About

     Главная

    Издателям

     Письма читателей

    Веселая
     автобиография

    Книга - Круг судьбы

    Варианты обложки

     Книга - Лунный фавн

    Книга - На опушке
      последнего лесa

    Книга - Приключения
      Осмотрительного

    Книга Точка отсчета – 2017

    Книга Точка отсчета – XXI
      Исходники 1. Ресурсы

    • Книга -
      Тайный зритель

    Стишки 1980-1992

    Мастер Класс

    Фотоальбом

    Стихи и рассказы

     Картины и фото

    Экранизация

    Дружественные
     сайты

    Гостевая

Интернет магазины, где можно приобрести книгу "Круг судьбы"
ozon.ru
bolero.ru
bookpost.ru


Яндекс.Метрика

Двенадцать лет назад этот очерк вызывал у людей разве что снисходительную улыбку. Интересно, изменилось ли что-нибудь за эти 12 лет?

©   Марк Лотарёв, 1997

Все права на очерк"Тайный зритель на пороге столетия " принадлежат автору. Любое использование текста очерка или частей текста возможно только с разрешения автора.


ТАЙНЫЙ ЗРИТЕЛЬ НА ПОРОГЕ СТОЛЕТИЯ

           Кое-что о себе

            Давным-давно, двадцать лет назад, я решил, что буду профессиональным писателем. Это было хорошее время. Книги (в том числе и "настоящая литература") были дефицитом, и в моем окружении их многие читали. Я тогда жил в Москве, можно сказать, в интеллектуальном общежитии, и я был не один. Мы жили иллюзиями, и надеялись, как писал поэт,

 

"Пусть связки ключники лелеют
И безымянных стерегут
Честолюбивые идеи
Бог даст, во что-то прорастут".

            Потом я осел в провинции. Потом настало время подводить итоги. С тех пор прошло 6 лет и, как я надеюсь, я могу посмотреть на те времена несколько отстраненно. Итак, что я имел за 12 лет упорных (в меру моих скромных сил) регулярных стараний? Несколько десятков рассказиков, пару повестушек, детскую сказочку, 8 сборников стишков, из которых можно было составить один неплохой, наконец, венец всего – то ли недоделанный роман, то ли писание-откровение, то ли занудный научный трактат, в котором я написал, наконец, все, что хотел. Учитывая, что ни строчки из этого напечатать никто не желал (хотя уже было можно печатать все, что угодно, и спасительная соломинка запрета, как причины непечатаемости, отпала), пожалуй, меня смело можно было занести в графоманы. Ибо отзывы были в меру уничижительные. А количество "поклонников", если можно так выразиться, которым искренне нравились мои вирши, можно было пересчитать по пальцам.
           Единственным, на чем я заработал деньги и отчасти признанье, были 5-6 десятков анекдотов, некоторые из которых по сю пору попадаются в том или ином издании в качестве "народных". (Например, недавно один из них, в малость ухудшенном виде, я обнаружил в АиФе). Но как раз анекдоты я написал с чисто коммерческой целью, так что, наверное, отнести их к моему старательному творчеству не совсем корректно.
            С тех пор, как я уже упоминал, прошло 6 лет, в течение которых я ничего не писал, зато получил нищенскую синекуру. И вот теперь я пребываю в поре, когда, по словам поэта,

 

"Дон Кихотам или реалистам
Зрелость обескрылит кругозор,
Нам дано когда-нибудь прокиснуть
По углам провинциальных нор".

            Шкафы – "Деревянные трюмы, где хозяйничают мысли", как писал поэт, – ломятся от книг, несколько сот пластинок, от классики до U-2, альбомы по искусству, вместо видика десяток телеканалов, по которым регулярно крутят пиратскую классику, голова, которая впитывала и впитывала понемногу и обо всем... Надоело.
            Впрочем, поскольку я теперь не претендую на звание писателя, а готов согласиться и на графомана, почему бы мне не "тряхнуть стариной" и не высказать-таки кое-что о том, что меня окружает? Тем паче,

 

"И было время
нес поэтическое бремя"

– как писал поэт, уже лет десять, как покойный. А символичность рубежа тысячелетий пусть будет толчком.

           О бочке с водой

            Я бы сравнил нашу жизнь с бочкой. Чтобы бочка не рассохлась и не потекла раньше срока, в детстве и юности мы усиленно наливаем туда воду. Но вот бочка полна. Заметьте, как правило, это происходит довольно рано, – уже годам к двадцати-двадцати пяти. Далее, по моим наблюдениям, избираются 3 основных стратегических линии.
            Первую я бы назвал "Американской", ее придерживается большинство. Линия поведения заключается в том, чтобы лить и лить в бочку воду. Т.е. воду льют, она все время выливается через край, а ее льют снова. Ибо не дай бог она застоится! А это все, это конец, это тайное САМОЕ СТРАШНОЕ и чуть ли не Смерть (это когда рассыхается бочка без воды и сколько ни лей потом, все вытекает,

 

"Так запомни эту песенку, дружок,
Как стекают дни в простреленный рожок"

– как писал поэт). Иллюзия этого большинства: бочка тут же начнет рассыхаться, если убрать шланг и не лить все время через край воду. Некоторые даже готовы бегать, как угорелые, с ведрами, если жизнь в стране экономически неблагоприятна и шлангов на всех не хватает. И так до срока рассыхания всех бочек: из шлангов, ведрами, а то и из поливочных машин.
            Вторая группа малочисленна. Эти вдруг перестают вообще что-либо доливать в бочку. Вода испаряется (но сначала более видимо, к ужасу 1-й группы, застаивается), бочка действительно начинает сверху рассыхаться, образуются щели,

 

"И человека нет,
Привет!"

– как писал поэт. Примеры тому есть.
            В третьей группе я на какое-то время побывал (а может, и сейчас в ней пребываю), когда, получив нищенскую синекуру (графоманам тоже, порой, везет) и решив, что моя бочка и так уже полным полна, только доливал до краешка кружкой воду взамен испарившейся. По моим наблюдениям, бочка в этом случае не рассыхается точно так же, как и в первом. Главное – не забыть, что доливать доверху все же необходимо. Разница тут в количестве усилий. Таких людей тоже хватает, многие из них охотно веруют в Бога. Последнее, правда, чревато соблазном начать-таки таскать воду ведрами (и так, и на коромыслах).
            Вода в таких бочках, к неприязни 1-й группы, застоявшаяся, а по мнению самих стратегов 3-й группы – отстоявшаяся. Большинство аквариумных рыб, к примеру, хорошо живет именно в такой воде. А наши дома очень похожи на аквариумы. Так что можно назвать эту линию поведения стратегией "Домашних животных".
            Разумеется, в любую бочку может угодить "снаряд жизни", но тут уж, сдается мне, все бочки более менее равны. И американских президентов, случалось, убивали.
            Теперь, как бы задав систему координат, можно обратиться к рубежу столетий.

           Тайный зритель

            Тайный зритель сидит у окна стандартной квартиры в многоэтажке, в спальном микрорайоне, в большом городе, о котором, пусть и с натяжкой, можно сказать "культурный центр". Разумеется, это должна быть провинция, либо достаточно дальний пригород столицы, ибо тайный зритель должен выпасть из суеты. Наверное, это редкое сочетание, потому что вдобавок у тайного зрителя должна быть хотя бы нищенская синекура. Желательно, чтобы тайному зрителю хватало денег на отдельные поездки. Но это не обязательное условие. Главное – что о нем никто не знает. А он есть, и он смотрит.
            Первое, что видит из окна тайный зритель – это погода. Да-да, ведь еще китайские мудрецы говорили, что для полноты бытия достаточно созерцать смену времен года. И, к сожалению, тайному зрителю кажется, что погода на планете меняется не в лучшую для нас сторону. Видимо, общая температура на планете быстро растет уже сейчас (по меркам исторического времени). Льды тают, количество осадков увеличивается, растут и перепады погоды, большие области постепенно (но быстро по меркам, опять же, исторического времени) смещаются к другому климату и там, где живет тайный зритель, происходит его – климата – осеннизация.
            Но люди не унывают и, в общем-то, даже не обращают на это внимания. Ведь средняя температура растет не каждый месяц на 2-3 градуса, и раньше были катаклизмы и ураганы. Было даже Великое Оледенение, и ничего, уже тогда жили люди и выжили. Ну что ж, это их выбор.

 

"Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза"

– как писал поэт.
            Когда большой корабль получает пробоину, пассажиров по-прежнему больше всего заботят собственные перемещения по палубам и каютам. Они веруют, что за плавучестью корабля следит команда. Очень удобен для веры и некий, ведущий судно твердой рукой, Капитан. В случае чего, он покинет корабль последним.
            Но вот один из пассажиров спускается в машинное отделение, где уже по щиколотку стоит вода, и обнаруживает, что там пусто. Он поднимается наверх, затевает расспросы, но оказывается, что при всех неоспоримых свидетельствах наличия команды и Капитана, лично их никто не видел. Нет, у многих есть некие знакомые пассажиры, которые лично видели. Но эти пассажиры либо когда-то уже где-то сошли куда-то, либо прямо указывают, как на неоспоримого свидетеля, на того, кто только что к ним, как к неоспоримым свидетелям, отослал. Т.е. оказывается, что все знают, что некая команда есть или по крайней мере должна быть, но где она сейчас, в критический момент – это тайна.
            Зато, если корабль станет тонуть, она должна будет бороться за его плавучесть, а Капитан покинуть его последним. Почему-то это всех утешает. Кроме пассажира, спускавшегося в машинное отделение. И может, еще кого-то, кто не поленился наведаться в нежилой кубрик.
            Впрочем, если корабль вдруг потонет, жизнь на нем вряд ли прекратится. На палубах и в каютах поселятся рачки, водоросли и рыбы. Они не будут искать того, кого так и не увидели, как Он покидает корабль последним. По небу плывут облака.
            Пока же пробоины для пассажиров более мифичны, чем экипаж во главе с Капитаном. Про последних как бы само собой знают все и давно. А про некие пробоины слухи идут от отдельных пассажиров, таких же, как все, да еще и лазящих, куда не надо. Это только тайный зритель принимает дурные вести на веру. Потому что он сидит у борта и созерцает линию осадки судна в воде.
            От тайного зрителя есть идеальное средство защиты: если он вдруг выходит из дома (а это изредка случается) и очень уж пристает, ему надо задать вопрос: "А что ты предлагаешь? ". И если он ничего не сможет предложить, значит все в порядке.
            На такие вещи тайный зритель обижается, нервничает и комплексует. И вот он снова сидит у окна, размышляет, что там за констатацией гидрометцентра. А там рекомендации для богатых.
            Богатые, чувствуйте экологическую солидарность!
            Богатые и раньше чувствовали солидарность – это естественно. И национальное чувство не так уж сильно на нее накладывалось. Но теперь, на пороге грядущего XXI века, тайный зритель призывает Вас: отбросьте все национальное. Подумайте о своих детях и внуках. Только Ваша, богатые, экологическая солидарность способна продлить их выживание. Ибо все меньше будет среды с благоприятными для Homo условиями существования и все больше будет этого нового – экологического – пролетариата, вынужденного дышать плохим воздухом, пить плохую воду и ходить по плохой земле. Эти два взаимных процесса не в Вашу пользу, богатые. Только Ваши соединенные усилия позволят закрепить за собой тающие благополучные островки и держать под контролем остальную неблагоприятную планету с ее пролетарским населением для добычи ресурсов, необходимых для поддержания экологического благополучия этих островков.
            Поэтому, богатые, вот вам уже сейчас несколько стратегических советов:
            – попытайтесь просчитать, где именно намечаются будущие экологические оазисы и подготовьте там почву для внедрения своего генофонда через детей и внуков;
            – подумайте сообща и хорошенько, насколько еще можно снабдить оружием будущих экопролетариев в так называемых "развивающихся" странах;
            – не снижайте темпа в зарабатывании капитала, ибо много денег вам может понадобиться гораздо раньше, чем вы можете предположить;
            – не сентиментальничайте, создавайте в сознании своих детей уже сейчас барьер между ними и будущими экопролетариями, аналогичный тому, который создали мы между человеком и всеми остальными живыми существами – животными и растениями;
            – помните, что, несмотря на найденный лунный лед, ваши внуки все же НЕ СМОГУТ на Луну переселиться ко второй половине XXI века;
            – если уж вы сидите в скоростной машине XXI века, купите специальный противоаварийный "Мерседес" или хотя бы ремни безопасности, и используйте их по назначению.
            Впрочем, тайный зритель понимает, что бесплатные рекомендации и воспринимаются как ничего не стоящие. Так что он не в претензии. Впору вспомнить о минимальной корыстности графоманства.
            Целый день за окном метет мартовская метель. Каким же он будет – наш мир через 50-70 лет? Попробуем пофантазировать.

           В 50-70-х XXI-го

            Это время не так уж далеко. Например, уже родившимся детям в начале второй половины XXI века будет только за пятьдесят. А у их детей (наших внуков) на вторую половину XXI-го придется пора зрелости и расцвета.
            И если оглянуться назад – это не так уж далеко. "Шестидесятники" уже учились в школе, Мадди Вотерс уже исполнил первый блюз на электрогитаре и вот-вот должен был родиться рок-н-ролл. Нам – детям тех, кто в те годы был молод и красив, – Земля в наши школьные годы представлялась огромной, ресурсы ее неисчерпаемо стояли где-то вокруг, и мы читали книги охотников, еще описывавших кишевшие зверьми саванны и джунгли. Я помню заметку в местной газете о встрече в горах севернее Туапсе с леопардом, да-да, в начале 60-х леопард еще считался обитателем кубанских горных лесов...
            А ведь бег цивилизации, если можно так выразиться, "уплотняет время". И если даже ввести всего лишь двойную коррекцию, вторая половина XXI-го – это как мы по сравнению с концом ХIX века.
            Впрочем, наше время вместе с тем и инертно. В том, что касается нашего внутреннего, психологического, если можно так выразиться, развития.
            И вот эти два процесса: быстрых внешних изменений и медленно меняющегося внутреннего содержания как бы несутся сейчас навстречу друг другу со скоростью курьерских поездов.
            Итак, каким он будет – наш мир – в 50-70-х годах XXI века? Начнем с человечества. Рискну предположить, что по своему внутреннему устройству в 50-70-х г.г. XXI века это будет репрессивное человечество, характеризующееся озлобленностью в своем отношении к внешней жизненной среде. Это будет не активно наступающее, как было до сих пор, человечество, а человечество, перешедшее к пассивной позиционной обороне, альтернативы которой не видно. Все больше внутренних ресурсов и усилий будет требовать эта оборона, и все равно снова и снова будет приходиться отходить. Хорошо, если на заранее подготовленные рубежи. Это будет "сжимающееся" человечество.
            Но оно все еще будет по инерции, – на уровне личной психологии тех, кому повезло, и кто, собственно, и будет по существу составлять человечество, – цепляться за старые привилегии, ради этого искренне считая, что все идет нормально и процесс подконтролен.
            Это будет очень разделенное человечество, в котором разделение между людьми будет принимать все более глобальный характер и снова начнет напоминать нынешнее разделение между людьми и иными животными, как уже было в периоды колониального освоения "цивилизацией" поверхности Земли. Рискну предположить, что уже к этому времени большинство человеческого населения планеты превратится в "экологических туземцев".
            Но это же человечество все еще будет проводить олимпийские игры и тратить ресурсы на космические программы. Хотя его представители к этому времени еще НЕ СМОГУТ насовсем переселиться на Марс или Луну.
            Это человечество по-прежнему будет считать себя Разумным. Это человечество по-прежнему будет веровать в Бога (собственно, что еще ему будет оставаться?). Рискну предположить, что это человечество будет информировано об окружающем мире меньше, чем нынешнее. Глобальная доступность информации благодаря полной компьютеризации цивилизованного человечества в 50-70-х XXI века породит свою противоположность. Неприятная и нежелательная информация будет отсекаться по системе "самостопа" гораздо успешнее, чем теперь, ввиду огромного количества иной информации и большей свободы личного выбора. Без всякого Большого Брата те, кому повезет попасть в цивилизованное человечество 50-70-х XXI-го, будут успешными самоконтролерами в рамках новых тоталитарных требований. Причем удаваться им это будет на порядок лучше, чем сейчас удается, например, "свободным американцам".
            К 50-70-м XXI-го, пожалуй, будут успешно преодолены какие-либо расовые и национальные различия. Важна будет лишь принадлежность к цивилизованному человечеству, и в этом смысле, на основе общей репрессивной необходимости, оно будет как никогда единым. Это будет что-то вроде "единого гражданства" цивилизованного мира, сродни пресловутой московской прописке 70-80-х, со всей вытекающей трудностью его приобрести и страхом его потерять. И это будет "самое демократическое общество из всех когда-либо существовавших на Земле". Что может быть демократичнее американской демократии, а к тому времени она будет на 50-70 лет "развитее" нынешней.
            Я держу на коленях старый добрый географический атлас для учителей средней школы 1969 года. Ностальгические времена Beatles, хиппи и борьбы за мир. А что там будет в 50-70-х XXI-го? Попробуем представить...
           Политическая карта мира в нем, пожалуй, еще останется в своем традиционном виде, на втором месте после физической, со всеми этими, наполняющими ООН, КАСП (Крошечная африканская страна-попрошайка, если воспользоваться терминологией господина министра Джеймса Хэкера из известного бестселлера). Однако это будет скорее инерция традиции или дань уважения прошлому, если угодно.
            Реально же, за этой картой уже снова будет стоять разделение мира колониальных времен на цивилизованные страны и все остальное. Ибо не будет секретом для граждан цивилизованного общества, что мир разделен на две основные категории: экологически благополучные (как следствие финансового и военного могущества) и экологически неблагополучные регионы.
            Итак, попробуем описать реальную политическую карту 50-70-х XXI века. Прошу учитывать, что по своим интересам цивилизованный мир будет как никогда един.
            Начнем, как водится, с гегемона – Северной Америки (рискну предположить, что к тому времени она таковым останется) – США-Канады. Тут все ясно: оплот цивилизации и негласный мировой полицейский. Все, что к югу, начиная с Мексики, будет отделено серьезным санитарным кордоном, очень цивилизованным компьютерным занавесом (это почище "железного"). К тому времени это будут "туземные", если можно так выразиться, земли, назначением которых будет поставка дефицитных природных ресурсов цивилизованному миру.
           С представителями расположенных там "государств" возможны разные варианты отношений. Например, можно использовать местные правительства в качестве подконтрольных "профсоюзных лидеров" или бандформирований для поддержания порядка на их территории. С перспективой последующей "легализации" в качестве граждан "экологически благополучной" части человечества. Возможен и вариант военизированной охраны экономически и экологически важных объектов от местного туземного населения профессионалами. Что-то вроде Всемирной Охраны, созданной цивилизованным миром, которая будет очень в силе. Местное население и сейчас может сколько угодно бузить, но не рядом с чиновничьими и магнатскими дачами. Так что, если в туземном государстве удается поддерживать баланс между перманентно воюющими слабо вооруженными группировками, можно под охраной отлично вооруженных профессионалов перекачивать необходимые ресурсы, не подпуская туземцев к объектам. Правда, эта политика хороша по отношению к тем ООНовским государствам, которым посчастливилось обладать чем-либо ресурсопривлекательным для цивилизованного мира. Иным, ресурсное истощение которых чрезмерно, можно, разве что, оплачивать постоянных представителей в ООН. Чтобы они появлялись на представляемых ими территориях не обязательно.
            Интересы отдельных бизнесов, имеющих сейчас дела практически во всех странах, к 50-70-м, в основном, будут учтены, так что они смогут заранее и с минимальными, по возможности, потерями уйти из экологически "неперспективных" регионов.
            Старушка Европа будет переживать, пожалуй, большие экологические трудности, чем USA-Канада, и более, чем когда-либо, будет их политическим подпевалой. Не исключаю даже вариант, при котором в 50-70-х не вся Европа удержится в по-настоящему цивилизованном мире. Ее южные и восточные форпосты, а именно Испания-Португалия, Юг Италии, Словения, Венгрия, Словакия, Польша, возможно, Греция (как символ древности культуры) вполне могут к тому времени оказаться в своего рода буферной зоне "относительно благополучных" государств всего лишь с "областной московской" пропиской и всеми прелестями двустороннего строгого компьютерно-санитарного кордона – как в сторону "новых туземцев", так и со стороны цивилизованного ядра. Несмотря даже на культурно-туристические памятники Греции, Испании и Южной Италии. К тому времени цивилизованному человечеству, возможно, будет слишком не до жиру.
            На остальных территориях Европы цивилизация и вовсе скорее всего приобретет очаговый характер, зависящий от остатков природных ресурсов и пограничной необходимости.
            Что касается территории бывшей Великой России, рискну предположить, что проповедуемые сейчас подъем и стабильность так и не примут на ней в первой половине XXI века сколько-нибудь продолжительных форм. Напротив, регулярная нестабильность скорее приведет к еще большему распаду, чем ныне, во времена СНГ, и эта огромная территория отойдет под влияние, с одной стороны Единоевропейского "посредника", а с другой – зауральской – нового Китайско-Корейско-Японского центра относительной цивилизации. Почему "относительной" попробую пояснить в дальнейшем.
            Однако самой нынешней собственно России отчасти повезет. Как территория добычи и проводки дефицитных ресурсов, она сможет претендовать на очаговую принадлежность к цивилизации. Рискну предположить, что Большая Москва в 50-70-х еще будет полноправным членом цивилизованного мира. Для остальной части достаточно будет того или иного относительно цивилизованного статуса отдельных центров и мониторинга (опять же в разной степени) экологической и социально-туземной обстановки. Поясню сразу "разную степень". Принципиальное разделение будет, возможно, следующим: либо постоянный мониторинг посредством своего рода "цивилизованных станций слежения", либо "плавающе-мобильный". Хотя, возможно, компьютерно-космические достижения к тому времени смогут эти два вида успешно объединить.
            Про Африку лучше не упоминать. К тому времени это будет наиболее экологически опустошенный континент со всеми вытекающими политическими последствиями. Так что тем из африканских "независимых государств", которые попадут в режим регуляции правительственными бандформированиями и новой колониальной администрацией, еще повезет. Большая же часть Африки к тому времени, возможно, будет столь ресурсно истощена и экологически пустынна, что сможет заслужить от цивилизованного человечества разве что "плавающий" мониторинг. Именно здесь будет один из возможных центров "естественного сокращения" чрезмерного, вернее, "туземного" населения. Кто сейчас помнит о делаварах, инках и удэге? Лишь там, где будет проходить всемирная ресурсо-снабженческая сеть, все преимущества цивилизации, гражданства или перспективы такового (новая лимита) еще сохранятся в полной мере.
            Что касается Азии, то здесь многое будет зависеть от региона. Например, Китай, вероятно в наиболее тесном, чем когда-либо, объединении с Японией и Кореей, будет еще относительно стабильной и цивилизованной территорией. Под относительной цивилизованностью я имею в виду нечто вроде цивилизованности бывшего СССР по сравнению с США, Японией и Западной Европой. То, что это ядро азиатской цивилизации в 50-70-х еще будет справляться с серьезными экологическими потрясениями, которые его ожидают, очень вероятно. Прежде всего – за счет ресурсов полураспавшейся России, Монголии и Средней Азии. Умелая тихая экспансия, возможно, будет главным оружием Китая в первой половине XXI века.
            Вторым очагом цивилизации будут страны нефтяной зоны. Малое население Саудовского субконтинента и наличие последних нефтяных запасов обеспечат им защиту Всемирной Охраны и все блага цивилизации. Богатые сумеют договориться. Своего рода стратегическим плацдармом останется и напичканный Всемирной Охраной Израиль. Турция к тому времени, пожалуй, придет в упадок "туземного" состояния. Что касается нефтегазоносного региона Ирак-Иран-Туркменистан-Азербайджан, здесь, видимо, наиболее вероятен очаговый (в зависимости от остатков ресурсов) сценарий. Возможен и Афганский вариант, если местным религиозным властям не удастся удержать ситуацию под контролем.
           Индо-Пакистанский субконтинент с его гигантским населением придет в упадок и будет, видимо, вторым центром сокращения "туземных" излишков. Главной проблемой, с которой придется столкнуться в этом регионе недальновидной цивилизации, будет ядерный потенциал. Придется торговаться за цивилизованное гражданство для ключевых фигур в сочетании с диверсионными мерами. Возможно, дойдет и до "точечных" ликвидационных ударов в подходящий момент. Эти экологические "жертвы качества" в отдаленных регионах практикуются уже сейчас.
           Так что Индостан и Юго-Восточная Азия пополнят "туземную" территорию, на которую ляжет всемирная ресурсо-снабженческая сеть, преимущественно китайско-корейско-японской направленности.
           Кому может повезти – так это Австралии, Новой Зеландии и части Океании. Они наиболее подходят на статус "Всемирных Гаваев" – зоны отдыха цивилизованных стран.
           И, наконец, в 50-70-х XXI-го Антарктида с ее тающим ледниковым покровом будет наиболее перспективным общемировым регионом разработки ресурсов – своего рода последней "общецивилизаторской кладовой".
           Мрачноватая получается картина? Но это еще как посмотреть. Возможно, она, наоборот, реалистически-оптимистична. В дальнейшем попробую пояснить, какие тенденции и процессы подвигают к ней мое фантазирующее воображение. А пока продолжим экскурсию по "географическому атласу 50-70-х XXI века".
           Физическая карта мира уж точно существенно не изменится. Геологические процессы – основа, они – сама консервативность. Разве что уменьшатся размеры белых шапок на полюсах и отодвинутся к полюсам границы постоянных и временных льдов, скорее всего изменив свою конфигурацию. Из-за повышения уровня океана на самом деле под воду уйдут лишь незначительные территории.
           На картах океанов весьма вероятно изменение маршрутов течений из-за общего потепления. На 2-3 градуса средняя температура на Земле к тому времени, пожалуй, успеет повыситься. В приполярных районах соответственно на 5-6 градусов. Это приведет к быстрым климатическим изменениям. Например, возможно продвижение пустынных областей на территории Северного Кавказа и Украины, несмотря на возможное общее увеличение количества осадков из-за таяния ледниковых шапок. Чрезмерные осадки вообще способствуют опустыниванию территорий лишенных естественного растительного покрова.
           Что касается растительности – к тому времени на Земле практически не останется первичных естественных лесов, как не осталось первичных степей. Разве что на отдельных горных хребтах. И лесопосадки XXI века (называемые лесами для нашего успокоения) за процессом стремительного обезлесения не успеют. В общем, "карту растительности мира" смело можно упразднить.
           Примерно та же картина будет с крупными животными (исключая человека и его комменсалов). Стремительные климатические изменения нарушат их существование на несвязанных друг с другом островках заповедников, а возможностей для естественного переселения не будет. Наиболее вероятно, что цивилизованные страны все же сохранят для туризма эту экзотику, но большинство крупных млекопитающих и птиц придется перевести на полувольерное существование. Так что "дикая природа" в ее нынешнем нашем представлении останется лишь в скудном виде в районах разрастающихся пустынь да в старых видеофильмах. Но вполне могут удержаться крысы, мыши, воробьи, грачи, вороны, галки, сороки, не говоря о полудиких кошках и собаках.
           Одним словом, млекопитающие вслед за динозаврами, пожалуй, уже проиграли свою "эволюционную партию". Причем скорость их вымирания поистине космическая. Между прочим, на Земле нашими стараниями уже исчезло порядка 1 миллиона видов животных и растений. А еще 2-3 сотни лет назад животные вымирали со средней скоростью 1 вид в 2 года (сейчас за тот же период – десятки тысяч видов).
           В общем,

 

"Запасы и недра
Двуногая тля,
Однажды отведав,
Сжирает до тла"

– как писал поэт.
           Итак, попробую пояснить, какими же нынешними тенденциями питается фантазия тайного зрителя, устремляясь к столь неправдоподобной картине близкого нашего будущего. (А тем, кто сейчас рождается, напомню, к тому времени будет еще только за пятьдесят).
           Начнем с нефти. Согласно прогнозам, при сохранении нынешнего уровня потребления, ее потенциальные запасы закончатся примерно к 2060 году. После первого нефтяного кризиса 70-х годов XX века, стала внушать оптимизм тенденция резкого снижения ее потребления развитыми странами за счет повышения эффективности потребления и перехода на альтернативные источники энергии. Но держатели нефти отреагировали на это естественным рыночным образом – резко снизили цену на нефть. Вдобавок высокие цены эпохи кризиса подтолкнули развитые страны к активной разведке и добыче своей нефти, например Великобритания и Норвегия стали добывать нефть в Северном море. Возникшая ситуация конкуренции также поспособствовала снижению цены. В результате возврат к нефти даже для развитых стран с их финансовыми возможностями оказался экономически более выгодным, чем дальнейшая разработка альтернативных вариантов и повышенные расходы на рост эффективности нефтепотребления. И это положение сохраняется сейчас – на пороге XXI века. Монополист просто снизил цену, чтобы потребители не искали альтернативу. И потребители тут же охотно на это клюнули, несмотря на явную краткосрочность выгоды и будущие проблемы.
           Что же далее? В ближайшие 20-30 лет конкурирующие сейчас с Ближним Востоком нефтедобывающие регионы у себя все повыкачают. Зависимость мирового хозяйства (прежде всего сельского) от нефти сохранится. Монополист поднимет цену на иссякающий дефицит. Развитые страны это переварят (их это даже устроит в стратегическом плане, все же лучше растянуть для себя возможность иметь нефть и на после 2060 года). Остальные нефтепотребители, не имея средств ни на закупку нефти, ни на большие вложения в альтернативные проекты, снизят свой уровень жизни.
           Что будет восполнять нефтяные потери? Наилучшим и даже единственно реальным вариантом представлялось массовое развитие ядерной энергетики, но после Чернобыля процесс этот застрял. Возможно, не так уж он и экологически хорош, как представлялось.
           Столь модные у зеленых возобновимые источники энергии так и так больше 30% от ее потребностей в начале XXI века не дадут. Наоборот, может начаться процесс потери гидроэнергетических мощностей из-за синхронного заиления водохранилищ в "развивающихся" странах. Так что альтернативой нефти станет природный газ и старый добрый уголек. Причем именно уголь в большом количестве есть у главных в начале XXI века энергопотребителей – США и России-Китая. А уголь – это шахты, карьеры и СО2 в атмосферу, так что эти 2 региона своего первенства по вкладу в общее потепление не отдадут.
           Попробую подтвердить это и в психологическом плане. Посмотрите вокруг: повсеместно сильным мира личное денежное накопление и соответственное наращивание личного могущества представляется более надежной защитой от возможных потрясений, чем вложение этих денег в оздоровление общей обстановки. Думаю, эти тенденции сохранятся, ведь так очевидно, что в эпоху экологического кризиса в лучшем положении окажутся те, у кого будет больше денежных и военных (что взаимосвязано) возможностей. Собственно, обратный переход на нефть и показывает, что заправилы рынка всегда выбирают более "быстро накопительные" в среднесрочной (5-10 лет) перспективе варианты.
           Перейдем к народонаселению. Тут разделение мира на развитый – цивилизованный – и неразвитый – "развивающийся" – пока что сохраняется вполне успешно. На меньшую часть, очень богатую, приходится большая часть потребления. Несколько большую часть с умеренным потреблением можно отнести к среднему классу. И, наконец, большая часть населения – бедные и беднейшие. Средний североамериканец потреблял в 1975 году в 40 раз больше энергии, чем средний индус или африканец, и в 20 раз больше, чем средний китаец. Иными словами, 250 миллионов североамериканцев потребляли энергию как 10 миллиардов индусов (это к проблеме перенаселения в третьем мире). И заметьте: распространение американской культуры – составная часть обеспечения американских интересов в глобальном масштабе. А значит примерно 2-м миллиардам индо-африканцев вроде как неплохо было бы хотеть жить как хотя бы 30-40 миллиардов индо-африканцев. При этом, заметьте, Северная Америка блюдет свои интересы.
           Сейчас на Земле обитает более 6 миллиардов человек и каждый год прибавляется еще по 90 миллионов. В Северной Америке, Западной Европе, Японии и развитых странах Ближнего Востока проживает менее одного миллиарда. При этом из 90 миллионов годового прироста на развитые страны приходится менее 5 миллионов.
           Теперь немного об экономике. Вспомним о старых добрых ростовщиках. Когда господин дворянин беднел и денег у него не хватало, он обращался за помощью к благодетелю ростовщику. А когда ко времени уплаты денег вновь не оказывалось, дворянин снова брал в долг для оплаты процентов по долгу, но уже под более высокий процент и новые обязательства. А там и описывать имущество в пользу помощника-заимодавца пора, вот только сам промотчик фамильного состояния к тому времени частенько пребывал уже в мире ином, всласть порезвившись, а то и утекал с наличными остатками за границу.
           Нечто очень родное и похожее видится в отношениях нынешних развитых стран-благодетелей и постепенно проматывающегося бывшего колониального и социалистического мира. Развивающимся странам охотно дают в долг на прокорм населения, а вернее – местной элиты (той самой – с перспективой на приобщение к цивилизации). Потом дают в долг для возврата процентов по предыдущему долгу. И так далее, пока процентные выплаты не достигают большей части всей экспортной выручки. Что за экспортная выручка? – А природные ресурсы, естественно. Ведь не так уж без условно выдаются даже первые кредиты. В общем, получается интересный "насос". На деньги, предоставленные "в долг" (Хлестаков, помнится, тоже все в долг брал) цивилизованными странами, "развивающийся" добывает у себя природные ресурсы и поддерживает порядок для перекачки их благодетелю-заимодавцу. И далее – чем больше долг, тем ниже и ниже цена на этот самый дефицитный ныне на Земле товар.

 

"За блестки различного вздора
Меняли мы импортный груз "

– как писал поэт.
           По мере того, как ресурсы иссякают, падает и интерес, и тут уже рукой подать до широких благотворительных жестов. "Безнадежные" долги списываются, не за так разумеется, а за описывание имущества, в первую очередь связанного все с той же ресурсно-распределительной всемирной сетью. В общем, я даю тебе деньги, ты их мне проигрываешь в моем игорном доме, чтобы отыграться приносишь мне в долг фамильные наследственные ценности и так далее. Примерно так.
           Теперь посмотрим на эти процессы под еще одним углом. Во многих развитых странах прирост коренного населения стал отрицательным. Если тенденция останется, коренное население Западной Европы к 2050 году уменьшится на треть, а США и Японии – на одну пятую. Ну как тут не вспомнить Рим. За мировое господство надо платить. И в этом смысле нынешние цивилизованные страны как никогда демократичны. Посмотрите хотя бы на спортсменов. За право перекачки на свои территории ресурсов цивилизованный мир трезво уже сейчас освобождает у себя место для обеспечивающих эту перекачку выходцев из "развивающегося" мира. Как, впрочем, и Москва или Киев у нас – для тех, кто проводит в регионах их интересы. Надо только отладить этот процесс и поставить надежный компьютерный заслон несанкционированным переселенцам.
           Так что беспокоиться за сокращение населения в развитых странах нет оснований. Примерная цифра его стабилизации уже, пожалуй, найдена: что-то в районе 1-1,5 миллиардов человек. И еще примерно 1 миллиард в кандидатах со сладкой грушей цивилизованного гражданства перед носом.
           Согласно средним прогнозам, человеческое население Земли к 50-70-м составит примерно 10 миллиардов особей. Вот и получается, что примерно 1-1,5 миллиарда попадут в цивилизованный мир, еще примерно 1-1,5 миллиарда в цивилизованный частично, а остальные семь – уж не обессудьте. Ресурсов планеты к тому времени поубавится, экологические условия ухудшатся, желание цивилизованного мира стабильно расти останется. В общем, не могу исключить, что правы окажутся оптимисты, оценивающие народонаселение к тому времени в 7-8 миллиардов. 2-3 миллиарда туземцев от голода, недоразвития, непрерывной местной резни и болезней могут и сократиться. Цивилизованный мир этого даже не заметит. Сейчас на Земле ежегодно голодает больше людей, чем когда-либо в истории. Вы об этом знаете? Ежедневно истребляется несколько десятков видов живых существ, т.е. по сути несколько десятков человечеств (Homo Sapiens – это один вид живых существ, а согласно научному принципу, сформулированному еще в сентябре 1989 года, – "Живые существа являются таковыми"). Вы об этом знаете? Не только в колбасы, но и в безделушки, полиэтиленовые кулечки, предвыборные листовки и невинные игровые приставки перерабатываются в конечном итоге в том числе такие же живые, как мы с вами, существа. Те самые десятки видов (сколько миллионов особей?) ежедневно. Вы об этом знаете?
           В общем, для формирования моральных представлений о том, что "расплодившиеся туземцы, повырубившие у себя все леса, уничтожившие свои почвы и загадившие нечистотами свои водоемы, во всем виноваты" у цивилизованной части человечества будут все основания. Тем более, эти ныне "развивающиеся" до последнего будут применять устаревшие "природозагрязняющие" и "природоразрушающие" технологии жизнеобеспечения. Да, лозунг "Меньше народу - больше кислороду! " вполне может стать негласным девизом Всемирной Охраны.
           Конечно можно и уповать на быстрый дрейф морали к коммунистическим идеалам и построение всемирного социалистического общества к 2050 году.            Обратимся теперь еще к одной частности – к оружию. Не секрет, что в значительной степени возможность быстро и надежно получать большие барыши повлияла на развязывание двух глобальных горячих и одной холодной войн XX века. Какие перспективы открываются для этой, определяющей реальное физическое могущество стран цивилизованного мира (а это очень даже немаловажно в эпоху дележа общепланетных природных ресурсов) отрасли?
           Сейчас есть массовый импорт в развивающиеся страны, многие из которых тратят на закупку вооружений больше, чем на прокорм своих граждан. Но этот процесс наверное долго не продлится. С одной стороны, у покупателей будут кончаться деньги, с другой – продажа новейших, наиболее дорогих, видов вооружений станет небезопасна для стран продавцов. Видимо, наиболее логично объединить эту влиятельную отрасль с другой – компьютерной (в общем-то они уже тесно срослись). Единственным полем для их успешного стратегического роста представляется создание всемирной сети вооруженно-компьютерного контроля за третьим миром и ее постоянное совершенствование. Конечно останется поставка оружия местным правительственным бандформированиям в третьем мире, но она будет далеко не так масштабна, как теперь.
           Основа основ – сельскохозяйственное производство. Сейчас в нем наблюдаются примерно следующие тенденции. Площадь пахотных земель в развитых странах подошла к своему пределу и даже сокращается. В развивающихся странах расширение площадей происходит за счет малопригодных для сельского хозяйства земель, быстро теряющих свое плодородие и опустынивающихся. Потребление энергии в мировом сельском хозяйстве неуклонно растет. В том числе удельный расход энергии на производство 1-й тонны зерна. Причем в развитых странах количество энергии, затрачиваемой на производство продукта неуклонно приближается к количеству энергии, в нем заключенной. В Великобритании это соотношение вообще отрицательное еще с 50-х годов. Т.е. в сельскохозяйственном продукте энергии содержится меньше, чем ушло на его производство. (Когда-то во времена древних аграрных культур энергии в продуктах питания было в 40 раз больше, чем затрачивалось на их производство нашими предками). Если когда-то земля воздавала пусть не сторицей, но все же 40:1, то теперь ее приходится предварительно накачивать энергией, чтобы она что-нибудь воздала.
           Далее прибавьте сюда переработку, упаковку, доставку, отходы и т.д. и т.п. Наложите на это неблагоприятно быстрые изменения климата. Добавьте еще ясное осознание развитыми странами того факта, что продовольственную безопасность им обеспечит только собственное, на своей территории производство продуктов питания (тем паче они так пекутся о контроле за содержанием в них вредных для здоровья веществ). В общем, все тот же энергетически-ресурсный насос. Ресурсы выкачиваются из стран третьего мира, развитые страны – основные товарные производители зерна! – производят из них у себя продукты, часть которых затем выгодно обменивают на еще большие ресурсы. Заодно подрывая у своих поставщиков их собственную сельскохозяйственную базу и привязывая их к продуктовым поставкам из цивилизованного центра. Все это весьма напоминает наше недавнее советское прошлое, вот только в колбасную электричку до цивилизованного мира не сядешь.
           Итак, для устойчивого продуктивного сельского хозяйства в первой половине XXI века потребуются все большие количества энергии и большие дополнительные денежные суммы на его адаптацию к меняющемуся климату. Нетрудно увидеть, у кого есть для этого силы и средства.
           Есть еще потребление и очистка пресной воды, быстрый рост свалок и захоронений токсичных отходов, изменение состава воздуха... В общем, попробуйте теперь соединить все это воедино, – так ли уж нереальным покажется нарисованный тайным зрителем мир 50-70-х XXI века?

           Куда же бедному богатому податься?

           Богатые, не просто так снова и снова возвращаюсь к Вам. Не только зависть тому виной. Вы – главная надежда человечества на ближайшую перспективу. Поэтому, помимо общих рекомендаций, позволю себе высказать частное мнение об отраслях, имеющих перспективу в описанном мною мире.
           Прежде всего – это фармацевтика. В XXI веке эта отрасль, наряду с медициной, будет переживать подлинный расцвет. Чем хуже будет экологическое состояние планеты, тем больше медицинских препаратов и услуг будут потреблять ее цивилизованные обитатели. Рискну предположить, что увеличение личной продолжительности жизни станет тем главным смыслом, который позволит успешно не замечать "туземные" проблемы и оправдывать перераспределение дефицитных ресурсов в свою пользу. Даже такое перераспределение, когда на одной чаше моральных весов жизнь нескольких туземцев, а на другой – новый душ с компьютерным управлением напором и точками подачи воды. Для такого смещения личной морали нужен сильный стимул! И им может стать "преодоление" личной смерти, когда вокруг так много обратных примеров. Так что любой бизнес, напрямую связанный с продлением здоровой полноценной жизни, достоин вашего внимания. В том числе – спортивный.
           Из частностей – возможно появление крытых спортивно-парковых зон с улучшенным воздухом. А то цивилизация на территории США уже лет двадцать поглощает кислорода больше, чем выделяет вся находящаяся на территории США растительность. Т.е., образно выражаясь, USA успешно дышат за себя и за того – "развивающегося". – парня. (Кстати, как вы думаете, американцы об этом знают?).
           Еще одной отраслью, достойной процветания, станет туризм. Сокращение экологически чистых и физически защищенных мест для здорового безопасного отдыха сделает их дорогостоящими. При этом, ввиду неопределенности своего, отдаленного на 20-30 лет, будущего, граждане цивилизованного мира охотно будут перераспределять деньги с длительного накопления на полноценную здоровую жизнь для себя и уже имеющихся детей сейчас. Так что, если верно определить перспективные с точки зрения общих экологических изменений места, на туризме можно будет делать стабильные деньги.
           Если уподобить граждан цивилизованного мира французской аристократии, то нынешнее время похоже на расцвет времен правления Людовика XIV – короля-Солнце. Но то время, которое придет через 30-50 лет, уже будет эгоистичными годами правления короля "После нас – хоть потоп". Поэтому будет процветать рынок развлечений. Виртуальный секс, действа из будней Всемирной Охраны...
           Конечно, никуда не денутся отрасли, обеспечивающие саму основу нашей жизни, типа энергетики, сельского хозяйства и того, что обеспечивает их нужды. Только к ним добавится, пожалуй, мировое компьютерное хозяйство. Возможно, будет переживать бум космонавтика. Как будущие пролетарии охотно вкладывали деньги в финансовые пирамиды, обещавшие легкое и скорое решение материальных проблем, так "цивилизованные" граждане вполне могут купиться на обещание в скором времени обустроить Марс и эвакуировать туда их внуков с ненадежной планеты. Это настолько же соблазнительное решение проблемы по сравнению с расчисткой авгиевых конюшен и вступлением на новый трудный, неизведанный и кропотливый путь, насколько и в случае МММ-овских пирамид. Так что присмотритесь к космосу повнимательней.
           Из теневого же бизнеса наверняка можно отметить нелегальную переправку неграждан в цивилизованный мир и незаконную легализацию с тем или иным гражданством. Этот бизнес может оказаться наиболее рискованным, а значит – высокодоходным.
           Да, чуть не забыл "блесток различного вздора" типа жвачки, шоколадных батончиков и удешевленной кока-колы. Рискну предположить, что всю первую половину XXI века этот бизнес будет процветать успешно и с господдержкой. Возможно, и в 50-70-х несколько миллиардов туземного населения еще вполне смогут покупать или выменивать эти товары в качестве приобщения к иному – почти сказочному – миру.

           Кое-что о Великой России

           Разглядывая в свете вышеизложенного человеческую историю, рискну выделить одну тенденцию в судьбах, если можно так выразиться, "геополитических образований". В Новейшей истории их успех в значительной степени определялся желанием и способностью не просто к экспансии, а к контролю за внешними рынками. Такие навыки "захвата" внешних территорий не просто для продажи там своих товаров или покупки чужих, а именно для контроля над ними, как над "рынками", могут стать решающими для успеха геополитических образований в первой половине XXI-го века.
           В классическом виде они есть у Штатов, которые никогда не были в полном смысле слова колониальной державой, но зато очень успешно устанавливали на чужих территориях свои правила игры. Контроль над рынком взамен контроля над территорией быстро предпочли в XX веке и такие классики колониализма, как Великобритания и Голландия. А вот Франция припоздала.
           Сдается мне, эта же тяга вкупе с отсутствием необходимых навыков для стратегического решения проблемы во многом и толкнула Германию и Японию на попытку просто и тупо установить контроль над мировым рынком путем глобальной войны. Надо сказать, урок был быстро усвоен с немецкой педантичностью и японской самоотверженностью. Нужными навыками Германия и Япония овладевали с поистине героической старательностью. А сама тяга (если она довела их до безумной глобальной войны) наверняка была ох как сильна!
           Итак, появившаяся еще в первой половине XX века идея мирового господства в сущности отражала лишь стремление управлять мировым рынком. К началу XXI-го наличие желания и умения контролировать внешние рынки обозначили основных геополитических игроков: США, Западная Европа и лишь отчасти Япония (тут очень важна эта тонкая грань, отделяющая тягу установить над рынком контроль от тяги захватить рынок, чтобы на нем покупать и продавать. Как бы стратегический приоритет "Установления правил игры" над "Извлечением материальной выгоды"). В этом смысле Корея, да, пожалуй, и Япония представляются скорее временными лицами за геополитическим столом. Что касается Японии, возможно, мое мнение о недостатке у нее необходимого умения (не так-то легко при всей самоотверженной старательности отойти от своих исторических качеств) подтверждает факт массового вывоза японского капитала в евро-американский регион. Т.е. глобальное стратегическое управление им как бы "добровольно передается" в руки более квалифицированных управленцев.
           Своеобразен Китай. Умение торговать сочетается у него с навыками "бесшумного личного проникновения" на чужие рынки. Т.е., если основные игроки устанавливают глобальный контроль над рыночной ситуацией "извне", то Китай устанавливает контроль путем личного проникновения на чужие рынки "лично преданных" ему носителей китайских правил игры. Думается, что Корея и Япония, как самостоятельные игроки (если попробуют быть таковыми), скорее впишутся в китайскую модель, нежели станут проколониальными игроками евро-американского типа. Окажется ли этот навык жизненно эффективен (а если "да" – то надолго ли?) в эпоху глобальной компьютеризации XXI века, – дети и внуки поживут увидят.
           А теперь посмотрим с этой стороны на Великую Россию. Вот уж чем-чем, а ни тягой, ни умением контролировать внешние рынки россияне никогда не отличались. Да, они преуспели в наращивании территории, но делали это скорее лишь чтобы было что отправлять вовне на продажу по принципу "сбыл – свое получил и с плеч долой". Попытка установить контроль хотя бы за внутренним гигантским рынком (тенденции XX века не обошли и Россию) вылилась в неуклюжее построение планового социализма. Итогом стал распад, ибо тяга "сбыли вовне и с плеч долой" осталась прежней, а приток все новых ресурсов для ее питания прекратился ввиду окончания физического раздела мировой территории. Россия занималась не подбором иных рынков, подходящих для установления на них своих правил игры, а присоединением и обиранием (в конце, во времена СССР, даже дотированием) всего подряд, до чего дотягивались ее долгие руки.
           Равно как и попытка контролировать внешние рынки вылилась в создание мировой социалистической системы. Но рынки соц. и соц. ориентированных стран по сути – всего лишь "территориально присоединялись" (за плату!), а не контролировались. И кто являлся их реальным контролером показал молниеносный распад социалистической системы с почти поголовным переходом под евро-американское крыло.
           Таким образом, ни у уполовиненной собственно Великой России, ни тем более у ее отколовшихся осколков (включая Прибалтику!) нет на пороге XXI века ни умения, ни даже вразумительного желания контролировать внешние рынки. А ведь именно это и будет, пожалуй, критерием отсева игроков за геополитическим столом XXI века. Ведь контролировать надо будет весь общеземной рынок, формально оставаясь в своих территориальных границах. Так что заклинания наших пастырей всех мастей о некоем грядущем процветании Полудержавы и отколовшихся Державок

 

("У ней особенная стать:
В Россию можно только верить"

– как писал поэт) ведут лишь к перспективе занять наименее выгодное положение на "Всеземном Рынке" XXI века, контролируемом основными геополитическими управленцами. Равно как и некий туманно-басенный образ хитроватого русского купчины-мужичка, который "зажмет в кулак" всех этих иностранцев ("скоро мы вам всем, американцам, будем делать кирдык", – как говорил поэтический герой культового фильма).
           Реально же на пороге XXI века Москва всего лишь пытается усидеть на двух, все более разъезжающихся, стульях. Поскольку, с одной стороны, вроде бы наиболее выгодно отдать номинально принадлежащую ей наиболее лакомую северо-заволжскую территорию реальным геополитическим евро-американским управленцам. Пока есть остатки былого веса, чтобы заключить сделку на приемлемых условиях. С другой стороны, огромные лакомые зауральские территории в этом случае будут иметь хороший предлог уйти от нахлебника посредника, чтобы самостоятельно заключить соглашение с находящимися под боком Китаем-Кореей-Японией. И чиновнице-Москве приходится разрываться меж двух сильных будущего мира. С одной стороны уверяя в преданности Запад, а с другой – заигрывая с Востоком. Мягко говоря, рискованная тактика, ибо чиновник-двурушник может вызвать желание избавиться от него у обеих сторон.
           Впрочем, географическое положение самой Москвы и уже имеющаяся инфраструктура все равно лично ей сулят неплохие перспективы промежуточной управленческой базы по перекачке ресурсов. Особенно, если USA и Китай сумеют договориться.
           А что могла бы предложить Россия для продления своего относительно цивилизованного статуса в XXI веке? Что могла бы она самостоятельно поставлять со своей территории "Всеземному Рынку" (подобно японскому самоотверженному прилежанию, воплощенному в товарах)? Пожалуй, единственным товаром, который она могла бы стабильно вырабатывать и продавать вовне в соответствии со своим "умением" "сбыли – свое получили и с плеч долой" являются высоко-широко-творчески-образованные людские ресурсы. После соответствующей прикладной подготовки за рубежом они могли бы быть конкурентоспособным товаром. Однако эта, пожалуй, единственно перспективная рыночная ниша как раз успешно сдается на всей территории бывшей Великой России. Для затмившей же ныне все и вся торговли "сбыл – свое получил и с плеч долой" так называемыми естественными ресурсами или своей территорией под их транзит перспектива одна – все более полный внешний контроль со стороны реальных геополитических управленцев. Долго ли продержатся в этом случае местные приказчики? – Ведь добывать естественные ресурсы геополитические игроки умеют и сами.
           Впрочем, попробую дать этому феномену кажущейся недальновидности некое объяснение. Мне представляется, что для территории, потерявшей, если можно так выразиться, "стратегическое основание" своей реальной геополитической самостоятельности, оптимальной формой индивидуального поведения является "эгоистическое" личное или узко-групповое обогащение как можно более быстрыми темпами. И это, возможно, не так уж плохо и даже "национально" оправданно, ибо эти носители генов имеют все шансы влиться в будущий цивилизованный мир. Под этим углом зрения и распад империи и пришедшие к власти и пирогу национального достояния личности и "кланы", и практически вся "оппозиция", у которой явно "лезет из щелей" стремление лично подобраться ближе к пирогу и власти, выглядят естественно и даже, пожалуй, оправданно эволюционной необходимостью. Ибо единственная стратегическая перспектива занять на "Всеземном" рынке нишу образования туманна и требует некоего "еврейского" подхода. Трудно представить, что в эту стратегическую линию может вписаться наиболее активная часть "исконно российского" населения.

           Грядет ли новый интеллектуальный бунт?

           Долго ли протянут мой проигрыватель, на котором я кручу настоящие виниловые пластинки, и мой бобинный магнитофон со свемовскими лентами, некоторые из которых еще 70-х годов? А ведь именно для винила записывались Beatles и Yardbirds, Doors и Shocking blue.
           Интеллектуальный бунт 60-х. Легендарная студенческая революция. Кинематограф Антониони. Рок-музыка времен бурного расцвета. ЛСД. Молодые Делон и Бельмондо. Наконец, последним аккордом, "Пределы роста", "Обратная сторона Луны" и группа Баадера – Майнхоф.
           У нас, за железным занавесом, это время как бы сдвинулось на 10-20 лет, так что я его как раз застал. И даже не стал еще законченным циником ко времени советской молодежной "рок-революции" восьмидесятых. У нас тоже были свои легенды: Тарковский и Высоцкий, концерты настоящей звезды рок-музыки Элтона Джона в 1979-м и подпольные записи "Машины времени", тертые джинсы, Deep Purple и митинг памяти убитого Леннона в 1980-м на Ленгорах.
           И это все? А был ли мальчик?
           Вообще-то был, но уж больно смахивающий на то, что его не было.
           Некоторые из тех, кто затевали тогда "игру всерьез", ушли в мир иной. Многие другие, у кого тяга к деньгам и личной жизни была сильнее, – в миллионеры. Экономический кризис начала 70-х оказался не таким уж страшным. Большинство спокойно превратились в обыкновенных человеков (найди об этом у Кущевского в "Николае Негореве" и "загни страницы", как советовал классик).

 

"Кому теперь задорно прокричать:
"Roll over, Beethoven ""

– как писал поэт.
           Хитрый мир быстро впитал и, по возможности, сделал индустрией неприятия и страхи 60-х. Где сейчас расовая дискриминация? Янки теперь исключительно ООНовские миротворцы. Ядерное разоружение идет полным ходом. Телевизионный секс набил оскомину. Слова "экология" и "окружающая среда" на слуху в любом Урюпинске. Западное общество из "тоталитарного" превратилось в "добровольно демократическое". Концерт попсы, посвященный 60-летнему юбилею Высоцкого, вы, наверное, видели. И вообще, гораздо продуктивнее верить в Бога, чем в Че Гевару.
           На постсоветском же околотуземном пространстве и подавно "Каждый за себя и один Бог за всех". Многие ли интеллектуалы могут сказать подобно Григорию Сковороде: "Мир ловил меня, но не поймал"?
           Рискну предположить, что, как нефтяной кризис 70-х быстро сплотил западных интеллектуалов для созидательной продуктивной деятельности, так еще больше сплотит их для службы "свободному обществу" подступающий экологической кризис XXI века. А место контр-культуры займет компьютерное вредительство и сетевое сектантство.
           А может быть, все будет по-другому, как в современных фантастических фильмах? И вместо личного или общецивилизационного эгоизма в качестве тотального мировоззрения интеллектуалов на основе экологических страхов вырастет новое бунтарство? Бог весть. Дети и внуки поживут увидят.
           Пока же в качестве питательной среды будущей ""контр"-культуры мы имеем видеоклиповую индустрию, миньеризм и контрацептуализм в литературе, а современную живопись великолепно охарактеризовал еще Никита Хрущев: "Абстракцисты и пидарасы". Причем, положа руку на сердце, – присмотритесь, они четко делятся на тех или других. Кинематограф? Тут кроме Оскара на виду уже мало что осталось. Интеллектуальность виртуального мира зачинается с "бродилок" и "мочилок". Кажется, пиком ее являются пока логические и управленческие игры. И во всем чувствуется жесткая хватка маркетинга. А это все же не битники, задорный рок-н-ролл, неореализм, Виан, Кизи и "Новая волна".

 

"Кому теперь задорно прокричать:
"Roll over, Beethoven ""

           Насекомые, вирусы, простейшие, на Вас уповаю

           Став графоманом, а впоследствии и тайным зрителем, я получил возможность интересоваться самой различной литературой и иной информацией, и, в общем-то, свободно и легковесно разглядывать человеческие познанья. И вот что мне кажется.
           Даже если наша цивилизация сгинет, прихватив с собой массу очень сложно устроенных организмов, мелкие насекомые и многие иные подобно-"примитивные" обитатели планеты успешно останутся. (Правда, если исключить глобальную ядерную войну, которую, честно говоря, теперь я считаю маловероятной.) А массы давным давно широчайше занявших всю планету вирусов, бактерий, сине-зеленых и прочих простейших организмов вполне могут нашего исчезновения и "не заметить".
           И если взять критерием разумности и эволюционного успеха продолжительность стабильного существования, то иерархия успешности земных организмов перевернется подобно песочным часам. В поднявшемся вверх основании условной "пирамиды успешности" окажутся первичные простейшие организмы, широко и массово существующие уже сотни миллионов лет (если не миллиард-полтора). А дальнейшее эволюционное усложнение организмов окажется вынужденным освоением все менее благоприятных для жизни "пространственно-временных территорий". И так – как бы кругами – все дальше и дальше на периферию благоприятных для жизни условий. На антарктические или космические станции, если угодно образное сравнение. Само собой, для того, чтобы успешно балансировать, подобно акробату на предметах, требовалась все более сложная и тонкая жизненная организация организмов. И в этом смысле человек – действительно венец творенья, вынужденный в поисках "незанятой территории" забраться под самый купол цирка, на несколько десятков стульев, составленных – "спинки на сиденья, ножки на ножки" – друг на друга.
           Конечно мы можем гордиться такой чрезвычайной сложностью своего эволюционного состояния, но так ли оно удобно и долговечно сравнительно хотя бы с теми, кто просто перемещается по ковру манежа или даже ходит по расставленным стульям и сидит на них задом на сиденьях? А если еще предположить, что они вдобавок и не обращают на суперакробата внимания...
           Нечто подобное видится и в собственно человеческой истории. Она представляется мне вынужденным приспособлением человека ко все более ухудшающимся общим условиям существования. А отнюдь не наоборот – приспособлением окружающей среды к своим потребностям, как вбивалось нам в головы в годы моих детства и юности.
           И относительно высокая приспособляемость человека позволила ему всего лишь "втянуться" в эту "гонку приспособления" – некую "замкнутую спираль", где достижения, спровоцированные предыдущим ухудшением, порождают новые ухудшения. "И вечный бой! Покой нам только снится" – как писал поэт.
           Вот только удастся ли успеть за темпом в этой гонке "на последнем дыхании"?

           Возможные стратегии приспособления,/p>

           И все же, возможно ли самостоятельное выживание современного цивилизованного человека в отсутствие системы санитарного обеспечения, водоснабжения и канализации, газо и электроснабжения, в отсутствие искусственных удобрений и т.п.? Рискну предположить, что да. На территориях, "не интересных" цивилизации XXI века вполне возможно образование устойчивого "нового туземного" населения, живущего за счет, в значительной степени самодостаточного, натурального хозяйства. Вот некоторые из необходимых для этого возможностей:
           – наличие естественных, пригодных для использования без очистных сооружений, водных ресурсов;
           – наличие земли, сохранившей минимально-достаточный плодородный слой;
           – способность быстро и обильно размножаться в условиях санитарно-эпидемиологической изоляции. (Вряд ли цивилизованные страны будут тратиться на поддержание на таких территориях сан.эпид.контроля, исключающего чуму, холеру и прочие, вновь воспрянувшие и новые заразы. В то же время и уничтожать разносчиков они тоже будут вряд ли. Так что изоляция таких территорий от цивилизованного мира представляется оптимальным решением);
           – способность производителей и бандитов, живущих грабежом, жить в балансе;
           – способность приобрести "луженые" желудки для потребления плохой пищи и воды, а в общем – "луженую" иммунную систему;
           – способность эффективно прятаться (подобно уличным котам и псам) в случае, если цивилизованное человечество дойдет-таки до "охот" и "зачисток" (ведь история не остановится на 50-70-х XXI века).
           Горные районы, аграрные страны типа Украины после истощения их земель и последующего опустошительного "разреживания" населения – прежде всего городского, – труднодоступные и неблагоприятные климатически районы, не привлекательные с точки зрения естественных ресурсов, могут стать базой для выживания человеческого населения "упрощенно-туземного" типа.
           Иная стратегия – продолжение развития современной цивилизации. Этот путь будет, пожалуй, характеризоваться все большим усложнением системы, подлежащей контролю, и соответственно все большей зависимостью от искусственно поддерживаемых условий жизни.
           Причем, если потребность в природных ресурсах для поддержания этой "стратегии усложнения" скорее всего будет расти, то сами эти ресурсы, напротив, будут уменьшаться. Если это предположение верно, то можно предположить, что усложняющаяся быстрыми темпами система "потребительствующей" цивилизации должна "количественно" уменьшаться. Т.е. то самое "сжимающееся" человечество. А это, в какой-то степени, дает неплохие шансы "туземной" ветви. Количество экологически неблагоприятных и ресурсно-непривлекательных территорий будет расти и "туземцам" будет где "экспериментально мутировать" и расползаться.
           Кстати, такое "эволюционное разделение" вида не есть нечто необычное. У кошек и собак, например, наблюдается похожее разделение на искусственно-"усложненную" часть (чисто домашних животных) и "упрощенную" "дикую" (независимых жителей дворов и "повторных вселенцев" в экологически освобождающиеся или свободные ниши дикой природы).
           В общем, не факт, что в отдаленной фантастической перспективе XXII века возможными представителями деградировавших млекопитающих от вида Homo будут именно "цивилизованные" люди. Если, конечно, они вообще будут (вид-то все же, судя по эволюционным критериям, недолговечный).

           Кто придет на смену?

           Итак, пожалуй, мы уже находимся внутри одной из эпох быстрых и глобальных перемен на планете. Массированное вымирание видов, не успевающих приспособиться к беспрецедентно быстрым изменениям среды их обитания, в то же время освобождает жизненное пространство (экологические ниши в более широком смысле, если отойти от географии), стремительно занимаемое сейчас человеком цивилизованным. Судя по данным палеоантологии, прежде в такие периоды эволюционному "выпалыванию" подвергались в первую очередь формы жизни, увеличивавшие до этого свои физические размеры. Те самые гигантские насекомые, динозавры, мамонты, а сейчас киты, слоны, тигры, журавли, носороги... Именно к такому виду форм жизни относится цивилизованный человек.
           Сейчас, правда, картина, скорее всего, иная за счет стремительного исчезновения частей "естественных" ландшафтов в результате деятельности цивилизованного человека, но положения "крупняка" это не меняет.
           Причем, крупные размеры, видимо, соответствуют и "укрупненной", если можно так выразиться, организации экологического жизненного пространства. И в этом смысле человек цивилизованный не просто укрупняется сейчас чисто физически, но как бы стремительно укрупняет многие свои "жизненные параметры". Быстро растут "физические", если можно так выразиться, размеры поселений, общественных и личных домов, транспортных артерий, сетей связи, финансовых и иных компаний, систем контроля. Пожалуй, я выражаюсь не очень внятно, но мне кажется, что эта тенденция к быстрому укрупнению размеров человека цивилизованного, возможно, как и у других форм жизни, приведет в итоге к чрезмерно узкой специализации (выражаясь языком эволюционных экологов), соответственному сужению экологической ниши и переходу к реликтовому существованию вида, потерявшего эволюционную перспективу и обреченному на исчезновение с той или иной скоростью. Если брать собственно гоминид, то такая участь уже постигла австралопитековых и линию укрупнявших свои размеры Homo erectus (тех самых, тщетно разыскиваемых нынешними энтузиастами, "снежных людей").
           Кто же будет иметь шансы занять в этом случае освобождающуюся гигантскую пространственную нишу? (Из меня, пожалуй, уже не выбить эту склонность к "географической истории"). Следуя логике эволюционной экологии, я пытаюсь интуитивно представить себе иную, измененную скачкообразно в результате деятельности цивилизованного человека, экологическую среду. Исходя из этого можно пофантазировать и на тему: какие качества дадут той или иной форме жизни возможность добиться в ней эволюционного успеха.

 

"А вдовая природа,
Вздохнув и потужив,
С неведомого года
Зачнет иную жизнь"

– как писал поэт.
           И вот что мне представляется.
           Это должны будут быть малоспециализированные, пластичные к разным средам обитания существа. Они должны быть не слишком разборчивы к пище и способны успешно довольствоваться низкокачественными источниками энергии (в отличие от человека цивилизованного, рост численности и размеров которого связан с потреблением высококачественных источников энергии). Они должны быть способными к быстрым эволюционным изменениям в обедненной источниками энергии среде обитания. Отсюда следует, что они должны быть короткоживущими, с быстрой сменой поколений, склонными к мутациям (быстрое изменение генотипа), обладающими мелкими размерами (не замечаемыми человеком) с готовностью укрупняться (соответственно "усложняться") за счет иных способов извлечения энергии из обедненной среды, чем у ныне живущих существ.
           Человек цивилизованный обладает этими качествами лишь отчасти. Не просматривается подходящего кандидата на перспективу дальше XXII века (если цивилизованный человек станет к тому времени реликтом, не поспев за изменениями окружающей среды) и среди позвоночных (разве что крысы). Скорее, это будет в целом реликтовый тип живых существ.
           Возможно, это будет кто-то из мелких насекомых, продолжающих успешно эволюционировать и в настоящее время. И процесс "укрупнения" у них вполне может быть иным, не связанным с увеличением "личных" физических размеров. Но это будет уже в целом иной процесс, воспринимаемый нами, как "воспринимается" современными человеку менее "успешными" существами его "успешная" поступь по Земле.

           Грустно смотреть из окна на мир

           Самолюбование и, пожалуй, всегда с оттенком мазохизма при тайном садизме, – вот в конечном итоге движители графоманства. "Вот какой я умный и понимающий, и видящий, и чувствующий суть явлений". Но заведомо те, кто решает судьбы моих произведений, меня не напечатают, и я так и останусь "литературным отщепенцем". Но в своем тайном воображении я могу что угодно творить с этим "заоконным" "реальным" миром.
           Но все же графоман не совсем то же самое, что тайный зритель. Последнему, кажется, доступны тайное сочувствие и глубокие глаза. Поэтому не удивляйтесь, что, когда я смотрю из окна на мир, мне грустно. Потому что даже люди, как живые существа, являются таковыми. Теперь это такая же установленная научная закономерность, как вращение Земли вокруг Солнца и законы тяготения. "И умножающий знанье умножает печаль" – как писал поэт. И хотя люди вызывают не так уж много сочувствия по сравнению со многими другими животными и растениями, все равно они тоже "несчастные сукины дети" – как писал один нобелевский лауреат.
           И хотя многое живет и ты можешь радоваться, что оно еще живо, и в апреле снова распускаются нежно-зеленые листочки на стойких, как оловянный солдатик, деревьях, все равно грустно, потому что растений, а значит и животных стало за окном значительно меньше, чем было 15 лет назад, когда я тут поселился. А люди за окном, сдается мне, так и не стали от этого счастливее.
           Да, конечно, я могу нести определенную ответственность за живущих в нашей квартире пауков, черных тараканов, сахарных чешуйниц, жуков-притворяшек, растения на подоконниках и обитателей аквариума. Но ведь мы отнюдь не вечны, а значит – что с ними будет потом? А с черными тараканами и сахарными чешуйницами, привыкшими, что ночью их высматривают и аккуратно через них переступают, которых (наряду с пауками) вытаскивают из ванны, первым делом закрыв сток, чтобы они туда не спрятались на свою беду, – что с ними будет даже в случае обмена квартиры?
           Вот еще почему, а не только потому, что его не печатают, как графомана, тайный зритель живет с печалью в глазах.
           Но есть еще и я, со здоровой долей здравого цинизма. Который накопительствует и эстетсвует по мере возможности, и отнюдь не отказался бы вести более дорогостоящий для иных живых существ образ жизни, если бы такая возможность на него свалилась.
           Возможно, это и есть "разэнление личности", – как писал один автор неопубликованной рукописи. А может быть, просто – наглая грусть.

           Тайный зритель закрывает окно?

           Так «что же дальше, маленький человек?» (как писал один писатель), что ждет тебя в XXI-м?
           Да, в общем-то, ничего. Ибо там, в итоге,

 

"Нет никаких счетов,
Есть обыденное банкротство"

– как писал поэт.
           И даже если графоман напишет очерк о черных тараканах, тайный зритель отчасти угадает ход событий, а я сохраню свою нищенскую синекуру, тот – заоконный – мир останется столь же равнодушен к этим достижениям, как и к "поведению" других живых существ. Российская вероятность как-нибудь чудом внезапно разбогатеть при российской же философствующей лени крайне ничтожна. Листать "сельскохозяйственный календарь за 1819 год" надоедает. Плодить нищее потомство в экологически деградирующий для нас мир, заодно прикладывая свои гены к продолжению уже вполне осознаваемой вакханалии по уничтожению иных живых существ, являющихся таковыми, не хочется. И этот индивидуальный эгоизм пока сильнее эгоизма обеспечить себе вероятную опору в старости.
           Мозги, правда, пока вроде как шевелятся и приобщаться к тому или иному религиозному уставу рановато. Так, может, на этой оптимистической ноте и закончить? Почему бы нет.

           Май 1997


           В очерке цитируются: Александр Блок, Апполинарий Развалов, Владимир Грицко, Джонатан Линн и Энтони Джей, Иван Крылов, Марк Лотарёв, Семен Кирсанов, Уильям Фолкнер, Федор Тютчев, Чарльз Диккенс, Эрнест Ураганов и книга Экклесиаст.


           Хотите обсудить этот очерк? Заходите на Форум.


Марк Лотарев Харьков 2005
РЕГИСТРАТУРА.РУ: бесплатная автоматическая регистрация в каталогах ссылок и поисковых машинах, проведение рекламных кампаний в Интернете, привлечение на сайт целевых посетителей.


Используются технологии uCoz