чертыхнувшись, она поставила тигренка на стол – между собой и сидевшим рядом с ней мужчиной – после чего взялась наконец за пальцы подруги:
           – Пусти, синяк будет.
           Пока девушки возились и бормотали, круг успел снова замедлить свою скорость. Но теперь Осмотрительному больше не было видно ячеек с разноцветными числами, сливающимися в пеструю ленту. Он видел только верхний краешек ободка, по которому несся шарик, и то с трудом.
           Вот темный шарик соскочил с ободка и, судя по звуку, замер в одной из ячеек. Девушки затаили дыхание.
           – Чтоб тебя, – с досадой выругалась Юлька.
           Круг остановился, и всем, кроме тигренка, стало видно, что предательский шарик лежит в красной ячейке с номером «18». А на столе в этом квадрате, как и в прошлый раз, нет ни одного кружка.
           Сидевший рядом с Олей мужчина покосился на Осмотрительного с такой неприязнью, что тигренку захотелось отодвинуться подальше от его локтя. Но не мог же он нарушить Первое правило Тайных Игрушек! И Осмотрительный остался на месте.

           На этот раз, забрав себе шваброчкой кружки со стола, девушка в форме придвинула мужчине еще меньше кружков, чем в прошлый раз. А Оле и вовсе ничего не дала.
           Плохо дело.
           Сердитый дядька сгреб лежавшие перед ним на столе кружки и начал ставить их небольшими стопочками на линии и номера. Оля тоже взяла было один кружок, но Юлька схватила ее за руку.
           – Нет уж, лучше я сама поставлю.
           Отобрав кружок у Оли, она положила его на квадрат с числом «10», и еще три кружка положила в квадраты, свободные от кружков мужчины.
           – На колонку поставь, – азартно толкнула ее в бок Оля и, увидев, что девушка в форме уже собирается закрутить круг, поскорее схватила один кружок и положила его рядом с кружками мужчины в белый прямоугольник на самом краю расчерченного для игры поля.
           – Йес! – радостно вскрикнула Оля, когда стало видно, куда попал шарик.
           Чего это она? – удивился тигренок. В клетке с белым номером «24» на черном овале, куда девушка в форме поставила своего «солдатика», не было ни одного кружка. Даже на линиях вокруг этой клетки ни одного кружка не лежало!
           – Двадцать четыре, черное, чет, – безучастно объявила работница казино.
           К изумлению тигренка, Оля оказалась права. Опять забрав себе почти все кружки, непроницаемая девушка подвинула к ней своей шваброчкой два кружка, оставив Оле и тот кружок, который она поставила на «колонку».
           – Чего радуешься, дура, остальные-то проиграли, – фыркнула Юля.
           Но было видно: она тоже рада этой первой удаче.
           Лысоватому дядьке строгая девушка тоже подвинула два кружка с числом «500» – куда более внушительных, чем кружки девчонок. Однако он почему-то не очень этому обрадовался. Может быть, обиделся, что Оля положила свой кружок в прямоугольник, который он успел занять своими кружками?
           – На комбинации надо ставить, – горячо заговорила Оля.
           – Сама вижу, – огрызнулась Юля. – Давай, ставь. Тебе сегодня везет.

           Девушки еще несколько раз проиграли и выиграли. Кружков перед ними стало куда больше, чем было сначала. И у них теперь тоже появились красивые кружки с толстым ободком и числом «500», что очень обрадовало тигренка. Сложная и всё еще непонятная игра на красиво расчерченном столе, завораживающее вращение огромного, пугающе массивного круга, движения игрушечной шваброчки в умелых руках строгой девушки, ее притягательная униформа – всё это так захватило Осмотрительного, что на время он позабыл даже о Кате.
           Мужчина рядом с ним тоже выиграл, и девушка в форме подвинула ему сразу шесть кружков с красным ободком.
           Осмотрительный уже понял, что эти кружки куда более почетные, чем обычные кружки. Наверное, в целых пять раз. Поэтому его совсем не удивило, когда Юля показала служительнице казино кружок с числом «500» и сказала:
           – Дайте нам еще вот таких.
           Губы девушки в форме чуть заметно дрогнули. Словно она хотела усмехнуться, но сдержалась. Забрав шваброчкой у девушек пять столбиков простых кружков с числом «100», она подвинула к ним взамен пять красивых кружков с числом «500» и спросила:
           – Еще?
           – Нет. Пока достаточно, – солидно ответила Юля.
           Осмотрительный даже немного загордился таким успехом. Однако в следующую минуту сообразил, что теперь кружков перед девушками осталось намного меньше, чем было раньше. Может быть, зря они попросили эти новые кружки? Еще проиграют…
           Он с завистью покосился на кружки лысоватого мужчины. У него они по-прежнему были и в коробке, и стояли столбиками на зеленом столе. И три столбика целиком состояли из почетных кружков с яркой красной пятеркой и двумя ноликами. Плюс еще несколько таких кружков виднелось у него в коробке.
           – Сколько у нас уже? – взволнованно спросила Оля.
           Ей и вправду везло куда больше, чем ее темноволосой подруге.
           – Шесть тысяч почти, – шепотом отозвалась Юля.
           – Нормально идем, – так же тихо шепнула Оля и поставила сразу много кружков, включая один особый.
           – Зараза! – дружно выдохнули девушки, когда круг с шариком остановился, и стало понятно, что они проиграли.
           – Зеро, – безучастно объявила распорядительница игры, поставила своего «солдатика» на белый домик с невзрачной цифрой «0» и сгребла себе все кружки со стола.
           Мужчина, тоже поставивший перед этим много кружков, в досаде схватил свою коробку и так резко опрокинул ее на стол, что кружки разлетелись перед ним во все стороны.
           Один из кружков – самый важный, с толстым ободком и числом «500» – стукнулся о лапу Осмотрительного и улегся на стол рядом с тигренком. Но рассердившийся дядька не обратил на это никакого внимания. Шевеля губами, словно бормотал про себя заклинания, он начал раскладывать кружки по линиям игрового поля. Оля тоже поставила сразу несколько своих кружков.
           Когда игроки сделали свои ставки, Осмотрительный украдкой посмотрел по сторонам. Обе девушки и мужчина смотрели на круг, который только что закрутила работница казино. Она как раз готовилась запустить на него свой шарик. Вот ее взгляд тоже опустился к стремительно несущемуся кругу. Рука умело положила шарик на ободок. И в тот же миг тигренок поставил на лежавший рядом с ним кружок переднюю лапу.
           Осмотрительный и сам не знал, почему он так поступил? Конечно, лежавший рядом с ним кружок выглядел очень соблазнительно. И все-таки его поступок оказался для него полной неожиданностью. С мгновенно замершими внутри шариками тигренок осторожно глянул на сидевшего рядом с ним дядьку. Но тот был полностью поглощен вращением разноцветного круга.
           Едва Осмотрительный понял, что его проделка прошла незамеченной, как ему стало стыдно. Только что он потихоньку припрятал чужой кружок. Причем, не простой, а самый ценный – с яркой, красной линией, идущей вокруг кружка по его краю, и сверкающим числом «500» в центре.
           Зачем он это сделал? Вдруг дядька хватится, что у него одного кружка не хватает? А что будет, когда игра закончится? Оля наверняка поднимет его со стола. И тогда все увидят, что лежит под его лапой!
           Толстый красный ободок на кружке вдруг показался тигренку таким горячим, словно он вот-вот оставит на его лапе отвратительный красный след.
           Надо будет снять лапу с кружка, как только все снова отвлекутся, – решил тигренок и стал следить за девушкой в униформе. Она была самой внимательной из всех игроков.
           Подходящий момент возник быстро. Очередная игра закончилась, и главная девушка занялась своей шваброчкой.
           Но тут Осмотрительный заметил, как мало кружков осталось перед девушками. Они опять всё проиграли.
           На какую-то пару секунд он засомневался: а стоит ли ему снимать лапу с чужого кружка прямо сейчас? И благоприятный миг был упущен. Потому что неприятный дядька вдруг принялся сгребать к себе ладонью свои кружки, и вокруг них сразу образовалось широкое пустое пространство. Вдобавок он начал выстраивать из кружков равные по размерам столбики и не успокоился, пока не выстроил перед собой все кружки до единого.
           Может быть, так требовалось по правилам игры?
           Как бы там ни было, теперь нечего было и думать о том, чтобы снять лапу с кружка незаметно! И дядька с перстнем, и строгая девушка с шариком сразу увидят, что на столе неизвестно откуда появился новый кружок. И лежать этот пррредательский кружок будет рядом с лапой тигренка.
           Они наверняка заподозрят Осмотрительного. Решат, что он хотел стянуть у лысоватого дядьки самый ценный кружок. (А ведь на самом деле так оно и было.) Ох, как тогда будет стыдно.
           Тигренок был так озабочен своим проступком, что совсем перестал следить за игрой. А между тем Оля проиграла два раза подряд.
           – Ну всё, хватит с тебя, – услышал он раздосадованный голос Юли.
           Смуглая девушка с косичками решительно отобрала у подруги все оставшиеся у них кружки. Их было так мало, что Осмотрительный враз перестал думать о кружке под его лапой.
           Что будет, если кружки у девушек закончатся совсем?!
           Осмотрительный уже понял, что тогда Оля и Юля проиграют в эту сложную игру. И никаких денег в награду не получат.
           Он со страхом посмотрел на помрачневшее лицо Юльки. Что, если она и вправду оторвет ему голову?
           Девушки сыграли еще два раза, и у них остался один единственный кружок. С толстым ободком. Точно такой же, как тот, что припрятал тигренок. Только немножко другого цвета.
           Эх, если бы подтолкнуть спрятанный кружок к Оле! Так, чтобы дядька ничего не заметил.
           Осмотрительный скосил глаз на сидевшего рядом с ним мужчину. Тот тоже проиграл девушке в форме много кружков и теперь словно оцепенел. Лицо его густо покраснело.
           Тигренок уже хотел потихоньку шевельнуть лапой, но лысоватый дядька как будто почувствовал его взгляд. Тело его вздрогнуло, голова повернулась в сторону Осмотрительного. Бросив на девушек и тигренка неприязненный взгляд, мужчина быстро собрал все оставшиеся у него кружки в коробку, резко вскочил, чуть не повалив стул, и куда-то ушел.
           Осмотрительный посмотрел на строгую девушку, распоряжавшуюся игрой. Но она никак не отреагировала на поведение нервного дядьки.
           Судя по виду Оли и Юли, им тоже хотелось куда-нибудь удрать. Оля опустила глаза к столу, а Юля нервно передвигала последний, оставшийся у них, кружок по зеленой поверхности. Туда-сюда.
           Наверное, им стыдно, что они так плохо играют, – подумал тигренок.
           – Ставь ты, – Юля решительно подвинула кружок к своей подруге.
           В голосе ее было столько угрозы, что Оля невольно поежилась.
           – Может, разменяем? – робко предложила она, взяв двумя пальцами кружок.
           – Нет уж, – мрачно отрезала Юля. – Помирать так с музыкой.
           Шарики внутри Осмотрительного собрались в плотный комок внизу живота. Охваченный томительным предчувствием, он смотрел, как Оля нерешительно протягивает руку к нарисованным на столе белым квадратам, медлит, не решаясь положить кружок, и наконец кладет его на красный овал с цифрой «1». В самом углу. Рядом с опасным зеленым «домиком», на который чертова хозяйка игры поставила своего «солдатика», когда сказала: «Зеро».
           Девушка в униформе тут же запустила свой хищный круг и ловко положила на его обод шарик.
           Тигренок с таким напряжением следил за вертящимся кругом, что у него закружилась голова. В какую ячейку упадет этот предательский шарик?
           Но вот круг замедлился. Темный шарик соскочил с его обода и застрял в одной из ячеек.
           – Двадцать девять, черное, нечет, – громко объявила в наступившей тишине хозяйка игры и поставила «солдатика» на совершенно пустую клетку с черным овалом.
           Совсем далеко от их клетки, с одиноко лежавшим в ней красивым кружком с толстым ободком и яркими цифрами «500».
           Игрушечная швабра опустилась на стол и потащила последний кружок Оли и Юли ко всей той большущей куче кружков, которую выиграла алчная работница казино.
           – Гадство. Гадство! – стукнула сжатыми кулаками по столу Оля.
           – Всё, мать, амба, – глухо произнесла Юля. – Пошли.
           Шарики в животе Осмотрительного сделались ледяными. Как любой тигренок из Тайного Дома, он отлично знал, что «Амба» – это одно из имен тигров, которые живут на Дальнем Востоке, в Уссурийской тайге. Девушка с афрокосичками явно помнила о своем страшном обещании – оторвать ему голову.
           Дуррные девчонки! – подумал он с отчаянием. – Как вовремя убежал из-за стола дядька. Сохранил себе штук двадцать кружков.
           – Будут еще ставки? – словно издеваясь, поинтересовалась выигравшая все кружки девушка в униформе.
           В ответ Юля молча помотала головой и встала со стула. Оля тоже поднялась, стараясь не смотреть на подругу. Одной рукой она взяла со стола пустую коробку, другая ее рука протянулась к тигренку. И в следующий миг все четыре лапы Осмотрительного вздернулись в воздух.
           Если бы тигренок мог краснеть, его мордочка наверняка стала бы такой же пунцовой, как яркий ободок на кружке, неожиданно появившемся на зеленой поверхности стола. На мгновенье ему стало так стыдно, что даже жуткая угроза Юльки отошла на второй план.
           Однако, вопреки его ожиданиям, девушки ничуть не рассердились.
           – Смотри, еще одна фишка, – заговорщически ткнула в бок свою подругу Оля.
           – Это же наша, – тут же уверенно заявила Юля. – Та, что нам мужик подарил. Ты что, забыла? Мы ее на крайний случай отложили.
           При этом она украдкой глянула на сотрудницу казино, стоявшую у края стола.
           – Да помню я. Это же я его нашла, – тут же поддержала подругу Оля, выставив растопырившего лапы Осмотрительного по направлению к девушке крупье.
           Для работницы казино появление фишки оказалось не меньшим сюрпризом, чем для девчонок. В ее глазах мелькнула мгновенная догадка, что фишка принадлежит вовсе не им. Наверное, эти девчонки стащили пятисотрублевую фишку у мужчины, который недавно ушел. Губы ее дрогнули, словно она хотела что-то сказать. Но она все-таки промолчала.
           Над столом повисла неловкая пауза.
           – Будут еще ставки? – справившись с замешательством, холодно спросила наконец хозяйка игры.
           Лапы Осмотрительного снова уперлись в поверхность стола. На этот раз девушки даже не стали садиться. Оля поднесла украденный кружок к губам, что-то прошептала и положила его в квадратик с числом «18». Разноцветный круг завертелся. По его ободу стремительно полетел коварный шарик.
           Девушки так волновались, что совершенно забыли об Осмотрительном. Между тем тигренок сообразил, что суровая распорядительница пока не решилась его ругать, и немного воспрянул духом. Об Оле и Юле – и говорить нечего. Они его поступку даже обрадовались. Может быть, эта Юлька еще передумает отрывать ему голову?
           Во всяком случае, у него еще есть время. Пока вертится завораживающий круг.
           Однако, какие хитрые эти девчонки! Присвоили себе припрятанный им кружок с такой легкостью, как будто мошенничать для них – обычное дело.
           Но как долго ни крутился спасительный для тигренка круг, в итоге он неуклонно начал замедляться. Все шарики внутри Осмотрительного томительно замерли. Что будет, если Оля и Юлька опять проиграют?
           – Ой, мамочки, – вскрикнула Оля, сжав кулачки.
           – Йес, йес!!! – запрыгала у стола Юлька.
           – Номер восемнадцать, чёт, красное, – каким-то деревянным голосом произнесла девушка в униформе и поставила своего «солдатика» рядом с кружком девчонок на квадрат с числом «18».
           Осмотрительный не мог поверить своим глазам! А рука строгой девушки уже двигала к ним шваброчкой целую кучу столбиков красивых пестрых кружков с нарисованной в их центре сверкающей «пятисоткой».
           Юлька тут же принялась обеими руками запихивать кружки в коробку. Глаза ее горели победным азартом. Оля бросилась ей помогать.
           – Будут еще ставки? – с принужденной любезностью спросила работница казино.
           – Нет, – замотала головой покрасневшая Юлька.
           Схватив одной рукой коробку с фишками, она другой рукой потянула за собой Олю, завороженно смотревшую на игровой круг:
           – Всё, мать. Быстро уходим.
           Юля так спешила увести подругу от стола, что Оля едва успевала держаться на ногах. К тому же, ее переполняла радость от удивительного, волшебного, невероятного выигрыша. Еле поспевая за стремительной Юлькой, она совсем забыла о найденном ею тигренке.
           Возбужденные девушки уже вышли из зала, а Осмотрительный все еще неприметно стоял на опустевшем зеленом столе. Там, куда его поставила Оля перед тем, как сделать последнюю ставку.
           Сказать по правде, он даже обрадовался, что девушки ушли без него. Пусть они и выиграли только что целую кучу самых ценных кружков, но кто их знает, что им еще взбредет в голову? Тигренок отлично помнил, как Оля собиралась назвать его «Васькой». А Юлька грозилась оторвать ему башку.
           Но что же будет дальше?
           Осмотрительный украдкой глянул на строгую девушку в униформе и понял, что она его сразу заметила. Интересно, почему она ничего не сказала девчонкам? Может быть, она хочет забрать его себе? В отместку за то, что Оля и Юля смухлевали? (Тигренок как-то вдруг подзабыл, что именно он припрятал чужую фишку.)
           Словно почувствовав его мысли, хозяйка игры посмотрела на вход в зал, куда ушли девушки, потом неторопливо взяла свою игрушечную шваброчку, подтащила тигренка к себе и махнула кому-то рукой. Через минуту к ней подошел молодой человек – тоже в униформе сотрудника казино.
           – Вот, – кивнула крупье на тигренка. – Две девушки только что забыли. По виду студентки. Одна крашеная брюнетка с афрокосичками, другая светло-русая.
           – Понятно, – улыбнулся молодой человек, легко подхватил Осмотрительного за толстое брюшко и устремился к выходу.
           Вот черт, – с досадой подумал Осмотрительный. Только этого ему не хватало!
           Но в вестибюле казино ни Оли, ни Юльки не оказалось.
           – Забрали рюкзак и в кассу пошли. Минут пять назад, – сообщил молодому человеку уже знакомый тигренку парень в черном костюме, который обозвал его «Талисманом».
           Молодой человек быстро прошел к выходу из здания и даже вышел на улицу, но, на счастье Осмотрительного, девушек нигде не было видно.
           – Ушли уже. Пару минут назад, – пожал плечами в ответ на его вопрос рослый парень в форме охранника.
           Молодой человек не поленился спросить про девушек и у кассирши. Но женщина с пышной прической, сидевшая за стеклянным окном кассы, сказала, что девушки получили у нее деньги – семнадцать тысяч пятьсот рублей – и сразу ушли. Куда-то очень торопились.
           – Понятно, – покивал головой молодой человек, мягко постукивая тигренком по прилавку перед кассой.
           – А что случилось? – поинтересовалась кассирша.
           – Да вот. Зверушку забыли, – хмыкнул молодой человек.
           – В камеру хранения сдай, – посоветовала женщина. Встревоженный вид Осмотрительного вызвал у нее улыбку.
           – Понятное дело, – знающе протянул молодой человек.
           Через несколько секунд он уже снова стоял перед камерой хранения.
           – На, держи, – протянул он Осмотрительного парню в черном костюме. – Может, еще вернутся.
           Парень без лишних слов взял тигренка и поставил его в одну из высоких ячеек на самом верху стеллажа. Прямо на толстый брелок с номерком. После чего уселся за небольшой стол спиной к Осмотрительному и раскрыл цветной журнал, на развороте которого – на фотографиях – хищно играли сталью огромные охотничьи ножи.

Читать дальше

 


Марк Лотарев Харьков 2005
РЕГИСТРАТУРА.РУ: бесплатная автоматическая регистрация в каталогах ссылок и поисковых машинах, проведение рекламных кампаний в Интернете, привлечение на сайт целевых посетителей.


Используются технологии uCoz